• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
vision

Сверхурочная страна

Почему в России растет конфликт между работниками и работодателями

Трудовые права в России не соблюдаются в отношении почти половины занятых. 56% граждан работают свыше 40 часов в неделю, большинство – без выплаты сверхурочных.

Кризис 2014–2016 годов эти процессы усилил: социальная защищенность на рынке труда снизилась, нагрузка выросла, но не привела к пропорциональному росту доходов, противоречие между работниками и работодателями стало одним из главных в обществе, утверждается в исследовании Натальи Тихоновой и Анастасии Каравай.

Уход от гарантий

Как показывают опросы населения, права работников в России в последние 10 лет нарушались все чаще. Ситуация обострялась в кризисные периоды 2008–2009 и 2014–2016 годов.

По данным мониторинга Института социологии РАН, в начале 2014-го основные гарантии (своевременная и «белая» зарплата, официальное трудоустройство, оплата отпуска и больничного листа) соблюдались лишь в 56% случаев, весной 2015-го – уже в 50%, к концу года, когда кризис достиг дна, – в 47%.

В октябре 2016 года ситуация несколько выправилась – 55%. Но общей картины это не изменило: базовые права в той или иной мере по-прежнему недоступны значительной части работающих. По данным социологов, это около 50% всех занятых.

Между бизнесом и государством

Степень социальной защищенности российского работника зависит, прежде всего, от формы собственности предприятия, говорят исследователи.

Высок уровень нарушений в частном секторе. 34% занятых здесь официально не оформлены, свыше половины (52–55%) получают зарплаты в конвертах, еще больше (54–58%) сталкиваются с проблемами в оплате отпуска и больничного.

В государственном секторе нарушений значительно меньше. Но их динамика, в отличие от частного, сильнее зависит от общего состояния экономики. Наибольшая доля бюджетников, заявлявших о несоблюдении законных гарантий, была зафиксирована именно в пик кризиса – осенью 2015 года.

По сотрудникам приватизированных предприятий (бывшие советские госпредпрития, ставшие частной собственностью) с особой силой ударило сокращение дополнительных социальных благ (ведомственные поликлиники, жилье, оплата транспорта и т.п.). Если в феврале 2014 года в этом вопросе они  приближались к госсектору (о наличии таких благ тогда заявляли 18% работников, на госпредприятиях – 21%),  то в октябре 2016-го сравнялись с частниками – 8%.

Динамика соблюдения прав работников предприятий с разной формой собственности

(не реализовывались следующие права,% от работающих, октябрь 2016 ) 

Источник: мониторинг Института социологии РАН

Перерабатывающая Россия

Кризис изменил продолжительность рабочей недели. Однако не сократил ее соразмерно переживаемым предприятиями трудностям, а, наоборот, увеличил, даже по сравнению с показателями прошлых лет.

В октябре 2014 года средняя продолжительность рабочей недели составляла 44,31 часа. В 2016 году она выросла до 45,3 часа. 56% всех занятых трудились сверх 40-часовой нормы, 12% – 60 часов и больше. Меньше 40 часов в неделю – только 10%.

Чаще всего под влиянием кризиса стали перерабатывать в городах с населением до 100 тысяч, в селах и поселках городского типа. Здесь работники более зависимы от работодателей и доля занятых свыше 40 часов в неделю доходит до 59% (октябрь 2016). Впрочем, в городах-миллионниках показатель немногим ниже – 58%. Лидирует среди них Москва с 68%.

«Таким образом, российская экономика в ходе нынешнего кризиса характеризовалась скорее повышенным спросом на труд, чем снижением потребности в нем», – делают вывод авторы исследования. Из этого, по их словам, следует, что всерьез говорить об экономическом кризисе в России в 2015–2016 годах не приходится: «судя по спросу на труд, последний кризис проявился не столько в сфере производства, сколько в сфере потребления: выросли цены, упал курс национальной валюты, обесценились сбережения».

Нагрузка без доплаты

Рост трудовых нагрузок не привел к пропорциональному росту трудовых доходов.

Лишь треть работающих свыше 40 часов в неделю получает сверхурочные. Реже всего (25%) – рядовые труженики торговли и бытового обслуживания, одна из самых бесправных и вместе с тем многочисленных (каждый десятый занятый в стране) профессиональных групп.

Отчасти это связано с тем, что торговля и сервис, как правило, вотчины коммерческие, и социальные права в них соблюдаются меньше всего. Однако даже в государственных организациях переработка не бесплатна только в 44% случаев.

Доля работников, получающих оплату сверхурочных

(% от имеющих продолжительность рабочей недели более 40 часов, октябрь 2015 – октябрь​ 2016)  

Источник: мониторинг Института социологии РАН

Съеденные инфляцией

Увеличение продолжительности рабочей недели не сказалось положительно и на зарплатах. Стоимость одного рабочего часа в 2014–2016 годах выросла, но тут же была поглощена взлетевшими ценами на товары и услуги.

«Более того, общий рост трудовых нагрузок россиян не обеспечил сохранения их реальных доходов не только в среднем, но даже у тех, чьи переработки работодателями оплачиваются», – обращают внимание исследователи. Заработные платы таких работников повысились с октября 2015 по октябрь 2016-го почти на 10%. Но, во-первых, это не ответ на накопленную за данные годы 23-процентную инфляцию и, во-вторых, повышение коснулось не большинства: в основном увеличились доходы руководителей и рабочих.

Поворот в сознании

Усиление эксплуатации в сфере труда стало одним из главных последствий кризисов и изменило общественное сознание. С весны 2008  по октябрь 2015 года доля граждан, считающих противоречие между работодателями и работниками одной из основных бед российского общества, увеличилась с 17% до 22%.

Острее всего проблему воспринимают занятые в частном секторе: в качестве одной из ключевых ее видят 30% работающих на бизнес. Среди представителей госпредприятий таких 20%. Это очень высокие показатели, утверждают социологи, гораздо выше, чем оценки россиянами остроты противоречий межнациональных, политических и имущественных.

 IQ

Авторы исследования:

Наталья Тихонова, д.с.н., профессор-исследователь факультета экономических наук, гл. науч. сотр. Центра стратификационных исследований Института социальной политики НИУ ВШЭ, гл. науч. сотр. Института социологии РАН
Анастасия Каравай, ст. науч. сотр. Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС, науч. сотр. Института социологии РАН 

Материалы по теме

Рухнувшие в бедность

Чье благополучие не прошло проверку кризисом

Гендерный парадокс

Ученые ВШЭ установили разницу между удовлетворенностью работой мужчин и женщин

Технологическая безработица

Почему машины не вытеснят человека с рынка труда

Работа на миллион

Что такое массовые профессии и есть ли у них будущее