• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Информационная перегрузка

Варвара Чумакова о том, как выжить в современной медиасреде

©Essentials

Сегодня человек ежедневно сталкивается с большими потоками информации. Их источники не только СМИ, но и социальные сети, публикации друзей, знакомых и т.д. Многочисленными стали и каналы получения новостей, а также коммуникации. В этом контексте ученые часто обсуждают феномен информационной перегрузки. Насколько велики ее масштабы и что делать, чтобы с ней справиться, рассказала преподаватель факультета медиа, коммуникаций и дизайна НИУ ВШЭ Варвара Чумакова.


Варвара Чумакова,
кандидат культурологии, преподаватель факультета коммуникаций, медиа и дизайна НИУ ВШЭ, руководитель просветительского проекта «Центр Циклона»

— Что такое информационная перегрузка с научной точки зрения?

У данного феномена нет однозначного научного определения. Для науки это скорее «зонтик», под которым прячутся разные проблемы. Но в целом можно сказать, что информационная перегрузка — фактор среды, который приводит к ситуации, когда с увеличением объемов поступающей к человеку информации снижается эффективность ее обработки, анализа и интерпретации. В свою очередь, это имеет последствия — физические, психические, социальные, политические, экономические и культурные.

— Вы утверждаете, что человеку постоянно приходилось справляться с информационной перегрузкой. А каковы ее современные особенности?

— Посмотрим на прошлое для начала. В древние времена перегрузка в большей степени касалась людей, которые что-то изучали и учили. И она в основном была связана с чтением. То есть страдала только узкая социальная группа — ученые и студенты, главным образом.

Затем в Европе уже в Новое время расцветает культура литературных салонов, кружков. Посещающие их люди интересуются поэзией, художественной литературой и сами что-то пишут. Специалисты по чтению говорят, что уже тогда появлялись жалобы на невозможность успеть ознакомиться со всеми книжными новинками. В одних салонах читали одно, в других другое. Так помимо ученых и студентов от информационной перегрузки стали страдать и деятели искусства. Но опять же речь идет об определенных социальных группах.

Сегодня информационная перегрузка касается практически всех, кто включен в новую медиасреду или находится в процессе включения. Последние могут еще сильнее ощущать на себе негативные эффекты. Такая повсеместность — один из главных признаков современной информационной перегрузки.

— Как вы считаете — современный человек готов к этой перегрузке?

Очевидно, что человек адаптируется к медиасреде и адапатирует медиасреду под себя. Он подбирает и настраивает нужные ему источники информации, и чем больше вызовов, тем больше возможностей «прокачаться» в этой сфере.

— Насколько осознанным является этот процесс?

Конечно, многие ничего не делают, и просто плывут или даже тонут в информационном потоке. Но точных цифр, сколько таких людей, как и тех, кто адаптируется — нет. И не очень понятно, как это узнать имеющимися методами.

Один из ярких примеров «плаванья по течению» — репосты в соцсетях безумных, фэйковых новостей. Это уже связано с медиаграмотностью. Фактически снижение собственной перегрузки — это часть медиа- или информационной грамотности. Проблемы с новостным потоком возникают как раз тогда, когда она низкая.

Полевые исследования Лаборатории медиаисследований ВШЭ в 2012-2014 годах в сельской местности России показали, что, например, сельские жители, которые смотрят по телевизору все, что им показывают, не всегда способны настроить свою медиасреду. Информация на них обрушивается потоком и вперемешку, в результате снижается эффективность ее оценки, анализа и интерпретации. 

— Какие стратегии адаптации к информационной перегрузке есть среди людей, имеющих высокий уровень медиаграмотности?

Здесь важно сказать про такое понятие как фильтрация. «Нет информационной перегрузки, есть сбой фильтров», — говорит писатель и исследователь интернета и медиасреды Клэй Ширки. Мы в любом случае так или иначе отфильтровываем информацию, потому что все, что к нам поступает, обработать невозможно. Когда перегрузка ощущается как усиливающаяся, мы вынуждены фильтровать еще сильнее.

Фильтрация происходит разными способами. Это показано в нашем недавнем исследовании «Влияние "информационной перегрузки" (information overload) на конструирование картины мира у пользователей Интернета в России». В рамках проекта мы провели пилотный опрос среди студентов Москвы, Санкт-Петербурга и Казани.

Самый распространенный способ фильтрации, как показали результаты, — регулирование подписок. Есть люди, которые особо не рефлексируют над этим — подписались, отписались и забывают. Другие подходят к делу более осознанно, — отписываются, например, конкретно от избыточной информации незнакомых или малознакомых людей, низкого юмора, агрессивных и негативных новостей, новостей, которые их лично не касаются.

Все очень ситуативно. Студент первого курса может подписаться на массу аккаунтов про экономику, но потом понять, что это просто выше его сил уследить за огромным потоком информации и проанализировать ее. И здесь проявляется современный уход от идеи энциклопедизма. Раньше считалось, что надо держать руку на пульсе всех новостей, это было нормально для среднестатистического порядочного человека. Сейчас люди, которые рефлексируют на тему перегрузки, уже осознают, что они не могут осилить все, и от чего-то надо отказываться. И они не стыдятся, что отписались, например, от новостей политики или экономики.

— Как еще, кроме отбора источников информации, может осуществляться фильтрация?

Другой интересный способ — это ориентация на лидеров мнений — персон, которые своими интерпретациями того, что происходит в мире, оказывают влияние на других. Я выделила три типа лидеров мнений. Первый — это близкие люди, которые разбираются в теме. Человек снимает с себя необходимость погружаться в информацию, отдавая это на откуп другу, родственнику. Другая история — подписки на разных селебрити. Участники интервью, например, говорили, что они не готовы читать все статьи в разных источниках. Но они знают, что тот или иной известный человек публикует самое интересное, поэтому фокусируют внимание только на том, что он репостит.

Бывают еще групповые чаты, когда люди объединяются в небольшие группы в Вайбере или Вконтакте, например. Получается редакция сама для себя. Один человек хорошо разбирается в спорте, другой в религии, третий в политике. Каждый из них отвечает за свои информационные потоки. Это, как правило, люди с высшим образованием, у которых есть интересы помимо дома, работы и т.д.

— Какой вывод можно сделать по итогам вашего исследования — молодые люди, которые активно сегодня пользуются социальными сетями и другими источниками информации, справляются с информационной перегрузкой? Для них это является проблемой? 

Я бы не сказала, что это является проблемой. Молодежь «прокачивает» свои способности, активно использует фильтры. Очень часто респонденты говорят, что нет никакой перегрузки, раньше была, сейчас все отфильтровали и от всего отписались, поэтому ничто не напрягает. Иногда, правда, молодые люди с сильной мотивацией сознательно выбирают информационную перегрузку. Один наш респондент рассказывал, что отказался почти от всего в жизни, чтобы, пока молодой, потреблять как можно больше информации с целью стать в будущем успешным и продвинутым. Некоторые считают, что это здорово, когда столько информации и можно много всего узнать.

Ученые давно бьют тревогу по поводу информационной перегрузки. Но одно из исследований в США с большим количеством фокус-групп показало, что перегрузка возникает, главным образом, из-за новостного негатива, а также среди неофитов — людей, которые только начинают пользоваться интернетом.

— А если говорить о профессиональных социальных группах, которые работают с большими объемами информации — журналистах, исследователях, например?

 Это отдельная история. Мы со студентами НИУ ВШЭ сейчас изучаем информационную перегрузку врачей, учителей, журналистов. Результаты показывают, что многое зависит от инфраструктурных вещей. Часто среди врачей и учителей информационная перегрузка действительно имеет негативный эффект, просто в силу того, что им так организовали работу.

А вообще новая профессиональная информация в современном мире появляется с очень большой скоростью. Например, врач Павел Бранд пишет, что «в середине прошлого века медицинские знания обновлялись полностью раз в 50 лет, <…> в 1980-х гг они удваивались уже раз в 7 лет, в 2005 — раз в пять лет. В 2010 — раз в три с половиной года. К 2020 году медицинские знания будут полностью удваиваться каждые 73 дня».

Появляется очень много новых исследований. И как в социальных медиа возникают пузыри по потреблению новостей, так они возникают и в науке. Бывают ситуации, когда человек просто не в состоянии прочесть все, что опубликовано по его теме, ему просто жизни на это не хватит. Например, в 2016 году в журнале Nature вышла статья с рассказом о том, как ученые адаптируются к информационной перегрузке в литературе по своей теме. Во-первых, можно кооперироваться в клубы по темам. Во-вторых, часть ученых больше доверяют информации о новых публикациях и открытиях, полученной в социальных сетях от своих коллег, нежели той, что просто ищется в базе данных. Наконец, некоторые авторы создают свои системы слежения за информацией по теме.

— Может ли искусственный интеллект в будущем прийти на помощь?

Сложно сказать, это должен быть очень продвинутый искусственный интеллект. Может быть к тому моменту, когда он таким станет, мы найдем еще какое-то решение проблемы перегрузки. Сегодня есть практика, когда большие руководители нанимают себе так называемых гейт кипперов (gate keeper (англ.) — привратник). Это люди, которые помогают искать, анализировать и отбирать необходимую информацию из больших объемов. Возможно такая услуга станет более распространенной. Но эта практика поднимает вопросы манипуляции — по сути, гейткипер может легко манипулировать своим заказчиком, скрывая от него ту или иную информацию. Это описано еще в медиатеориях XX века как «эффект привратника».

— Человек в современной медиасреде не только потребляет информацию, но и активно коммуницирует по разным каналам — электронная почта, соцсети, скайп и т.д. Не происходит ли отмирание каких-то способов коммуникации?

Разнообразие каналов коммуникации – достаточно удобная вещь. Как показывает практика, «старые» типы коммуникаций не всегда отмирают с приходом «новых», но меняют контекст использования. Мы не перестали звонить с появлением смс, или не перестали посылать смс с появлением мессенджеров. Но изменились привычные ситуации, в которых мы теперь звоним или посылаем смс. Например, одно из исследований антрополога Дэниэла Миллера, проведенное среди мигрантов из Филлипин в Британию, показало, что, когда им хорошо, они звонят своим детям в Филиппины по скайпу. А когда плохо — пишут электронные письма, чтобы дети не заметили этого. Вот пример, когда для разных случаев нужны разные каналы коммуникации.

— А как меняется культура общения с ростом каналов коммуникаций?

Пока еще некая новая культура не устоялась. Все зависит от круга общения и от образа жизни. Я проводила как-то пробный эксперимент, спросила друзей в Facebook, что они делают со своими гаджетами перед сном и пишут ли кому-либо по работе в нерабочее время. Вообще, это интересный вопрос — как информационная перегрузка, границы дня и ночи и этические моменты общения сопоставляются. Более 50 человек разных социальных статусов, профессий, пола и возраста оставили около 200 комментариев. Практически все что-то делают с гаджетами перед сном – отключают, ставят на беззвучный режим, включают авиарежим или режим «не беспокоить» и т.п. Есть редкие исключения — люди, которые не работают или у кого мало социальных связей. Они ничего не отключают, и считают, что, если им кто-то позвонит вечером или ночью, значит что-то важное произошло.

А в целом три основные установки можно выделить. Первая — 24 часа онлайн. Она касается людей, у которых работа связана с экстремальными ситуациями — скорая помощь, поиск людей и т.п. Они просто должны быть круглосуточно на связи.

Другая позиция заключается в том, что интернет ахроничен (коммуникации в нем не синхронизированы, не совпадают по времени). При таком подходе человек пишет, когда угодно, ему отвечают, когда угодно. Он не обижается, если не ответили сразу и не против того, чтобы ему самому ночью кто-то писал. Если человеку надо, чтобы его не беспокоили, он сам об этом заботится — выставляет беззвучный режим и т.д. Можно предположить, что это свойственно людям, у которых много знакомых в разных часовых поясах, и у кого друзья с разным ритмом и стилем жизни. У них у самих часто свободный творческий график, они могут в три часа ночи писать статью и т.п. И они отключаются тогда, когда им нужен отдых. 

Третий вариант — оффлайн переносится на онлайн. То есть, если не принято звонить по работе в полночь, то и писать на эту тему в почте или чате человек не будет. Это скорее всего характерно чаще для офисных работников, которые привязаны к определенным часам, и у них круг общения такой же.

— Сейчас нередко говорят о таких явлениях, как цифровой детокс. Можете рассказать подробнее, что это такое?

Есть два «движения» — цифровой детокс (от англ detox — очищение) и цифровой шаббат (шаббат — седьмой день недели в иудаизме, когда предписано воздерживаться от работы). Они заключаются в сознательном отказе от пользования интернетом в определенное время и ориентации на оффлайновые ценности в первую очередь. Оба эти движения критикуют общество потребления и рассматривают информационную перегрузку как навязанное потребление информации. Информация воспринимается как еще один товар, который человеку на самом деле не нужен. Цифровой детокс предлагает использовать цифровые технологии только как инструменты и не придавать отдельную сверхценность пребыванию в цифровой среде. Отсюда манифест — disconnect to reconnect (отсоединиться, чтобы воссоединиться).

Цифровой шаббат же менее категоричен и предлагает раз в неделю выключаться из цифровой среды, чтобы побыть с самыми близкими — пить вино, жечь свечи, говорить о важном и не читать френдленту.

Цифровой детокс и цифровой шаббат иногда соединяются с религиозными или духовными практиками. Есть даже специальные детокс-туры, когда люди группами уезжают куда-нибудь в горы и сознательно не пользуются интернетом, наслаждаясь природой, живым общением, физическими и духовными практиками и т.п. 
IQ 

Автор текста: Селина Марина Владимировна, 14 февраля