• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Сила отрицательного примера

Какую семью хотят современные подростки

©Essentials/ISTOCK

При всей значимости друзей, семья остается для подростков главной ценностью, показали исследователи НИУ ВШЭ. При этом молодые люди часто не хотят следовать примеру своих родителей.

Курсы счастья

Обычные приметы подросткового возраста — самоопределение, бунтарство, трудные взаимоотношения с родителями и значимость поддержки со стороны сверстников — вовсе не означают, что старшеклассники теряют потребность в семье. В сложных ситуациях они идут прежде всего к родителям, в первую очередь — к матери, подчеркивает заведующий Лабораторией профилактики асоциального поведения Института образования НИУ ВШЭ Артур Реан. Анкетный опрос более чем 5500 старшеклассников от 14 лет из Центрального, Приволжского, Сибирского, Уральского федеральных округов подтвердил, что семья имеет для подростков первостепенное значение. В пятерке главных ценностей семья стала абсолютным лидером: ее назвали почти три четверти — 72,5% — респондентов. Второе место заняла любовь (58,4% опрошенных), третье — здоровье (52,4%). Следом идут друзья и успех (43,6% и 36,1% соответственно).

«Может возникнуть вопрос, не было ли здесь социально приемлемых ответов, то есть не ответили ли дети так, как от них ожидали взрослые,  комментирует Артур Реан. — Ну, во-первых, почти все названные ценности — просоциальные, по этому критерию они все равны. Во-вторых, опрос был анонимный. Исследователи не спрашивали детей, кто они. Ответы на опросник при всем желании нельзя было связать с конкретным учеником. В-третьих, опрос проводился онлайн, и партнером ученика был только компьютер. В-четвертых, столь значительный объем выборки, да еще включающий в себя не только разные школы, но и разные регионы и даже разные концы страны, нивелирует индивидуально-психологические особенности респондентов»

Респондентам был также задан прямой вопрос, служит ли семья «обязательным условием счастья». 68% подростков ответили утвердительно.

Однако при этом выяснилось, что родительская семья отнюдь не расценивается подростками как пример для подражания.

Респондентов спросили: «Хотите ли вы, чтобы ваша будущая семья была похожа на ту, в которой вы выросли?». Положительно ответили лишь 42% старшеклассников. 34% точно не хотели бы такого фамильного сходства, и еще 24% затруднились с ответом. В сумме для 58% молодежи «их нынешняя, родительская семья не является ориентиром и образцом», отмечает исследователь. (Вопрос о причинах такого восприятия респондентам не задавался.) 

В этом одна из причин неготовности молодежи к браку и высокой статистики разводов в первые годы супружества, полагает Артур Реан. Комментарий к этим фактам дали и сами старшеклассники — в вопросе о подготовке к браку. 66% считают, что человека нужно специально учить семейным отношениям. Речь не обязательно о специальном предмете в школе. Тут голоса разделились: 38% считают необходимыми такие занятия и ровно столько же — нет. Любопытно, что в декабре прошлого года Минобр официально заговорил о школьном курсе семейного счастья.

«Конечно, специальный курс по основам семейной жизни не решит всех проблем, но он может помочь в их решении, причем достаточно эффективно, — полагает исследователь. — И все же главный фактор подготовки к семейной жизни — это сама родительская семья. Именно в ней усваиваются основные образцы семейного поведения. К сожалению, современная семья в этом плане не всегда поставляет лучшие образцы». Возможны и другие варианты подготовки к супружеству — психологические курсы и тренинги. Впрочем, «на раннем этапе подготовки к семейной жизни какие-то специальные занятия у психологов не очень нужны», считает эксперт. Другое дело, что сам курс «семьеведения» должен быть «в значительной степени насыщен психологическим знанием».

Авторский коллектив с Артуром Реаном во главе разрабатывает программу такого курса. Большое место в нем уделяется способам поведения в семейных конфликтах, путям их предупреждения, компромиссу и взаимопониманию.

Неравные отношения

Любовь, взаимную поддержку и умение идти на компромиссы респонденты считают основой счастливого супружества. «Школьников не спрашивали, есть ли все это в родительской семье, — поясняет эксперт. — Зато специально изучалось отношение детей (дифференцированно) к отцу и к матери». Сила влияния отца и матери на ребенка, распределение их ролей вносят вклад в восприятие семьи.

По влиянию на детей в период взросления матери более чем вдвое превзошли отцов — 57,5% против 23,7%. Отцы проигрывают со слишком большим счетом, отмечает исследователь. Это может объясняться большей эмоциональной близостью матери к детям. Играет роль и временной фактор: отцы проводят с детьми значительно меньше времени, чем матери. Это может быть связано со спецификой работы (например, вахтовый метод, командировки) или с социокультурными стереотипами. Так, в массовом сознании по-прежнему популярна установка, что уход за ребенком — «не мужское дело».

Парадный портрет родителей

Подростков просили охарактеризовать родителей (по методике «80 прилагательных» Артура Реана). Обобщенные портреты отца и матери оказались почти полностью положительными. Такие качества, как добрый, надежный, заботливый, ответственный, семейственный, умный, искренний, одинаково характерны для обоих родителей. Большинство дескрипторов (определений) отражают эмоциональные и моральные качества. Различия между описаниями родителей в том, что для матерей большинство дескрипторов характеризуют отношение к другим людям, а у отцов — с когнитивными составляющими и авторитетом.

Матерей описывают как аккуратных, ласковых, человечных. «Мать в сознании респондентов — это не только исключительно положительный человек, но альтруистическая личность, центрированная на других людях, — комментирует исследователь. — Конечно, за этим образом стоит факт центрации матери не вообще на абстрактных людях, а на собственном ребенке, и альтруистической любви по отношению к нему же». Среди качеств отцов — авторитетный, веселый, мудрый.

Недостатки родителей упоминаются крайне редко. Но у отцов вес негативных характеристик оказался все же больше. «Дескриптор «лживый» в портрете матери имеет вес 2%, а в портрете отца — 6%, — пишет исследователь. — Такое же соотношение по характеристике «бездушный» — вес 2% в портрете матери против 6% в портрете отца». Не исключено, что дети предъявляют к отцам «более жесткие требования, задают более высокие стандарты». Или с отцами просто складываются менее доверительные отношения. Так или иначе, тема отцовства остается одной из самых острых в социологии семьи.

Рамки семьи

Респондентов спросили об отношении к гражданским (незарегистрированным) бракам. Большинство — 54% — считают сожительство нормальным явлением, что согласуется и с установками взрослых россиян. Против таких союзов — лишь 17% опрошенных.

А вот к рождению детей вне брака отношение менее терпимое. Лишь 35% считают это нормальным явлением. Ровно столько же выступают против, 29% затруднились с ответом.

Молодых людей можно с некоторыми оговорками назвать традиционалистами, отмечает Артур Реан.

«Понятно, что, когда 54% считают сожительство нормальным явлением, это вряд ли можно назвать «традиционализмом», — говорит исследователь. — Ясно также, что когда, пусть и меньшинство, но все-таки 35% считают нормальным явлением рождение детей вне брака, это тоже мало похоже на традиционные семейные ценности. С другой стороны, и в первом, и особенно во втором случае очень значительная доля молодежи проявляет прочные просемейные установки».

Странно было бы ожидать совсем революционных изменений в этом вопросе, учитывая тысячелетнюю историю института семьи, продолжает Реан. «Да, сегодня функция взаимной материальной поддержки и экономического выживания для семьи перестает быть столь основополагающей, как раньше, хотя и остается все равно существенной, — отмечает эксперт. — Но ведь есть еще функция взаимной личностной, моральной, психологической поддержки. А ее ничто лучше семьи пока не выполняет. От реализации этой функции сильно зависит социальная адаптация и выживание личности в современном мире».

По репродуктивным установкам сложилась любопытная картина. Большинство респондентов — 49% — планируют иметь двоих детей (это характерно и для более старших поколений), 15% готовы родить только одного. Это соответствует реальной ситуации — в большинстве российских семей один или два ребенка.

Зато неожиданно много оказалось тех, кто хотел бы троих детей, — 39% (похожую тенденцию несколько лет назад отметили и демографы). Если бы эти установки реализовались, это содействовало бы ощутимому приросту населения. Двое детей в среднестатистической семье означают лишь замещение поколений (простое воспроизводство населения), три ребенка — уже увеличение численности населения. 

Однако нужно иметь в виду, что существует разница между желаемым и реальным числом детей в семье. Это касается и тех, кто в принципе не готов к материнству/отцовству. Такие респонденты со временем могут пересмотреть свои установки.

«В целом старшеклассники видят в семье опору, но в то же время сознают, что отношения в семье не идеальны и их нужно учиться выстраивать их правильно», — заключает Артур Реан.
IQ

АВТОР ИССЛЕДОВАНИЯ:
Артур Реан, заведующий Лабораторией профилактики асоциального поведения Института образования НИУ ВШЭ
Автор текста: Соболевская Ольга Вадимовна, 12 марта