• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Список литературы: социальное неравенство и средний класс

Капитал в XXI веке, географическое расслоение и четверть века после СССР

©Ozon

В новом выпуске рубрики «Список литературы» профессор Факультета мировой экономики и мировой политики Леонид Григорьев и приглашенный преподаватель Виктория Павлюшина рассказывают о самых интересных научных работах о среднем классе и социальном неравенстве. 

Эта тема грандиозна и всегда политически напряжена. Если кто-то пользуется понятием «класс», то за этим немедленно возникает идея классового конфликта. Постмарксистские подходы оперируют «слоями» общества, которые весьма различны, но не являются неизбежными антагонистами. В этой сфере нет совершенно стройной и бесспорной теории. Например, социологи так и не договорились, как точно разделять средний «класс» на слои и чем он отличается от богатых и бедных. Читатель не должен удивляться, что большинство книг именно о среднем классе, а не «структуре общества» в целом. Дело в том, что о богатых пишут мало и с ними все понятно, равно как и с бедностью. Понимание современной структуры общества в развитых странах зависит от анализа среднего класса. На него приходится 50–70% семей, — чем выше ВВП на душу населения, тем при прочих равных выше его вес.

The American Class Structure in an Age of Growing Inequality
Gilbert D.

Прежде всего стоит выделить серию работ по структуре американского общества — работы серьезные, статистически надежные, концептуально последовательные, хотя с ними спорят другие авторы. Читать стоит Денниса Джилберта. Но не будем забывать, что все началось с Blau P., Duncan O. «The American Occupational Structure» (New York: Wiley, 1967). Автор показывает, как меняется структура американского общества со времени «пика» равномерности в середине 1960-х годов. Для всех сомневающихся в работах социологов тут есть возможность самим покопаться в таблицах и представить себе структуру общества практически на микроуровне — по видам  занятости и доходов. Скажем, в случае США есть огромное смещение доходов в сторону высокооплачиваемых менеджеров, финансистов и даже профессоров. Так что средние показатели доходов весьма отличаются от медианных. Это, кстати, англосаксонская специфика — неравенство огромное, но вертикальные лифты работают при жизни, а не в неопределенном будущем работника. Шанс вырваться из «низов» не такой большой, но реальный и хорошо рекламируется.

Средний класс после кризиса. Экспресс-анализ взглядов на политику и экономику
Шаститко А. Е., Салмина А. А., Григорьев Л. М., Макаренко Б. И. 

Вторая работа интересна тем, что в ней содержится попытка классификации нашего общества в стиле американской традиции. Там представлен обзор теории и опрос «высшего среднего класса» на выходе из кризиса 2008–2009 годов по целому ряду важных пунктов: отношение к плоскому налогу и тому подобное. Содержание книги — от «описания методики и методологии исследования», «ограничений анализа и повестки для дальнейших исследований» до специфических тем. Последние распадаются на топики, актуальные и для текущего кризиса:
Средний класс и политическое участие; формирование запроса на демократию? отношение к конкретным механизмам демократии; хочет ли средний класс демократии?
Социальные проблемы глазами среднего класса: отношение к неравенству и механизмы перераспределения ресурсов; налоговая система как инструмент перераспределения;
Экономический кризис глазами среднего класса; тяжесть кризиса; отношение к реакции государства на него; выход из кризиса — опасности и возможности.

В заключении авторы анализируют ответы про «демократические ценности и институты демократии» через призму «направленной рефлексии» представителей среднего класса.

Средние классы в России: экономические и социальные стратегии
Малева Т.М. (Ред.-сост.)

Это серьезная монография большой группы первоклассных авторов показывает сложность структуры «средних классов», различия их стратегий, что делает его крайне неоднородным. Она основана на социологическом обследовании, охватывающем 5 тысяч домохозяйств в 12 регионах России. Работа сделана в рамках единых подходов, хотя существуют и иные интерпретации. Помимо методологических оснований, в работе дан обширный статистический материал, включая большой опрос. Социальные страты рассматриваются по имущественному положению, по самоидентификации, в социально профессиональном плане и в географическом отношении. Авторам удалось выделить «средний класс» в пределах 20–25% российского общества на начало 2000-х годов, а также показать структуру общества «ниже среднего» и низший класс.


Capital in the Twenty-First Century
Piketty T.

Эта нашумевшая книга является, по существу, громадным статистическим исследованием. Автор попытался свести единообразную картину неравенства в развитом мире. Пикетти сделал вывод, что усиление неравенства по доходу и богатству происходит в первую очередь за счет того, что верхние слои населения становятся более богатыми. А это само по себе «убивает» идею о том, что материальный достаток человека зависит в большей степени от его индивидуальных способностей.

Ряд известных ученых дали понять, что не согласны с автором, но им придется проделать сложный и тонкий анализ, чтобы найти ошибки. С нашей точки зрения, он показал на статистических данных очевидный факт (мы показали это в других работах до выхода данной книги), что неравенство в развитых рыночных демократиях не только стало высоким, но и вернулось к показателям после Октябрьской революции (или Первой мировой войны).

Разумеется, уровень душевого дохода вырос, но неравенство остается важнейшей характеристикой общества. Если оно застойное — а оно, по нашему мнению и по расчетам за 1990–2014 годы, действительно застойное, — тогда стоит задуматься о роли рынка и государства, целях развития. То есть статистика порождает важные размышления в сфере социологии и политологии. Сам автор предложил ввести налог на богатство и стал давать интервью в стиле «нового Маркса», что, на наш взгляд, спорно и для статистики несколько преждевременно.


Четверть века после СССР: люди, общество, реформы
Дуткевич П., Саква Р., Куликов В.И., Шестопал Е.Б., Шутова А.Ю., Якунина В.И. (Ред.-сост.) 

Эта книга в тринадцати главах выходит за сферу собственно социальной структуры российского общества. Она, в некотором смысле, преодолевает границы между социологией и политологией и осмысляет проблемы российского общества в целом, включая элиту. Ее название привязано к юбилею перехода от советского общества и планового хозяйства к демократии и рынку. Выход книги застал спад производства и напряженную дискуссию о состоянии общества, итогах прошедшего периода и характере произошедшей трансформации.


Economic growth and income inequality
Kuznets S.

Эта книга — одна из базовых для прочтения по теме. Её автор — Симон Кузнец — основатель новой школы исследований распределения доходов и богатства. Кузнец пришел к выводу, что неравенство по доходам снизится автоматически, как только страна достигнет высокого уровня экономического развития. «Кривая Кузнеца» показывает, что по мере развития экономики страны неравенство сначала постепенно увеличивается (в период ранней индустриализации), а потом заметно снижается (ввиду того, что все большая часть населения имеет доступ к благам индустриализации). Несмотря на то, что идея, высказанная исследователем, оказалась не совсем верна и не подтвердилась во времени, Кузнец сделал большой шаг на пути изучения проблемы неравенства. Он был первым экономистом, который основывал свои исследования на широкой статистической базе данных. Так, например, Симон Кузнец отмечал серьезное падение доли 10-го дециля в распределении доходов в США между 1913 и 1948 годами — с 45-50% до 30-35%.



Global inequality: A New Approach for the Age of Globalization
Milanovic B.

Исследователь Бранко Миланович в своей работе предлагает отличающийся от всех способ рассмотрения неравенства — «не по классам, а по местонахождению», то есть настаивает на том, чтобы рассматривать население глобально, а не отдельно по странам. При этом автор ставит вопрос о том, что гражданство можно рассматривать как ренту или наказание, если рассматривать проблему неравенства не с национальной, а глобальной перспективы.


Inequality — What Can Be Done
Atkinson A.

Энтони Аткинсон — один из наиболее известных исследователей  разного рода неравенства второй половины XX века. Аткинсон на протяжении более чем 40 лет показывает в своих работах, что основная проблема современности состоит не в том, что богатые становятся все более богатыми, а в том, что проблема бедности при этом не решается. Общий экономический рост не приводит к значительному улучшению положения низших слоев населения, а быстроизменяющаяся экономика оставляет все больше людей за границей благосостояния. Исследователь подчеркивает, что решение проблемы состоит не в том, чтобы повысить налоги для богатых (в т.ч. налоги на роскошь), а обратиться к структурным проблемам комплексно — с точки зрения технологий, социальной стабильности, распределения капитала и налогообложения. Аткинсон является сторонником принятия активных мер по борьбе с неравенством и отрицает распространенный тезис о том, что глобализация сведет все усилия к минимуму, а необходимые для решения проблемы меры чрезвычайно дороги. В свое работе «Неравенство» он предлагает правительствам стран направить все усилия на гарантирование занятости и жесткий контроль за заработными платами. Аткинсон подчеркивает, что неравенство по доходам — это, в первую очередь, неравенство возможностей.

Социальное неравенство как проблема экономической стратегии России
Григорьев Л. М., Павлюшина В.А.

В статье рассматриваются особенности современного российского неравенства, которое вышло из трансформационного кризиса 1990-х гг., падения ВВП на 43% и специфики приватизации. В 2000-х гг. социальное неравенство в нашей стране отличается ригидностью, несмотря на экономический рост. Поскольку значительное застойное неравенство негативно сказывается на росте и состоянии общества, его снижение важно в долгосрочном плане и должно стать в будущем частью стратегии страны.

Автор текста: Корбанкова Александра Павловна, 16 марта