• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Логика невежества

Почему нефтяники не восприимчивы к экологии

©Signature/ISTOCK

Высший менеджмент российского нефтебизнеса не образован в вопросах экологии, не понимает важности экологической безопасности и не желает тратить на эти цели деньги, сделала вывод Софья Виллоизучив деятельность одной из крупнейших нефтяных компаний в РФ.

Инкогнито о важном

Как показывают результаты исследований в США, Канаде, Норвегии, Великобритании*, основной причиной низкой восприимчивости нефтяников к экологии в развитых странах является эгоистичное поведение (жажда прибыли).

В России ситуация оказалась другой. Здесь присутствует не логика эгоиста, а логика невежества. И это проблема не отдельно взятых управленцев. Анализ практики одной из ведущих компаний нефтяного рынка подтвердил: непонимание ответственности за состояние окружающей среды поддерживается образовательной, финансовой и политической системами.

В целях сохранения конфеденциальности участников исследования название компании не разглашается.

Нефтяная компания Х входит в группу компаний XT и занимается проектом Z по освоению месторождения Alfa на территории РФ. Освоение началось в 1990-х годах, связано с серьёзными экологическими рисками, неоднократно подвергалось критике природоохранных организаций. При этом проект Z — масштабный и государством воспринимается как стратегически важный.

Базу исследования составили:

 112 задокументированных источников информации (пресс-релизы компании и критикующих её экологов, отчеты, корпоративные журналы, обзоры, интервью и т.д.);

 15 глубинных интервью с менеджерами компании, принимающими решения по экологической безопасности проекта, и с внешними экспертами, сотрудничающими с компанией в области экологической безопасности.

Боль «зеленых человечков»

Не понимая значения экологической безопасности, менеджеры высшего звена не торопятся финансировать меры по ее обеспечению, свидетельствуют опросы представителей компании (руководства и экспертов по экологической безопасности).

Отсюда — препятствие к реализации таких мер при разработке месторождения Alfa. Сотрудников не обучают экологическому поведению, неверно определена зона экомониторинга, не классифицируются производственные отходы.

«Вот, как пример: отходы должны классифицироваться, раскладываться по классам. Значит, нужно все отходы, которые образуются на платформе, разложить по контейнерам, по классам. Кому это надо? Кому это охота делать? Это очень нудная работа. И зачем? В одну кучу свалил всё и сдал» (менеджер компании–оператора нефтяной платформы).

Из непонимания вырастает негативная реакция и даже оппозиция к специалистам, отвечающим за экологическое направление.

«Работать тяжело. Я на своём веку… имел очень и очень много неприятностей с руководителями. Надо доказывать, что надо делать именно так, объяснять для чего и почему; объяснять, почему ещё деньги нужно платить, причём в соответствии с законодательством» (эксперт по экологической безопасности в компании-операторе нефтяной платформы).

Такие сотрудники воспринимаются как «зеленые человечки», отстаивающие непонятные цели. Встретить подобное отношение на зарубежных предприятиях, по мнению участников исследования, невозможно.

«Там не надо два раза объяснять, что такое экология. А здесь [В российской нефтяной компании X.] надо объяснять, что платформе нужен не один доктор, а два. Я для них, получается, как «Гринпис». А «Гринпис» — это кто?... “Юноша бледный со взором горящим”» (эксперт по экологической безопасности в компании-операторе нефтяной платформы).

Сбой в образовании

Истоки оппозиционности менеджеров специалисты по экологической безопасности видят в необразованности в вопросах экологии. Та, в свою очередь, произрастает из изъянов российской системы образования, не уделяющей должного внимания природоохранным проблемам.

«Вообще, экология — это такая более узкая дисциплина. Руководителям экология не нужна, понимаете. Я сам работал руководителем на Севере до 93-го года. Слова «экология» я там не слышал. Единственное, что входило в систему работ по экологии, это рекультивация земель, нарушенных земель, где скважины бурились. Их нужно было нам сдать оленеводческим совхозам в нормальном положении: установок не было буровых, оборудование вывезено, планировка сделана, засыпана… Может, травка посеяна... Вот это надо было делать. Только и всего» (менеджер компании–оператора нефтяной платформы).

От невежественного руководителя сложно ожидать и желания просвещать подчиненных.

«Менеджмент у нас пока ещё никакой. Мы планировали обучить весь кадровый состав вопросам экологии, чтоб они делали, знали, изучали. Нет, ничего…» (эксперт по экологической безопасности в компании-операторе нефтяной платформы).

Не мотивирующий госконтроль

Проект по освоению месторождения Alfa получил господдержку, в том числе налоговые льготы. Это гарантировало компании Х рентабельность, но не мотивировало заботиться об экологии региона: льготы были предоставлены без дополнительных требований к соблюдению экостандартов.

Не повышает мотивацию и организация экологического госконтроля. Автор исследования выделяет «два механизма, с помощью которых существующая политическая система в России поддерживает корпоративное невежество в вопросах экологии»:

 Сложная иерархичная система надзора (например, план ликвидации разливов нефти требует согласования с территориальным органом МЧС, администрацией морского порта, соответствующими представительствами федеральных органов исполнительной власти, специализированными морскими инспекциями Минприроды).

 Работа контролирующих институтов, склонных злоупотреблять властью.

Прежде всего, в интервью говорят о сложностях общения с государственной экологической экспертизой (Госэкологоэкспертиза), через которую проходит каждый проект, связанный с негативным влиянием на экологию.

«Там сидят эксперты, которые к промышленности отдалённое имеют отношение. Они имеют отношение к разным общественным фондам, общественным институтам – по защите земли, по защите сферы, по защите атлантического моржа…, одуванчиков, пончиков, белочек. И вот с этими людьми приходится работать. Они пишут в государственной экологической экспертизе не то, что по закону положено, а то, чтобы было, как им хотелось бы — первое, второе, третье и чтоб сверху бантик был» (менеджер компании–оператора нефтяной платформы).

В качестве российской особенности участники интервью назвали нежелание нефтяных компаний взаимодействовать друг с другом. Его истоки – также в системе государственного контроля. Замкнутая по вертикали, она не предусматривает горизонтальных связей. Не случайно в проекте Z не была реализована ни одна из мер, требовавшая контактов с конкурентами.

«Менеджеры высшего звена компании X отказывались от любых мер экологической безопасности, если они предусматривали какое-либо взаимодействие с компаниями-конкурентами. Ни внутренним, ни внешним специалистам компании по экологической безопасности не удавалось провести в компании такие меры экологической безопасности, как организация транспортировки нефти на берег по трубопроводу от нефтяной платформы; разработка совместной с российской нефтяной компанией M системы реагирования на разливы нефти; координация деятельности между компанией X и другими нефтяными компаниями в области экологического мониторинга региона».

Причины невосприимчивости российской нефтяной компании к экологической безопасности

 Культура отечественного менеджмента (непонимание менеджерами высшего звена проблем экологической безопасности).

 Сбой системы образования (отсутствие образования в области экологии у менеджеров высшего звена).

 Финансовая система (государственная антиэкологическая политика, предусматривающая предоставление налоговых льгот без обязательств соблюдения высоких стандартов охраны окружающей среды).

 Политическая система (вмешательство государства в принятие решений по экологической безопасности; искаженное целеполагание в работе государственных институтов в области экологической безопасности).

* США [Shrivastava 1995; Perrow 2009; Crilly, Sloan 2012], Канада [Boiral, Baron, Gunnlaugson 2014], Норвегия [Hart 2013], Англия [Crilly, Sloan 2012].
IQ 

Автор исследования:
Софья Вилло, старший преподаватель департамента менеджмента НИУ ВШЭ в Санкт-Петербурге 
Автор текста: Салтанова Светлана Васильевна, 2 апреля