• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Будущее, которое уже наступило

Как технологии меняют человека

©Essentials/ISTOCK

Цифровые технологии трансформируют не только общение между людьми, но и их самих. Проникновение технологического в биологическое может обернуться еще большим социальным расслоением вплоть до формирования двух параллельных цивилизаций — созданной только природой и технически дополненной.  Об этом IQ.HSE рассказал профессор, главный научный сотрудник Научной лаборатории интернета вещей и киберфизических систем МИЭМ НИУ ВШЭ Евгений Кучерявый.


Евгений Кучерявый
доктор технических наук (PhD), главный научный сотрудник Научной лаборатории интернета вещей и киберфизических систем МИЭМ НИУ ВШЭ, профессор факультета бизнеса и менеджмента НИУ ВШЭ

— Расскажите, чем вы и ваши коллеги занимаетесь в рамках работы в лаборатории?

— Мы работаем на стыке медицины, биологии и технологий. Биологи сегодня активно разрабатывают технологии, которые помогают получать информацию из живого организма. Например, сейчас, когда появляется недомогание, мы пока еще идем в лабораторию и сдаем кровь на предмет наличия антител. Завтра результаты анализов можно будет получать автоматически. Датчик внутри организма определит наличие инфекции и передаст информацию об этом через интерфейс в цифровую сеть Интернет. Наша задача — создание подобных интерфейсов, соединяющих живой организм и цифровой мир.

— В одной из ваших недавних статей фигурирует термин «дополненный человек». О чем идет речь?

— Уже сегодня человека можно дополнить или усилить определенными функциями.  Например, из фантастических фильмов известно, что такое экзоскелет. Конструкция, повторяющая форму тела, позволяет стать кем-то вроде супермена. Все это постепенно воплощается в реальность. Есть уже экзоскелет, с помощью которого одной рукой обычный человек может поднять более 100 кг.

Очевидно, в развитии подобных технологий заинтересованы изначально, прежде всего, оборонные организации. Военной сфере необходимо, чтобы человек прыгал дальше, бегал быстрее, эффективно преодолевал сложные ситуации, даже, когда это кажется невозможным.

Другая сфера, которая работает на конвергенцию живого организма с технологиями, конечно, — медицина.  Речь идет о человеческих жизнях, что является стимулом разработки разных имплантов, в первую очередь, для больных людей. Сейчас есть возможность считывания электрических сигналов нервных окончаний и их интеграции практически с любыми механико-электрическими устройствами. Это открывает новые перспективы в восстановлении, например, парализованных пациентов.  В целом отдельные части тела можно дополнить и сделать, допустим, улучшенную руку с искусственными мышцами или механизмами, которые интегрированы с нервными окончаниями.

За последние несколько десятилетий в лабораториях появилось достаточно много наработок по рассматриваемой тематике. Мы продвинулись в этих процессах намного дальше, чем кажется. Но с точки зрения воплощения таких проектов в реальность в коммерческом формате, пока нельзя говорить о том, что человек может быть существенно дополнен. Тем не менее, отдельные компоненты уже реализуемы, и до открытого рынка осталось совсем немного времени.

— Когда в данном контексте звучит слово «рынок», возникает вопрос, не влечет ли все это за собой новый вид неравенства, когда одни люди могут быть дополненными и улучшенными, а другие нет?

— Хороший вопрос. Как-то находясь в отпуске, я размышлял на пляже именно об этом. По купающимся и загорающим людям не очень понятно, кто к какому классу принадлежит. Любой может накачать мышцы и сделать татуировки на теле, что сегодня считается модным и крутым, но не свидетельствует об обладании каким-либо статусом.

Но как только мы выходим в город, дорогая одежда, последняя модель телефона, престижная марка автомобиля, могут о многом рассказать. И вот человек вдруг получает возможность себя дополнять. Выходит он на пляж, например, с крыльями за спиной. Все думают: «Вот он явно состоятелен! Он может себе крылья позволить». А если крылья еще и от дорогого бренда… Речь идет уже не просто о татуировке. Я фантазирую, но действительно богатые будут все дальше отдаляться от обычных людей.

Больше всего такие тенденции, на мой взгляд, будут проявляться на уровне стран. Сейчас людям в Африке до сих пор мало что доступно из того, чем живет цивилизованный мир. И это продолжится еще много десятков лет. Западные государства тем временем уйдут еще дальше в сторону дополнения человека. Образуются две параллельные цивилизации с фактически разными видами людей — созданными только природой и дополненными — могущими поднимать тяжелые предметы, летающими, прыгающими на расстояние десятков метров и т.п. Это серьезный вопрос, над которым должны думать правительства разных стран.

— В научных работах применительно к дополненному человеку вы употребляете термин Homo Hybridus. Сколько времени осталось до того периода, когда Homo Hybridus начнет заменять Homo Sapiens?

— Да, Homo Hybridus — термин предложенный нами для обозначения следующей стадии развития человека. Вероятно, эта стадия наступит через 50-70 лет. Но я думаю, что уже через 10 лет начнутся стремительные изменения.

— Что кардинально изменится, на ваш взгляд, через 10 лет?

— Первому айфону недавно исполнилось десять лет. Сейчас смартфон в более или менее развитом обществе есть почти у каждого. Это также обычно, как уметь писать. Следующим шагом, с моей точки зрения, станет повсеместная интеграция смартфона с каким-нибудь нательным устройством. Оно необязательно будет имплантировано, хотя такая возможность к тому времени уже появится. Скорей всего мы уйдем от самого смартфона как такового. Его может заменить проекция, раскрываемый в воздухе экран, который будет показывать голограммы, информацию и т.п.   

— Телепатия на уровне технологий может когда-нибудь стать реальностью?

— Сейчас уже есть такие развлечения — обручи для головы, которые могут снимать электромагнитные импульсы и с их помощью управлять другими устройствами — дронами, например. Электрические сигналы в мозге достаточно сильные. Эмоциональный фон в перспективе может быть легко передаваем с помощью устройств от одного человека к другому.

— Не возникнет ли здесь проблема потенциального нарушения интимных границ?  

— Чтобы какое-то устройство считывало эмоциональный фон, надо согласиться подключить его на себя — например, надеть обруч на голову или какую-нибудь клипсу на ухо. Но если речь идет о насильственных действиях, то, конечно, такая проблема имеет потенциал воплотиться в реальность.

— Какие последствия для психики человека может иметь процесс конвергенции организма с технологиями?

— Мы считаем, что появится дополнительный тип расстройства психики, связанный с киборгизацией, стиранием границ между живым организмом и технологиями. Здесь можно провести параллель с ситуацией, когда у человека вдруг появляется много денег, и он начинает чувствовать свое преимущество перед окружающими. Последствия от этого бывают разные. То же самое с технологиями, может происходить отрыв от реальности.  И будут возникать вопросы — где человек остается человеком, а где становится киборгом, с соответствующим сознанием.

— Сейчас очень много разговоров о роботизации. Искусственный интеллект уже составляет конкуренцию людям на рынке труда. Как вы думаете, насколько сильно эта тенденция может развиваться на фоне технологического прогресса?  

— Искусственный интеллект в том виде, в котором он есть сегодня, направлен на принятие решений в узкой области. Пока роботы способны делать только то, на что они сориентированы. Чтобы конкурировать с людьми они должны уметь генерировать мысль. Как генерировать мысль на уровне технологий, пока не ясно.

Тем не менее, профессиональные сферы очень сильно меняются, и это будет продолжаться. Возьмем в качестве примера медицину, которая направлена на использование нанотехнологий и интернета нановещей. Если мыслить в категориях сегодняшнего дня, то приложение на телефоне гипотетически позволит нам видеть полностью состояние своего организма и всех органов.

Нановещь — это сенсор, размер которого исчисляется в нанометрах, подключенный к сети передачи данных. Для его изготовления используются нанотехнологии. Нановещи практически невидимы глазом. В организм они могут попадать различными способами, перорально или через инъекцию.

Обращаться за диагностикой в клинику, к конкретным врачам уже не нужно. Приложение может, например, сказать о состоянии печени на данный момент и дать рекомендации по питанию и т.п. Или играл я, допустим, в футбол, повредил колено. Сообщение об этом автоматически уходит моему врачу. Но врач – не физическое лицо, а искусственный интеллект. У него есть machine learning по двум миллионам подобных случаев за последние пять лет. Программа анализирует симптомы и последствия. Не исключено, что необходима операция. И тогда произойдет автоматическая запись на прием в клинику. Или мне домой пришлют пакет с лекарством, которое я приму, и автономные роботы внутри что-то починят. То есть, один девайс в будущем может заменить целую клинику.

— Как вы думаете, люди готовы к подобным изменениям?

— Это эволюция. Понятно, что раньше она занимала сотни миллионов лет, а здесь за несколько десятков произошло и происходит нечто невероятное. Десять лет назад появились смартфоны, они кардинально изменили жизнь. Но мы, так или иначе, научилось жить в новой цифровой реальности. Тем не менее, над глобальными вопросами, как неравенство, человечество должно серьезно задуматься.
IQ

Автор текста: Селина Марина Владимировна, 5 апреля