• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Список литературы: история отечественной космонавтики

Сергей Королёв, Юрий Гагарин, Алексей Леонов и другие

©Essentials/ISTOCK

В новом выпуске рубрики «Список литературы» доцент факультета физики НИУ ВШЭ, ведущий научный сотрудник отдела физики космической плазмы ИКИ РАН Максим Долгоносов рассказывает о книгах, которые помогут разобраться в истории отечественной космонавтики.


Психология и космос

Юрий Гагарин, Владимир Лебедев

Мало кто знает, что Юрий Гагарин за день до гибели в авиационной катастрофе 25 марта 1968 года подписал верстку книги «Психология и космос». В ней Гагарин выступил в соавторстве с психологом, специалистом по космической медицине, Владимиром Лебедевым. Помимо технического описания корабля, особенностей поведения космонавтов, Юрий Алексеевич делится воспоминаниями о своей первом полете: «С трепетным волнением всматривался я в этот новый и непривычный для меня мир, стараясь все разглядеть и запомнить. В иллюминаторы виднелись удивительно яркие и холодные звезды. До них было еще далеко — ой как далеко! — и все же с орбиты «Востока» они казались ближе, чем с Земли. Конечно, дело здесь не в сотнях километров, которые по сравнению со световыми годами, отделяющими нас от звезд, капля в океане, а в принципе — человек преодолел силу земного тяготения и вышел в космос».


«Время первых. Судьба моя – я сам»

Алексей Леонов

Один в поле воин, если верит в себя. Один в поле воин, если воля крепка. Эту максиму всей своей жизнью подтверждает Алексей Леонов. Леонов был зачислен в отряд космонавтов еще до полета Гагарина, но впервые полетел лишь в 1965 г. В истории Алексей Леонов остался как человек, впервые вышедший в открытый космос (чуть более 12 минут) и сумевший, несмотря на ряд аварийных ситуаций, вернуться на Землю. В ходе полёта из-за раздувшегося космического скафандра Леонов не мог попасть в космический корабль. Войти в шлюз Леонову удалось, только после того, как он спустил из скафандра излишнее давление. При этом он залез в люк корабля не ногами, а головой вперёд, что строго запрещалось инструкцией. Дальше больше, перед посадкой отказала автоматическая система ориентации. Беляев (напарник Леонова по этому полету) вручную сориентировал корабль и включил тормозной двигатель. В результате «Восход» совершил посадку в нерасчётном районе в 180 км севернее города Перми. В сообщении ТАСС это называлось «посадкой в «запасном районе», который на самом деле являлся глухой пермской тайгой. После посадки огромный купол парашюта, застрявший на двух высоких елях, развевался на ветру.


Ракеты и люди

Борис Черток

«Я пытаюсь коротко рассказать о фундаменте, на котором начала возводиться космонавтика, и о роли личностей в истории этого направления науки и техники. В истории нашей ракетно-космической техники решающая роль принадлежит академику С.П. Королеву и созданному под его началом Совету главных конструкторов, не имевшему прецедента в истории мировой науки» —пишет в своем первом томе Борис Евсеевич Чертог, советский и российский учёный конструктор, один из ближайших соратников Сергея Королева, академик РАН. Борис Евсеевич — увлекательный рассказчик, его память хранит множество интереснейших эпизодов, из которых складывалась история покорения космоса. В апреле 1945 года по заданию руководителей авиационной промышленности Черток с группой сотрудников НИИ-1 вылетел в Германию. Там он занимался поиском и изучением немецких ракет Фау-2 и познакомился с будущими членами Совета главных конструкторов. С этого момента начинается новый этап в жизни Чертока. Именно об этом рассказывается в первом томе (из четырех) книги «Ракеты и люди», который называется «От самолетов до ракет». В книге содержатся исторические факты, технические подробности и обычная жизнь строителей советской ракетно-космической отрасли. Написана интересно, с юмором. К сожалению книги лучше уже не будет. Автор не дожил до своего столетия всего несколько недель.


Первая космическая
Издание Института космических исследований Российской академии наук.

Авторами статей книги являются 52 выдающихся ученых, инженеров, космонавтов, писателей, общественных деятелей разных стран, связавших свою жизнь с космосом. Их статьи — это воспоминания, впечатления, размышления о роли Первого спутника. Среди них знаменитый фантаст Рей Бредбери: «В ту ночь, когда Спутник впервые прочертил небо, я гостил у друга в Калифорнии, в городке Пальм Дезерт. Я глядел вверх и думал о предопределённости будущего. Ведь тот маленький огонёк, стремительно двигающийся от края и до края неба, был будущим всего человечества. Я знал, что, хотя русские и прекрасны в своих начинаниях, мы скоро последуем за ними и займём надлежащее место в небе, на Луне и, в конце концов, на Марсе. Тот огонёк в небе сделал человечество бессмертным. Земля всё равно не могла бы оставаться нашим пристанищем вечно, потому что однажды её может ожидать смерть от холода или перегрева. Человечеству было предназначено стать бессмертным, и тот огонек в небе надо мной был первым бликом бессмертия. Я благословил тогда русских за их дерзания и предвосхитил создание НАСА президентом Эйзенхауэром вскоре после этих событий». Очень рекомендую эту книгу — это сборник потрясающих историй о том, как восприняли запуск спутника в СССР и Америке.



Обратный отсчет — 4
Издание Института космических исследований Российской академии наук.

ИКИ конца 1970-х — начала 1980-х был фантастическим местом. Современное здание, каких в Москве было мало, светящиеся на входе украшения в виде северных сияний, зимний сад, центр отображения, а главное — люди: с одной стороны, академики, всем известные в стране личности, кажется, уже давно закрепившиеся в отечественной истории, с другой стороны — проекты, смотрящие в будущее, и огромное количество молодых учёных и инженеров. «Обратный отсчёт-4» оказался особенным в ряду ставших уже привычными сотрудникам ИКИ сборников, подобрался интересный коллектив авторов: выпуск можно было бы шутливо озаглавить «Обратный отсчёт: записки из-за кордона». Рекомендую всем, кто интересуется развитием непилотируемой космонавтики.

IQ
Автор текста: Долгоносов Максим Сергеевич, 12 апреля