• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Еда на выброс

Как в России избавляются от продуктов

©Essentials/ISTOCK

Рациональное поведение — не единственное, что сдерживает россиян от выбрасывания купленных продуктов питания. Отношение к утилизации еды сформировали социокультурные установки, в том числе гастрономическая травма, пережитая во времена голода и дефицита. Национальные особенности, транслируемые через поколения, исследовали Валерия Ергунева и Дарья Асатурян.

Освобождение от недоеденного

Понять, какой смысл люди вкладывают в выбрасывание продуктов питания и какие установки при этом срабатывают, помогли интервью с жителями Москвы разного возраста (21–72 лет) и социального статуса (занятые, временно не работающие, студенты, пенсионеры, домохозяйки).

Причины, «провоцирующие» утилизацию еды, оказались разными – от проблемы с планированием потребления до полного игнорирования практик хранения.

 Ошибки в расчетах при покупке еды. Возникают часто из-за неспособности предвидеть поведение других членов семьи.
«Периодически ты рассчитываешь: “вот, я сейчас куплю 10 порций чего-либо, и эти 10 порций человек будет есть”. А потом оказывается, что вот этот не съел, вот этот не съел, и это выкидывается» (мужчина, 22 года, студент).

 Смена желаний и планов, импульсивные «голодные покупки», несовпадение информации о наличии продуктов в доме (продукт уже есть, но о нем забыли и покупают новый; члены семьи не способны договориться о параллельном совершении покупок). «Иногда хлеб почему выбрасывается — я, например, не знаю, что папа сходил в магазин. Я утром встаю, вижу, что нет хлеба, естественно, с работы еду и заезжаю в магазин, покупаю его, а потом прихожу домой, а там хлеб лежит уже, им купленный» (женщина, 43 года, массажист).

 Несовпадение ритма жизни и сроков годности продуктов питания. Ритм может измениться, нарушив планы приема пищи на ближайшие дни. «Планировали, например, поужинать, а взяли и заехали куда-то в другое место или в гости пошли. И вот так, знаешь, не были дома 3-4 вечера, а потом открываешь холодильник, и можно выкидывать всё, в принципе» (мужчина, 35 лет, водитель).

 Предпочтение продуктам быстрого приготовления. «Всегда же лень взять и разогреть себе супчик, например, можно же съесть что-то менее сложно разогреваемое, и тогда какие-то общие продукты выбрасываются» (мужчина, 21 год, студент, стажер-исследователь, преподаватель).

 Демонстративное выбрасывание и гедонистичесике установки. Некоторые ассоциируют выбрасывание с бедностью, считая, излишнюю обеспокоенность о выбрасывании продуктов, постоянный подсчет и калькулируемость признаками недостаточно обеспеченных людей. «Мне это тоже как-то передалось, что нельзя жить в нищете что ли. Нищета в голове такая, знаешь, когда всё надо оставить, любая сломанная вещь, недоеденная еда — все это нужно хранить, чтобы это укрыть» (мужчина, 22 года, студент).

Кроме того, еда воспринимается как источник положительных эмоций, а не «топливо» для организма. Отсюда — отказ от не исключительно свежей (вчерашней) еды и обязательств доедать приготовленное. «Отношение к тому, чтобы доесть через силу, было негативное, потому что ты в ресторан ходишь, чтобы получить удовольствие, не для того, чтобы там съесть обязательно все. А это уже какая-то мелочность, если так, то зачем ты пошел тогда» (мужчина, 25 лет, спортивный комментатор).

 Жизненные переходы (переезды на новое место жительства, чаще из сел в города, уход от родителей и начало самостоятельной жизни). Для «вырвавшихся» из отчего дома, бездумные покупки и выбрасывание становятся проявлением обретенной свободы. Переселенцы в более крупный населенный пункт вынуждены осваивать новые практики обращения с отходами в связи с отсутствием привычных каналов утилизации. 

«Когда я жила в деревне, еда не выбрасывалась, её доедали свиньи или собаки, потому что там собаки не такие вредные, как городские породистые. Они кушали почти всё, что им давали. Поэтому мы не выбрасывали еду никогда. Потом, когда переехала сюда, ну, конечно, как-то было жутко выбрасывать, но привыкает человек ко всему» (женщина, 33 года, владелица парикмахерской).

Перекладывание ответственности

Виноватыми в выбрасывании люди могут считать не только, а часто и не столько, себя. Ответственность переносится на ритейл. Продуктовые сети обвиняются по двум «статьям»: индуцирование спроса («впаривание» лишней еды) и недобросовестное хранение продуктов.

Под «впариванием» понимают наличие всего, что побуждает к незапланированным покупкам (специальные этикетки, акции и проч.) и продажу продуктов «в упаковках такого размера, что априори домохозяйствам, состоящим из одного-двух человек потребить их до исхода срока годности невозможно».

Говоря о недобросовестном хранении, имеют в виду манипуляции с товаром, после которых он только с виду остается качественным, а по факту приобретается испортившаяся еда.

«Потому что все хитрые, и еду просто выбрасывать — это выбрасывать свои деньги. А кто будет выбрасывать свои деньги? Никто. Это добросовестные американские магазины, если у них близится к “просрочке”, то они выбрасывают, а у нас уже “просрочка”, но они берут, дату стирают, новую пишут и нормально. Продаётся это. А зачем выбрасывать?» (мужчина, 26 лет, аспирант, инженер).

Совесть на заморозке

Переживают по поводу утилизации несъеденного не все. Кто-то считает этот процесс естественным, объективным, видит в нем не проблему, а последствия «социальной эволюции».

«Например, раньше мамонта было сложно поймать, соответственно, если его ловили, его использовали по полной: кости разбирали, мясо, сухожилия — всё шло на нужды. Берем современный мегаполис, и тут есть N-ое изобилие, и человек может купить больше, чем он хочет, ну, если он этого хочет, соответственно. Это скорее не проблема, а вопрос потребления. У нас общество потребления всё-таки» (мужчина, 22 года, студент).

Некоторые, избавляясь от продуктов, чувствуют облегчение («освобождается место в холодильнике — хорошо»).

С другой стороны, даже активисты выкидывания испытывают укоры совести, прощаясь с еще пригодными продуктами. И тогда холодильник становится не просто техническим устройством, а «участником процесса выбрасывания и облегчения беспокойства по поводу избавления от пищи»: пригодное складируется там пока не испортится и не будет, уже без мук совести, изъято.

«Были попытки замораживать. Но все равно лично в моем сознании, когда я это размораживаю, мне кажется, что вкус уже не тот, свежесть уже не та, и прочее. И после того как я это размораживаю… то есть просто добавляется еще одна стадия между готовкой и выбрасыванием – это замораживание» (женщина, 38 лет, технолог).

Философия сохранения

Теперь об обратном: почему отказываются от выбрасывания и каким образом его избегают. Исследование показало, что и здесь палитра причин богата.

Рациональное поведение. Грамотное планирование количества еды, а также ее качества (в том числе выбор продуктов с более удобным для длительного использования сроком годности).

Финансовые ограничения (бедность). Все еще объективно высокий уровень бедности порождает невозможность действовать необдуманно в процессе потребления. «Транслирующие подобную установку, потребляют ровно столько продуктов, сколько необходимо для удовлетворения физиологических потребностей организма», — говорят исследователи.

Неосознанный выбор. Привычка, сформированная взрослением в условиях бедности и дефицита.

Восприятие выбрасывания как пустой траты своих ресурсов: денег, израсходованных на покупку, времени и сил, отнятых походом в магазин и готовкой.

Культура отношения к еде как к результату чужого труда, заложенная еще со времен крестьянской России. «Даже вне зависимости от того, чьи продукты я выбрасываю, я их покупал или не я, мне одинаково жалко сил потраченных того, кто произвёл, и того, кто вырастил, ну и в целом денег, что они потрачены зря» (мужчина, 21 год, студент, стажер-исследователь, преподаватель).

Отрицание выбрасывания как такового. Еда не выкидывается, ищутся каналы для «безотходного производства» (соседи и друзья, домашние/бездомные животные, переработка продуктов и др.). «Конечно, если я возьму колбасу, с виду она была, допустим, свежая, а на следующий день, бывает такое, что она испортилась, хотя лежит в холодильнике. Что я делаю? Я её отвариваю в двух водах и тогда могу покормить животных на улице. Но просто так я не выкину» (женщина, 38 лет, технолог).

Этичное потребление. Сведение утилизации к минимуму с целью помочь природе. Результаты интервью свидетельствуют, что этим руководствуются немногие, но тем не менее: «По максимуму я стараюсь как-то не выкидывать, потому что это, во-первых, не экологично. Убили свинюшку какую-нибудь, а ты ее не доел. Мало того, что она умерла, чтобы ты ее съел, так ты еще и не съел, а просто выкинул… То есть по этическим соображениям мне как-то сложно отказаться от мяса, а вот в связи с экологией, например, я стала задумываться об этом. По крайней мере, не есть говядину, потому что ее производство в пять или в шесть раз больше вреда природе наносит, чем курятины» (девушка, 22 года, студентка).

Сила травмы

Барьерами для выброса продуктов также становятся социокультурные ценности. Некоторые из них имеют сугубо российскую специфику.

К бережливому поведению стимулируют религиозные установки: «Отношение к продуктам должно быть святым. Это грех — выбрасывать пищу, особенно хлеб. Ну, это в народе так. Вообще грех выбрасывать продукты» ( мужчина, 72 года, пенсионер, сторож).

Свое «нет» может сказать сопереживание жителям менее развитых стран (сострадание и чувство стыда перед недоедающими африканскими детьми), или – запомнившиеся пословицы и поговорки.

«Я никогда не оставляю непустую тарелку. Как мама говорила, это нехорошо, иначе не женишься» (мужчина, 26 лет, аспирант, инженер).

«Мне даже, знаете, как в советской школе учили, что хлеб всему голова, и все прочее, и сколько там усилий вложено в это. Вот эти ростки, которые в меня когда-то заложили, они во мне сильны» (женщина, 38 лет, владелица сети школа иностранного языка).

Но ключевой, укорененной в социально-историческом контексте России, авторы исследования называют категорию «гастрономическая травма», отсылающую к периодам голода и дефицита: в годы Великой Отечественной войны, в послевоенную эпоху и во времена пустых магазинных полок
в 1990-х.

Память о пережитом не позволяет расточительно потреблять и выбрасывать, формирует бережливое отношение к продуктам питания. Причем характерно это не только для россиян старшего возраста.

«Да, я чувствую укоры совести [при выбрасывании продуктов]. Ну, потому что в моем детстве и в моей памяти жив пример бабушки» (женщина, 27, молодая мать, в отпуске по уходу за ребенком).

Кроме того, «существует символическое разделение продуктов питания и эмоций, связанных с их выбрасыванием». То есть особые переживания испытываются при утилизации определенных продуктов. Например, хлеба.

«Наверное, это со времен блокады Ленинграда пошло, ну да, это с детства осталось, то есть я вот вижу, что он вроде зачерствел, я вроде раз, хочу выкинуть, а потом думаю, что нет, нельзя выкидывать» (мужчина, 35 лет, водитель).

«Ну, хлеб как бы это стыдно, я каждый раз, когда выбрасываю, у меня внутри что-то сжимается. Почему-то именно с хлебом как-то, не знаю… Как будто грех совершаю» (женщина, 43 года, массажист).

«Таким образом, — заключают исследователи, — несмотря на констатируемый материальный переход к обществу потребления и на изобилие товаров на прилавках, в реальности воссоздающиеся через поколения поведенческие установки, приобретённые во времена дефицита и бедности, оказываются сдерживающим механизмом расточительного отношения к продуктам питания и их выбрасывания, что наделяет российскую модель потребления уникальными национальными чертами».

С традициями прошлого, отрицающими неэкономное отношение к еде, в России, к примеру, связано экологически чистое, этичное потребление (в отличие от западных стран, где в его основе лежит забота об экологии и общественном благе). А низкие доходы значительной части населения (нехватка денег — один из мотивов невыбрасывания) не позволяют «зеленым» практикам развиваться: не удовлетворившие свои первичные потребности, думать об окружающей среде не настроены.

7 фактов о выбрасывании продуктов питания

В мире ежегодно выбрасывается 1/3 всех произведенных пищевых продуктов.
В развивающихся странах потери происходят на этапе производства из-за отсутствия достаточных финансовых, технических и управленческих ресурсов, а в развитых странах — на последних звеньях цепи поставок (дистрибуция, розничная торговля и потребление).

По данным Еврокомиссии, в Европе 42% всех произведенных пищевых продуктов выбрасываются во время конечного потребления, две трети этого можно было избежать.

Производство и поставка пищевых продуктов, которые окажутся лишними, негативно влияют на экологию (высокий спрос на земли сельхозназначения и как следствие – повышенное давление на леса и плодородную почву; трата воды и энергии; вред от биоразлагаемых отходов на свалках).

Купленное, но не съеденное и выкинутое, оборачивается финансовыми убытками. Например, семьи в Великобритании ежегодно теряют примерно 680 фунтов стерлингов.

Выбрасывание еды способствует росту мировых цен на продукты питания, делая продукты менее доступными для бедных и увеличивая число страдающих от недоедания в разных странах.

В России 44% граждан выбрасывают продукты, потому что не успевают использовать их до истечения срока годности (ВЦИОМ 2008).

IQ

Авторы исследования:
Дарья Асатурян, студентка бакалаврской программы «Социология» факультета социальных наук, стажёр-исследователь Лаборатории экономико-социологических исследований НИУ ВШЭ
Валерия Ергунева, студентка бакалаврской программы «Социология» факультета социальных наук НИУ ВШЭ