• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Работать или протестовать

Как безработица влияет на политическую дестабилизацию в Западной и Восточной Европе

©Essentials/ISTOCK

Чем выше безработица в странах Западной Европы, тем вероятнее социально-политическая дестабилизация. В то время как в Восточной Европе для самого высокого уровня безработицы характерна самая низкая интенсивность антиправительственных демонстраций. Об этом эксперты НИУ ВШЭ рассказывают в статье «Безработица как предиктор социально-политической дестабилизации в странах Западной и Восточной Европы».

Ученые проанализировали данные Всемирного банка по безработице и показатели социально-политической дестабилизации из базы данных CNTS за период с 1991 по 2014 год. Для сопоставления этих данных была использована линейная корреляция. Ранее исследователи из различных стран уже уделяли внимание взаимосвязи безработицы и социально-политической дестабилизации, однако приходили к противоречивым результатам. Эксперты НИУ ВШЭ впервые сделали анализ этих факторов, разделяя страны в зависимости от наличия или отсутствия коммунистического прошлого.

В исследовании рассматривались данные 24 стран непосткоммунистической (Западной) Европы и 21 страны посткоммунистической (Восточной) Европы.

Западная Европа: Андорра, Австрия, Бельгия, Великобритания, Дания, Германия, Греция, Ирландия, Исландия, Испания, Италия, Кипр, Лихтенштейн, Люксембург, Мальта, Монако, Нидерланды, Норвегия, Португалия, Сан-Марино, Финляндия, Франция, Швеция, Швейцария.

Восточная Европа: Албания, Белоруссия, Босния и Герцеговина, Болгария, Венгрия, Косово, Латвия, Литва, Македония, Молдова, Черногория, Польша, Румыния, Россия, Сербия, Словакия, Словения, Украина, Хорватия, Чехия, Эстония.

При анализе использовались такие индикаторы социально-политической дестабилизации как политические убийства, политические забастовки, крупные террористические акты и (или) «партизанские действия», правительственные кризисы, политические репрессии, массовые беспорядки, перевороты и попытки переворотов, антиправительственные демонстрации, агрегированный индекс социально-политической дестабилизации. После произведённых расчетов для стран Западной Европы выяснилось, что по всем индикаторам кроме политических репрессий корреляция положительна. А это значит, что чем выше безработица, тем выше уровень социально-политической дестабилизации.

Ученые провели подецильный анализ — поделили все исследуемые страны на 10 равных групп по уровню безработицы, а потом рассчитали среднее значение всех индикаторов дестабилизации для каждой из групп. При таком подходе в качестве единицы сравнения выступают не отдельные страны, а группы стран. В результате было выявлено, что в 10% стран с максимальным уровнем безработицы (более 12,1%) фиксируется около четырех антиправительственных демонстраций каждый год.

В странах Восточной Европы (с посткоммунистическим прошлым) наблюдается совершенно другая картина. Там не прослеживается ни одной положительной статистически значимой корреляции ни с одним из девяти индексов социально-политической дестабилизации, то есть чем выше безработица, тем реже люди протестуют. В результате анализа по децилям было выявлено, что в восточноевропейских странах с минимальным уровнем безработицы фиксируется более одной массовой антиправительственной демонстрации на страну в год. При этом в странах с максимальным уровнем безработицы (более 23,8%) фиксируется менее одной демонстрации каждые пять лет.

Основания протеста

Эксперты проанализировали мотивы участия или неучастия в протестных акциях, опираясь на предварительное исследование одного из авторов работы Сергея Циреля. В результате они определили, что безработного останавливают от протестной деятельности следующие факторы:

 ощущение себя маленьким отверженным человеком, боящимся выступать против власти и общества;

 необходимость посвящать время поиску работы и добыванию спорадических заработков для собственного существования и содержания своих близких (жены (мужа), детей, родителей и др.);

 страх попасть в чёрные списки полиции и особенно в чёрные списки работодателей как бунтовщик и плохой кандидат на получение работы;

 страх потерять расположение благотворителей (в том числе родственников, лидеров кланов и общин), предоставляющих материальную помощь, займы и временные заработки.

С другой стороны, безработного подстегивают к протестной деятельности следующие мотивы:

 негодование против своих бывших работодателей, уволивших его, и потенциальных работодателей, отвергнувших его как работника или предложивших ему работу и заработок, недостойные его квалификации и притязаний;

 негодование против власти, проводящей такую экономическую политику, которая довела его до безработного состояния;

 негодование против власти, установившей слишком малые пособия по безработице, слишком жесткие правила их получения и слишком короткие сроки выплаты;

 наличие свободного времени для участия в политической деятельности и акциях протестных сообществ.

Существует немало причин и обстоятельств, которые направят безработного или кандидата в безработные в ту или иную сторону. Однако, если ситуация в стране далека от революционной, а правящий строй — от обрушения, то решающим фактором оказывается наличие или отсутствие источников существования. По мнению ученых в основе столь контрастной реакции западных и восточных европейцев на рост безработицы лежат различные уровни пособий по безработице. Там, где размеры пособий и сроки их выплаты велики (Западная Европа), рост безработицы сопровождается ростом протестных настроений, участия в антиправительственных акциях и т. д. Там, где пособия малы и выплачиваются в течение короткого времени (Восточная Европа), люди, оказавшись безработными, преимущественно уходят в свои личные заботы, менее склонны к участию в протестной деятельности при потере работы или высоком риске ее потерять.

Дополнительным фактором, способствующим различию реакции жителей Западной и Восточной Европы на потерю работы, является трудовая миграция из Восточной Европы в Западную, вымывающая «горючий материал» для протестных акций с востока, но зато вызывающая протестные действия западноевропейских безработных в пользу введения антииммигрантских законов.

«Миграционные волны после 2014 года, конечно, повлияли на протесты, породив специфические антимигрантские протесты, которые по предварительным данным могут усиливаться в Западной Европе повышенной безработицей», — добавляет один из авторов исследования Андрей Коротаев, заведующий научно-учебной лабораторией мониторинга рисков социально-политической дестабилизации НИУ ВШЭ.

Сегодня существует достаточно серьёзная опасность роста безработицы в развитых странах. Она может быть вызвана как переводом производств торгуемых товаров в более бедные страны с меньшей заработной платой и меньшими социальными гарантиями, так и быстро развивающейся автоматизацией и роботизацией не только в производственной сфере, но и в сфере обслуживания. При этом ряд западных стран планирует ввести «базовый доход» для жителей стран, не зависящий от занятости. Эксперты НИУ ВШЭ по итогам проведенного исследования предполагают, что парадоксальным образом весьма вероятным результатом таких действий, несмотря на возможность некоторого снижения неравенства доходов, будет рост протестной активности. И, наоборот, если в странах Восточной Европы не произойдет существенного роста заработной платы и социальных пособий, то, несмотря на некоторое увеличение имущественного расслоения, не стоит ожидать влияния роста безработицы на протестную активность.
IQ

Авторы исследования:
Коротаев Андрей Витальевич, заведующий научно-учебной лабораторией мониторинга рисков социально-политической дестабилизации НИУ ВШЭ
Хохлова Алина Александровна, стажёр-исследователь научно-учебной лаборатории мониторинга рисков социально-политической дестабилизации НИУ ВШЭ
Цирель Сергей Вадимович, главный научный сотрудник НЦ геомеханики и проблем горного производства Санкт-Петербургского горного университета
Автор текста: Брегадзе Ксения Владимировна, 14 мая