• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Игры доброй воли

Как волонтеры становятся профессионалами

©Essentials/istock

Медицинские добровольческие движения фактически готовят новые кадры для здравоохранения, показало качественное исследование социологов НИУ ВШЭ. Волонтерство постепенно сближается с профессией, отметили ученые в докладе, представленном на XIX Апрельской международной научной конференции.

Выгоды волонтерства

Не случайно социологи НИУ ВШЭ, авторы доклада «Профессионализация медицинского волонтерства: кейс Всероссийского медицинского добровольческого движения», определяют волонтерство как «серьезный досуг», который приносит явные социальные и профессиональные дивиденды. «Работа волонтера добровольная, — отмечает респондент. — <...>Мы всегда говорим, что волонтеру денег не платят. Но он может вырасти как специалист, в какой-то проектной деятельности, может вырасти как эксперт, как организатор».

Нередко волонтеры начинают проект ради собственного развития: приобретения навыков, опыта и связей. Так было и в исследовательском кейсе. «Студент-медик был опечален проблемой, что не хватает практики, — рассказывает участник проекта. — Он пошел к главной медсестре и предложил помощь свою и пяти друзей <...>. Главная медсестра сказала: «Давайте»». В итоге инициатива переросла в общественный проект.

В исследовании участвовали медицинские волонтеры из Москвы и регионов — рядовые участники проектов и руководители (координаторы). В глубинных интервью шла речь о практике добровольчества, профессиональной подготовке, развитии движения и пр.

Профессиональные добровольцы

Волонтерство в России набирает популярность. В восприятии многих респондентов, отправная точка — Сочи-2014. «Эти все организации – выходцы, в основном, Олимпиады в Сочи, — говорит волонтер. — Там они все перезнакомились и сформировались». Показательно, что 2018 год был официально объявлен в России Годом добровольца. Число волонтеров в стране постоянно растет и превысило, по словам исследователей, 20 млн человек.

На фоне расширения добровольчества появляются законодательные инициативы — попытки институционализации этого явления. Так, в конце января этого года Госдума приняла закон о добровольчестве, который определил статус организаций в этой сфере и требования к ним.

Создаются площадки взаимодействия добровольцев: агентства и центры. Формализация волонтерства идет одновременно с его профессионализацией, показало исследование.

Авторы доклада назвали признаки, которые говорят о сближении медицинского добровольчества с профессией:

Волонтеры трудятся планомерно и регулярно, а координаторы проектов и вовсе работают в режиме полной занятости. По сути, добровольчество претендует на роль полноценной работы.

У волонтеров есть свои профессиональные нормы (хотя медицинские волонтеры во многом разделяют профессиональные правила врачей).

Участники проектов проходят профильное обучение и профессионально развиваются. Происходит объединение в ассоциации.

Волонтерские организации получают юридическую поддержку.

При этом профессионализация добровольчества выгодна многим акторам. Волонтеры получают практический опыт, что особенно важно для студентов-медиков, развивают лидерские навыки, накапливают социальный капитал (полезные связи). Все это окупается в профессии: участники проектов обладают дополнительными компетенциями. «Это плюс для нашего будущего поколения врачей», — характеризует волонтерство один из респондентов. При этом движение рассматривается как часть грамотной кадровой политики, которая выстраивается самим медицинским сообществом.

Профессиональная подготовка

В волонтерских организациях есть разные форматы обучения: образовательные программы, тренинги, вебинары. Содержание обучения определяется направлением волонтерства. Так, помощь медсестрам предполагает работу в конкретных отделениях больниц. Она не требует специальных знаний, кроме полученных во время обучения в медицинском вузе. С санитарным просвещением ситуация другая. Здесь волонтерам нужны навыки презентаций и ораторского мастерства (приходится работать с очень разными аудиториями). Участники проекта проходят курс лекций, «сдают экзамен, который проводят специалисты государственных центров, и после этого получают сертификат».

Для руководителей, подающих заявку на открытие нового отделения, есть тренинги. «Мы каждый день <...> проводим вебинары, обучаем, у нас есть методическая база», — поясняет респондент — координатор.

Объединение сил и опыта

Еще один этап профессионализации — создание профильных объединений — исследователи рассмотрели на примере Ассоциации Волонтерских Центров (АВЦ). В нее входит и медицинское добровольчество. Рядовые волонтеры охарактеризовали АВЦ как инициативу молодых активистов, волонтеров Олимпиады в Сочи. Особую роль сыграл их социальный капитал – знакомства, общение в волонтерской среде, считают информанты. Координаторы выделяют другой аспект работы ассоциации — профессиональный. Они рассматривают ее прежде всего как методическое объединение.

Профессиональные нормы

Медицинские добровольцы знакомятся с нормами поведения (как внутренними, организационными, так и внешними — с клиентами) заранее. Это важный настрой на работу. «При подписании соглашений с волонтерами все это прописано: нормы поведения, права, обязанности, задачи», — уточняет информант.

При этом правила движения и общие нормы врачебной деятельности часто интегрируются. «Нельзя позорить организацию, нельзя публично сквернословить, — рассказывает координатор. – Есть и наши медицинские нюансы: неразглашение врачебной тайны, корректное поведение с персоналом». Как в любой профессии, важно «ответственное отношение к тем задачам, которые перед тобой персонал ставит», добавляет другой респондент.

При этом респонденты-руководители ожидают, что медработники будут с уважением относиться к инициативам волонтеров. «Если вы один раз скажете «Иди, мой пол», то они [добровольцы] больше к вам не придут, и вы потеряете свободные руки», — поясняет информант.

Юридическая поддержка волонтерства

Тема добровольчества так или иначе звучит в государственной политике. И волонтеры, и координаторы упоминали послание президента Федеральному собранию (конец 2016 года), в котором шла речь о поддержке волонтерства. Это сыграло «мотивационную роль в создании движения». Респонденты ждут от государства административной и юридической помощи. Она открыла бы больше возможностей для добровольчества, повысила бы его статус.

Волонтерство как основная работа

Работа рядовых добровольцев регулярна, хотя и не в режиме полной занятости. «График составляет каждый волонтер сам, исходя из его <...> свободного времени», — отмечает респондент. «Мы учимся на очном отделении, поэтому времени не всегда много, — рассказывает студент-медик. — Но тот, кто имеет большое желание работать и помогать, те по-любому найдут время, когда прийти».

У координаторов ситуация другая: они заняты весь день. И это уже профессиональные менеджеры — их волонтерские навыки подкреплены управленческими. «Если ты — организующее звено <...>, то ты должен быть <...> постоянно на связи», — говорит респондент. Координация добровольческих проектов де-факто становится профессией, а это уже требует вознаграждения. Здесь может возникать конфликт между целью организации и сутью добровольчества, замечают авторы доклада. Это приводит к необходимости «регулярной отсылки к альтруистической и неоплачиваемой природе волонтерства», резюмируют они.

IQ
Авторы исследования:
Светлана Жучкова, заместитель руководителя Научно-учебной группы «Адаптация методов поиска взаимодействий для анализа социологических данных» факультета социальных наук НИУ ВШЭ
Анастасия Кожевникова, стажер-исследователь Лаборатории экономико-социологических исследований
 
Карина Мифтахутдинова, стажер-исследователь Научно-учебной лаборатории междисциплинарных исследований некоммерческого сектора Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ
Автор текста: Соболевская Ольга Вадимовна, 23 мая