• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Другая жизнь

От чего зависит ресоциализация трудных подростков

©Istock

Стигматизация проблемных детей накладывает дополнительные трудности на их адаптацию к нормальной жизни. Специальные учебно-воспитательные учреждения стараются изменить мировосприятие подростков и способствовать их социальному росту. Однако далеко не всегда это удается. Какие факторы влияют на ресоциализацию детей с трудной судьбой, рассказала аспирантка Санкт-Петербургской школы социальных наук и востоковедения НИУ ВШЭ Ирина Лисовская.

В рамках подготовки своей диссертации исследовательница провела качественные интервью с 29 учащимися и 11 педагогами четырех специальных учебно-воспитательных учреждений открытого типа (СУВУ ОТ), расположенных в разных регионах России. Предмет ее исследования — изменение жизненных практик трудных подростков.


Ирина Лисовская,
аспирант Санкт-Петербургской школы социальных наук и востоковедения НИУ ВШЭ

— Кого относят к трудным подросткам?

— Трудные подростки — весьма общее понятие, которое включает широкий социальный пласт: от прогульщиков школы до несовершеннолетних преступников. В науке нет точного определения этого концепта, к трудным относят всех детей, кто что-нибудь нарушил, а что именно — не уточняется. Однако важно понимать, что «трудный» не обязательно означает связь с криминалом. Так могут называться дети из неблагополучных семей, не имеющие возможности соблюдать общественно принятый уклад жизни.

Трудность — это обширная стигма, сложный конструкт, и туда могут быть включены разные категории. Сами дети в специальных учебно-воспитательных учреждений могут не иметь судимости и серьезных нарушений, но тем не менее, они учатся в СУВУ. По разговору со многими из ними никогда в жизни не подумаешь, что это «трудный» подросток

— Как попадают в специальные учебно-воспитательные учреждения?

— Распространенный вариант это, когда в школе у ребенка конфликты с учителями. Допустим, он ругался, а учитель был злопамятным и написал на него кляузу в полицию. Так подросток оказался на учете в органах по делам несовершеннолетних.

Другой вариант, ребенка могли исключить из школы, и ему негде учиться. Характеристика у него отвратительная, и никуда учиться его не принимают. Часто такие дети попадают в специальные учреждения для девиантных подростков (общественно опасных) — так обычно написано на здании СУВУ ОТ. И само это название стигматизирует учащихся. Когда ребенок оказывается в этом учреждении, для него это шок. Вроде бы он был нормальным, а тут ему говорят: «Вася, ты из особо опасного слоя, и рядом с тобой учатся такие же опасные дети». Это большая проблема для ребенка, стигма накладывает определенное мировосприятие.

Дети в 13-14 лет не знают, что такое девиантный, они не знают, по каким причинам другие подростки попали в это учреждение. Они и их друзья думают, что здесь что-то связано с криминальной историей. На самом деле, это не так. Многие дети оказываются трудными подростками, по сути ими не являясь.

— Сколько специальных учебно-воспитательных учреждений в России?

— Если говорить о СУВУ открытого типа, то, по данным 2015 года, насчитывалось 20 учреждений с общим числом обучающихся 2260 человек. К СУВУ ОТ относят специальные школы и училища. Однако по сути они выполняют те же функции, что и коррекционные школы, социально-реабилитационные приюты и некоммерческие организации для трудных подростков. Кстати в Петербурге работает единственный в России социальный цирк. В Европе же это одна из распространенных форм НКО для ресоциализации детей с тяжелой судьбой.

Социальный цирк — это цирковое направление для трудных подростков. Часто дети гиперактивны и испытывают дефицит внимания. Цирк же привлекает их акробатическими элементами, фокусами, жонглированием. При правильной подаче ребенок этим сильно увлекается. Цирковая деятельность помогает ему социализироваться. Ребенку хочется научиться цирковым трюкам, чтобы потом продемонстрировать их своим друзьям. Хорошее владение своим телом помогает подростку войти в новые социальные группы.

Кроме того, детям нравятся красивые цирковые шоу и привлекает возможность самому оказаться на арене, стать частью сообщества. Однако удается это далеко не всем. Как правило, дети сдаются и уходят, и цирк их не держит. Если ребенок хочет уйти — это его право, и в этом отличие НКО от государственных структур.

— Какие основные задачи СУВУ ОТ?

— В первую очередь, это дать подросткам среднее или среднее специальное образование. Школьная программа ограничивается 9 классами, дальше идет училище.

Я наблюдала ситуации, когда подростки в 18 лет имели образование 5-го класса. Таких ребят отправляли овладевать профессией в специальное училище открытого типа и параллельно доучиваться в вечерней школе.

Помимо этого СУВУ ОТ ведут воспитательную деятельность в отношении своих учеников. Главным образом воспитатели учреждений стараются регулировать жизненные ситуации ребенка. В семье подростка может быть социально опасное положение. Например, родители – алкоголики или наркоманы. Вдруг отец вспылил и избил мать, и ребенок в этой ситуации может зимой уйти из дома в тапочках. Такое часто бывает, и воспитатели к этому готовы. Они могут встать среди ночи и пойти искать ребенка, если поступил тревожный сигнал, допустим, от бабушки. И социальные педагоги подключаются в любое время, даже если они в отпуске.

Еще одна задача СУВУ ОТ — это ресоциализация подростков. Она предполагает помощь подросткам в преодолении жизненных ситуаций, коррекцию их девиантных практик, если они имеются, и главное — изменение их восприятия жизни.

Если до обучения в специальном учреждении подросток воспринимал мир как опасное место, где все его презирают, стигматизируют и взрослые — главные враги. То после года-полутора лет, проведенных в СУВУ ОТ, происходит изменение картины мира.

— Что необходимо для ресоциализация трудных подростков?

— Для успешной ресоциализации подростков важно, чтобы специальное учреждение находилось в городе с хорошо развитой инфраструктурой. Значение имеет наличие спортивных площадок и клубов, культурных центров, музеев, крупных компаний, которые готовы взаимодействовать с подростками. Спецучреждения, как правило, расположены не в крупных городах, поэтому огромное значение имеет коммуникация и сообщества. Например, в одном из городов крупная корпорация приглашала ребят заниматься хоккеем на своей территории. Таким образом подростки обретали новый круг общения.

И второй не менее важный фактор — это тип коммуникации между взрослыми и детьми, преобладающий в самом учреждении. И форма общения подростков между собой.

По моим наблюдениям, в тех учреждениях, где коммуникационная стратегия выстроена в формате демократического контроля, между детьми и взрослыми больше доверия. В коллективе зарождаются новые сообщества, будь то волонтерский отряд, спортивная секция или ремесленный кружок. Важно, что подростки пробуют себя в разного рода занятиях и у них появляются новые интересы. Таким образом происходит трансформация их жизненных практик. Им хочется чему-то научиться, достичь успеха в каком-то деле. Это и есть работа в направлении ресоциализации.

Важно понимать, что для подростка с тяжелой жизненной историей после СУВУ поступить и окончить колледж это большое достижение. Условно говоря, если ему удалось не спиться и не угодить в тюрьму, а приобрести специальность и работать, тогда можно говорить, что он ресоциализировался. Однако формальные достижения — это только одна сторона процесса, другая — кроется в изменении мировоззрения. И это долгий процесс. О результатах можно судить только через много лет после того, как подросток выпустится из учреждения. Поэтому сам результат взаимодействия педагогов с учащимися не лежит на поверхности, несмотря на то, что его так хотят видеть в отчетах о проделанной работе.

К сожалению, есть учреждения, где отношения между преподавателями и учащимися не складываются. В результате чего там происходит еще большее обособление и стигматизация детей. Взрослые применяют диктаторский подход по отношению к ученикам, оскорбляют и унижают их. Если ребенку вдалбливают, что он трудный и неисправимый, никак не хочет сотрудничать и работать с ним невозможно, потому что он «исчадие ада», — ребенок никогда не пойдет на контакт с таким педагогом. В такой ситуации обычно нет хороших отношений и между самими подростками. Выпускники таких учреждений редко вырываются из своего социального слоя и достигают каких-либо успехов.

— Какие еще есть барьеры на пути к новой жизни трудных подростков?

— Стигматизация извне. Часто это специфика маленького города. Когда другие школьники и взрослые позволяют себе называть конкретное учреждение и ее воспитанников «школой дураков» (я это встречала в одном городе). Это становится серьезным барьером на пути интеграции ребенка в новое сообщество. А если в городе еще и развиты криминальные субкультуры, то ребенок, скорее всего, примкнет к ним. Если отовсюду его исключают, стигматизируют, то он станет членом криминальной культуры. Ему больше ничего не остается, а там дают все, что он хочет увидеть: опеку, какие-то солидарности.

Еще один барьер — это сегрегация обязанностей и разделение полномочий между разными институтами по опеке. Так, детский дом перекладывает на школу некоторые полномочия по воспитанию, а школа — на детский дом еще какие-то задачи. Например, дети не посещают в школе какие-то занятия или секции, потому что они у них есть в детском доме. Дети этим пользуются и манипулируют.

Другой барьер более субъективный. Жизнь ребенка непредсказуема, в ней могут произойти разные события. Допустим, если он уже перешагнул какой-то жизненный этап, изменил свое мировоззрение, изменил взгляд на определенные вещи, но тем не менее, в жизни старых компаний происходит какое-то значимое событие, что заставляет его вернуться обратно. И учреждение это не может проконтролировать. Или в семье у него произошло плохое событие, и он возвращается назад. Это травма, кризис, и учреждение не всегда может справиться с этими вызовами. Это риск, он субъективный и зависит только от ребенка, его восприятия происходящего.

Я брала интервью у разных ребят. Были и домашние, и детдомовские. Судьбы ломаные, и педагоги не везде хорошие. Бывают и наказания физические. Например, в одном детском доме наказывали голодом. Результаты ресоциализации зависят от того, как работает само учреждение и какие возможности предоставляет город. Что ребенок выберет, во многом зависит от педагогов, но они это не всегда понимают. Есть такие, которые возлагают всю ответственность на семью ребенка. А семья не способна с этим справиться. У подростков есть вера в авторитеты. Поэтому учреждения часто стараются, чтобы кто-то из взрослых стал для подростков таким авторитетом, наставником, которому бы они могли доверять и которого бы уважали. Это помогает детям начать новую жизнь.

IQ
Автор текста: Тарасова Алёна Юрьевна, 24 сентября