• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Резильентные школы. Как они устроены

И почему ломают стереотипы

©ISTOCK

Хорошие результаты экзаменов, мотивация всех учеников, раскрытие способностей, определившиеся и самостоятельные выпускники – все это не самореклама одной из раскрученных гимназий, а рутинная практика ряда обычных школ. В самых сложных условиях они дают детям все шансы на успех. IQ.HSE продолжает рассказ о феномене резильентных школ по исследованию Института образования НИУ ВШЭ. 

Превосходя ожидания

«Поверх барьеров» — так исследователи определили образ жизни резильентных школ (от англ. resilient — «живучий, устойчивый»). Такие школы работают с самыми сложными учениками – из неблагополучных семей, детьми мигрантов, школьниками с нарушениями развития – и при этом добиваются высоких результатов. Причем без дополнительных денег, высокой административной поддержки или других выдающихся ресурсов. Отстроенная ими система успешно функционирует вопреки всем трудностям.

Не случайно в западной литературе такие школы называют «превосходящими ожидания» — «schools performing beyond expectations». В них низкий индекс социального благополучия учеников – много семей с невысоким уровнем образования и дохода. Но вопреки этому сложному контексту резильентные школы достигают заявленной цели – «повышение жизненных шансов учащихся». У их учеников высокий средний балл ЕГЭ по русскому языку и математике и неплохие результаты в тестах международных образовательных мониторингов TIMSS и PISA

Согласие ради успеха

Резильентные школы стараются найти подход к каждому ребенку, мотивировать к учебе и помочь определиться в жизни, показали интервью и фокус-группы с родителями, детьми (8-11-е классы), учителями и директорами школ. В таких коллективах умеют работать с очень разными учениками: от мотивированных и благополучных до тех, кто остается без родительского внимания. Администрация, педагоги и ученики придерживаются общих ценностей.

Приоритет — хорошая учеба и достижения. Создана насыщенная образовательная среда для того, чтобы дети раскрылись, проявили способности.

Требовательны к себе абсолютно все: и педагоги, и администрация, и школьники.
Родители, дети и школа сотрудничают. Семьи поддерживают усилия администрации и учителей, преподаватели верят в детей и задают им высокую планку, ученики стараются оправдать ожидания. Времени и желания конфликтовать ни у кого нет. 

Адресная работа

В зарубежных работах феномен таких школ объясняют особыми педагогическими методамиталантами педагогов, а также партнерством между семьей и школой. Значимы и такие компоненты, как позитивные ожидания учеников от школы, их вовлеченность в ее жизнь, психологический комфорт. Исследователи ВШЭ приводят стратегии работы резильентных школ с учащимися.

Школы действуют адресно, работают с детьми по индивидуальным планам:


 подтягивают слабых учеников – есть занятия после уроков,
 помогают адаптироваться детям мигрантов – для них проводятся дополнительные уроки русского языка,
 выводят на новый уровень сильных учеников: для них есть профильное обучение, внеурочные занятия – например, факультативы, участие в научных обществах, а чаще всего – подготовка к участию в олимпиадах,
 активно работают с детьми из неблагополучных семей: компенсируют им недостаток родительского внимания,
 учат школьников самостоятельности и помогают им определиться с интересами, будущим образованием и профессией,
 вовлекают детей в неакадемическую жизнь школы, создают чувство причастности к школе,
 работают с родителями, подключают к помощи детям. 

Вот два показательных кейса — работы с самыми сложными и, наоборот, с наиболее мотивированными детьми. Есть «ситуации родительской неадекватности» из-за наркомании, алкоголизма, рассказывает директор одной из школ: «Избиение детей, и дети за гаражами, тоже один-два ребеночка таких есть. Но здесь своими силами помогаем, бабушек подтягиваем. Чувствуем, что в этом ребенке потенциал большой. Если его первый-второй класс пустить на самотек, то тогда потерян будет совсем…». А вот другая история, рассказанная благополучным ребенком: «Учителя у нас довольно сильные, они предлагают и тесты, и какую-то помощь после занятий…Поэтому, если хотеть работать, то репетиторы особо не нужны».

Недетская ответственность

В резильентных школах возникает и особый школьный климат. Обычно под ним подразумевают:

 характер взаимоотношений между педагогами, учениками и родителями, администрацией,

 ожидания школы, родителей и самих детей по поводу достижений,
 нюансы системы оценивания.

Правило таких школ — прозрачность требований и объективность оценок. «Даже тройку надо заработать, — подчеркивает респондент-директор. — Списывание категорически возбраняется, это самый страшный грех…». Администрация и учителя поддерживают образовательную активность учеников и предъявляют к ним высокие требования. Такие повышенные ожидания обычно служат средством мотивации, поднимают самооценку. А это положительно влияет на учебу.

Ученики берут на себя основную ответственность за достижения или неуспех (хотя признают и важность помощи родителей и преподавателей). Так настраивают их учителя («Сам ребенок должен понимать, что он должен получить результат»). Родители тоже объясняют отставание детей недоработками и не предъявляют претензий к школе. «Если у него [ребенка] какие-то проблемы, допустим, история, — значит, что-то сам не то делает», — убеждена мать одного из учеников. 

Родительское (не)участие

Многие родители помогают детям в учебе. «Я бросаю все свои домашние дела <…> и даже если я чего-то не знаю <…> то мы будем изучать вместе», — говорит респондентка. Другая поясняет: «Мы начинаем с учебника, начинаем вместе листать <…>. И [дочь] говорит: мама, я уже поняла».

Но не все родители готовы к такой помощи. На это сетуют и сами дети (семье, нужно «интересоваться, как дела в школе», подчеркивает ученик), и преподаватели. По мнению педагогов, семьи уделяют недостаточно внимания учебе детей. «Очень часто родителям некогда, – рассказывает глава школьной администрации. — Гораздо проще прийти в кабинет директора и сказать: да, я отказываюсь от своего ребенка, забирайте его, делайте с ним, что хотите. <…> Бывает так, что даже на экзамен ребенка вынужден приводить социальный педагог или классный руководитель, потому что ребенок спит дома и разбудить его некому».

Учиться или работать?

Для разных учеников выстраиваются разные образовательные траектории — с учетом возможностей и запросов.

В отношении сильных учеников ставки высоки. Директора и учителя считают, что их выпускники получают хорошую подготовку и могут конкурировать за места в престижных вузах. «Если такие ожидания есть и над этим целенаправленно работают с самого начала обучения, то [поступление в известный университет] вполне реально», — замечает директор школы. Это проявление «продвигающей силы школы» (school promoting power), когда перспективные выпускники движутся по «максимально продолжительной академической траектории».

Учеников с другими возможностями нацеливают на более раннее получение профессии, учебу в колледжах и техникумах. «Чтобы они понимали, где могут зарабатывать», — поясняют представители школы. 

Главное — социализация

Выпускники должны уметь самостоятельно мыслить, строить профессиональные планы и отвечать за них, подчеркивают директора резильентных школ. В отношении всех учеников действует одно и то же правило. «Прежде чем совершить любой поступок <…>, все равно должно быть какое-то рассуждение», — поясняет директор одной из школ.

Социализация в представлении респондентов — и есть главный результат обучения. Респондент-директор считает: «Первое — это сформировать социальные навыки, второе – это сформировать самостоятельное мышление и какие-то познавательные сферы, и третье — это тот формальный выход, который мы видим: ЕГЭ, ОГЭ и все виды контроля...». «Я вижу в социализации максимальный фактор успеха как на уроке, так и в жизни», — заключает он.

Такой подход «ближе к мировому тренду формирования компетенций и тонких, в том числе некогнитивных, навыков (умения общаться, договариваться, понимать других людей, решать проблемы и пр.), чем традиционная ориентация на знания и предметные результаты, заключают исследователи.

IQ

Авторы исследования:
Марина Пинская, ведущий научный сотрудник Центра социально-экономического развития школы Института образования НИУ ВШЭ

Татьяна Хавенсон, научный сотрудник Международной лаборатории анализа образовательной политики Института образования НИУ ВШЭ

Сергей Косарецкий, директор Центра социально-экономического развития школы Института образования НИУ ВШЭ

Роман Звягинцев, стажер-исследователь Центра социально-экономического развития школы Института образования НИУ ВШЭ

Александра Михайлова, стажер-исследователь Центра социально-экономического развития школы Института образования НИУ ВШЭ
Татьяна Чиркина, стажер-исследователь Международной лаборатории анализа образовательной политики Института образования НИУ ВШЭ
Автор текста: Соболевская Ольга Вадимовна, 26 октября