• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Классовая борьба

Как работает буллинг учеников против преподавателей

©ISTOCK

Учителя нередко подвергаются агрессии со стороны школьников. Для педагогов с низким уровнем дохода риски нападок, насмешек, угроз и других форм буллинга намного выше, выяснили исследователи НИУ ВШЭ Юлия ЧерненкоДарья Сапрыкина и Андрей Парницкий. 

Битва за власть

Проявления буллинга — издевательств, угроз, клеветы, шантажа и других форм жесткого психологического давления – в среде подростков исследуются часто. Обычно — в контексте равных взаимоотношений (peer-abuse): изучается агрессия против одноклассников, сверстников. Инициатор буллинга пытается возвыситься над жертвой, продемонстрировать силу, самоутвердиться в классе. Юлия Черненко, Дарья Сапрыкина и Андрей Парницкий рассмотрели это явление в другом ракурсе — с точки зрения агрессии учеников против педагогов. В ходе исследования многие преподаватели признались, что сталкивались с серьезным психологическим давлением со стороны школьников. Причем речь шла именно о буллинге — индивидуальном поведении учеников, а не о моббинге (от англ. “mob” — толпа) — групповой агрессии (например, со стороны целых классов).

Перед опросом учителей исследователи провели разведывательные интервью, чтобы «уловить нюансы того, как педагоги определяют понятие буллинга/травли». Этот этап показал, что под буллингом понимается «систематическое негативное поведение» в разных формах: от мало травмирующих до довольно тяжелых. Но, каковы бы они ни были, они всегда направлены на установление определенной власти.

«Буллинг — это желание оказаться «сильным» именно во властных отношениях конкретного сообщества и в его иерархии», — поясняет Юлия Черненко. Эта коммуникативная стратегия предполагает постоянное «причинение психологического и физического дискомфорта более слабому в этих отношениях».

Так, например, нежелание выполнять требования учителя, сопротивление кажутся довольно безобидными на фоне жесткого прессинга (прямой агрессии). Тем не менее, за этими формами поведения скрывается желание установить психологический контроль над «жертвой», заставить ее почувствовать себя неуверенно. «Оно может быть осознанным или неосознанным, но это желание является драйвером того, кто начинает травлю», — уточняет Черненко.

Вариации воздействия

В ходе работы исследователи выделяли прямой буллинг (оскорбления и насмешки в адрес учителя, публичное обсуждение его внешнего вида, грубость и пр.), и непрямой — саботаж, клевету на педагога и т.д. По итогам опроса самыми распространенными формами буллинга оказались такие ситуации:

 ученики дразнят преподавателя, придумывают прозвища,

 игнорируют его,
 обсуждают его личную жизнь,
 жестами или взглядом демонстрируют презрение,
 намеренно систематически нарушают дисциплину,
 отказываются выполнять требования преподавателей.

«Каждую из перечисленных форм поведения отметили минимум 70% учителей», — подчеркивают исследователи.

Работа опирается на результаты онлайн-опроса школьных преподавателей на сайте pedsovet.org (2800 анкет из 75 регионов России). Львиную долю выборки составили учителя с большим опытом работы (почти половина — 47% — трудятся в школе от 16 до 30 лет, по 20% — работают от шести до 15 лет и более 30 лет). Педагогов спрашивали, подвергались ли они буллингу, насколько часто, в какой форме и почему (информантов просили предложить свои версии). Так, например, в некоторых работах нападки на учителей связываются с невысоким престижем их профессии.

Опрокинутая иерархия

Проблема буллинга в отношении преподавателей нередко недооценивалась — на фоне весьма живучих традиционных представлений о властных отношениях в школе. С этой точки зрения учителя — своеобразные носители власти, а дети — «подчиненные».

Казалось бы, эта иерархия должна устареть, особенно с введением «student-centered approach», когда все внимание сосредоточено на учениках, их потребностях и развитии. «Однако сами учителя, многие из которых немолоды, еще психологически находятся в другой парадигме школьной иерархии, – комментирует Юлия Черненко. — Многие привыкли ко временам еще советской школы, в которой они либо преподавали, либо учились, либо были учениками бывших советских педагогов с их методами. И этот процесс перехода на новые «психологические установки» еще далек от завершения». 

Для учителей нюансы иерархии в отношениях с учениками — чувствительный вопрос, который может влиять на восприятие ситуации. Многие педагоги считают, что их сегодня воспринимают как «обслуживающий персонал». В таком контексте они могут и демонизировать поведение учеников, преувеличивать их агрессию. Например, воспринимать сопротивление и желание школьника отстоять собственную точку зрения как оскорбление, плохое поведение. «Есть вероятность некоторой демонизации, — признают исследователи. — Однако она не влияет на факт того, что многие учителя чувствуют себя жертвами, испытывают психологический дискомфорт и находятся в зоне риска профессионального выгорания. А это очень тревожная ситуация для современного российского образования». Прессинг в отношении учителей влияет на качество преподавания, результаты обучения и на психологическую атмосферу в школе.

Жесткий прессинг

Проведенные в самых разных странах исследования доказывают, что агрессия подростков в отношении преподавателей — глобальная проблема.

Учителя становятся жертвами запугиваний, физического насилиясексуальных домогательств, вандализма (порчи и похищения вещей педагога). Не редкость и медиатизированные формы буллинга: угрозы по электронной почте, посты в социальных медиа, видео с издевательствами, карикатуры и пр.

По данным Юлии Черненко и Дарьи Сапрыкиной, каждый второй учитель (50%) когда-либо слышал в свой адрес угрозы со стороны школьников. Почти треть респондентов хотя бы раз имела дело с комментариями интимного характера. С медиатизированным буллингом — оскорбительными постами в социальных медиа — сталкивались 42% опрошенных.

Группа риска

Исследователи предположили, что на частоту буллинга может влиять социальный статус учителя.

Респондентов просили указать пол, возраст, образование, стаж работы, материальное положение, количество человек в домохозяйстве. Оказалось, что наибольшее влияние оказывает материальное положение семьи преподавателя. «У педагога с низким уровнем достатка вероятность стать жертвой буллинга в два раза выше, чем у его более обеспеченных коллег», — отмечают авторы. То есть малообеспеченные учителя находятся в зоне наибольшего риска.

Место проживания, семейное положение и уровень образования не влияют на частоту и формы проявления агрессии.

Обоюдоострая агрессия

Исследователи подчеркивают, что с увеличением частоты буллинга уменьшается удовлетворенность педагога работой в школе. Это может привести к опасным психологическим и социальным последствиям. «Например, депрессивное состояние учителя отражается на качестве преподавания, на отношениях с учениками и коллегами, — пишут авторы. — Более того, эта ситуация может вызвать агрессию, жертвами которой станут ученики».

Другим вариантом развития ситуации может быть замкнутость учителя и социальная депривация, что тоже плохо сказывается и на педагоге, и на школьном климате в целом.

Снизить напряжение

Респондентов спрашивали, с кем они делятся переживаниями. Обсуждение проблемы обычно помогает уменьшить стресс.

Выяснилось, что учителя, скорее, не готовы делиться подобными проблемами с окружающими. Почти четверть (23%) опрошенных из тех, кто становился жертвами буллинга, никому не рассказывали об этом. Такая стратегия, комментируют исследователи, может привести к ухудшению психологического состояния учителя. 

Однако три четверти опрошенных все же обсуждали эту чувствительную тему: 35,6% из них — с коллегами, а 31,3% — с семьей. В общении с друзьями проблема буллинга замалчивается. «Эти результаты можно связать с тем, что такое поведение по отношению к себе воспринимается как нечто постыдное, о чем не стоит рассказывать, — комментируют исследователи. — Предположительно, у взрослого человека появляются комплексы, что он не может справиться с детьми, что он не является авторитетом там, где его социальная позиция должна быть таковой».

Интересно, что 13% учителей делятся проблемой с психологом. Но неизвестно, с какой целью они обращаются к нему: обсудить свое состояние или обратить внимание школьного психолога на поведение агрессивно настроенных учеников.

Почему ученики так себя ведут

Педагогов просили объяснить агрессивный настрой учеников. Свыше половины респондентов (почти 55%) связывают такое поведение с пубертатным периодом у школьников: половое созревание часто сопровождается всплесками эмоций.

Около половины опрошенных (почти 49%) считают, что одной из причин буллинга со стороны учеников является желание самоутвердиться среди одноклассников. Дети думают, что тем самым поднимутся в их глазах. 40% информантов объясняют агрессию школьников потребностью во внимании. Свыше трети — около 38% — говорят о мести учителю за его требовательность к учебе.

Что делать

Один из главных вопросов заключается в том, как улучшить школьный климат, создать безопасное коммуникативное пространство и для школьников, и для педагогов. Вариантом решения этой проблемы может стать не только улучшение материального положения учителей, но и разработка действенных коммуникативных стратегий противодействия буллингу, пишут исследователи. Нужно обучать этим стратегиям будущих учителей, устраивать специальные тренинги. 
IQ

Авторы исследования:
Юлия Черненко, приглашенный преподаватель факультета коммуникаций, медиа и дизайна НИУ ВШЭ
Дарья Сапрыкина, эксперт Проектно-учебной лаборатории образовательной и молодежной журналистики факультета коммуникаций, медиа и дизайна НИУ ВШЭ
Андрей Парницкий, студент программы «Психология» факультета социальных наук НИУ ВШЭ.
Автор текста: Соболевская Ольга Вадимовна, 30 октября