• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Сникерхед и проблема определений

Фрагмент книги Екатерины Кулиничевой «Кроссовки. Культурная биография спортивной обуви»

©ISTOCK

Недавно в Высшей школе экономики прошла презентация книги Екатерины Кулиничевой «Кроссовки. Культурная биография спортивной обуви», вышедшей в издательстве «Новое литературное обозрение». IQ.HSE публикует ее фрагмент о сникерхедах. 

Наиболее распространенным термином для описания участников кроссовочной культуры сегодня является термин «сникерхед» (sneakerhead). Однако он нуждается в уточнении. Для начала необходимо прояснить, кого именно называют сникерхедами? 

В 2004 году газета The New York Times писала о «новой культуре преданных энтузиастов, известных как сникерхеды», имея в виду целевую аудиторию магазинов, продававших кроссовки из лимитированных коллекций (Martin 2004). То же издание описывает частых посетителей магазина Flight Club, продающего винтажные кроссовки в идеальном состоянии из дедстоков, словом «сникер фрики» (sneaker freaks): это «преимущественно мужчины, помешанные на покупке лимитированных моделей винтажной спортивной обуви. Они говорят на высокотехнологичном языке, бросаясь терминами вроде „рисунок язычка“ и „форма носа“ с той же серьезностью, с какой люди обсуждают тракторные двигатели или командные виды спорта. Один из работников вручил мне карту с имеющимися в продаже винтажными Air Jordan, потрясая ею с такой торжественностью, как если бы он был сомелье со списком редких вин» (Kuczynski 2006). 

©ISTOCK

Однако очевидно, что, описывая сникерхедов как аудиторию определенных нишевых магазинов или онлайн-площадок, в нее приходится включать и коллекционеров со стажем, которые часто воспринимают себя как оппозицию мейнстримной моде, и модников, привлеченных репутацией «непростых кроссовок с претензией» как самого горячего тренда, а также все возможные промежуточные категории потенциальных покупателей.

Люди, интересующиеся кроссовками, могут пополнять как «коллекцию», так и «гардероб». Эти практики имеют между собой много общего, однако они не идентичны. К тому же современная кроссовочная культура включает много действующих лиц: коллекционеров, кастомайзеров, владельцев нишевых магазинов и их покупателей, организаторов и посетителей сникер-конвентов, фотографов и художников с соответствующей специализацией и т.д. 

Исторически кроссовочная культура возникла вокруг практик потребления — собирания обуви для себя и собственного гардероба, участия в особом перформативном городском спектакле. Со временем из среды сникерхантеров и их клиентов выделились коллекционеры спортивной обуви, благодаря которым кроссовки, пользуясь определением Игоря Копытоффа, подверглись «уникализации» и перестали быть просто «товаром» (Копытофф 2006).

Сегодня многие коллекционеры уже не носят ту обувь, которую считают частью своего собрания, или надевают ее только по особым поводам: например, на субкультурные мероприятия. Дмитрий Силенко, коллекционер adidas из России, поясняет: «Винтаж можно максимум надеть в архив adidas или на какое-то крутое мероприятие. Чтобы отдать дань. Туда, где нужно выделиться, куда нельзя прийти просто так, по-модному. Как в Англии: когда они стоят в очереди за кроссовками, то надевают свои лучшие пары, чтобы пообщаться со знатоками, оценить коллекции друг друга».
©Wikipedia

Он же вспоминает, как однажды надел редкие кроссовки и вынужден был пережидать дождь в метро, чтобы не выходить в них на улицу. Многие коллекционеры носят только какую-то часть своего собрания — чаще всего наименее ценную и редкую. Есть коллекционеры, которые принципиально носят все кроссовки из своего собрания, если их состояние это позволяет. Однако даже в том случае, когда вещи из коллекции не носятся, подавляющее большинство коллекционеров, как следует из интервью, все равно стараются приобретать пары своего размера, оставляя себе гипотетическую возможность их надеть. Так проявляет себя память культуры, возникшей из практики приобретения обуви для уникализации собственного гардероба.

В этом состоит интересный парадокс коллекционирования кроссовок и многих других вещей, которые можно надеть. В традиционном понимании коллекционирование предполагает изъятие объекта из контекста его обычного повседневного функционирования (Belk et al.1991). В случае с кроссовками, как показывают примеры, этого часто не происходит. Рассел Белк и его коллеги выделяют еще несколько признаков коллекционирования: в частности, особое отношение к предметам, которые воспринимаются как часть коллекции, основанное на осознании их ценности и уникальности. Благодаря этому мы можем провести границу между коллекцией и гардеробом. Речь о гардеробе идет в том случае, когда у владельца много кроссовок, но все они носятся и, самое главное, к ним нет специфически трепетного отношения и желания хранить на полке. У многих коллекционеров кроссовок помимо собственно собрания есть также и «гардероб» — парк кроссовок, которые они носят в повседневной жизни.

Кастомайзер Maggi из Москвы в ответ на вопрос, считает ли он себя коллекционером, пояснил: «Наверно, нет. Коллекционер — это тот человек, который прямо бережет пару, она несет для него что-то сакральное. У меня такого нет, я все ношу, и для меня это скорее эстетическое удовольствие от носки. Поэтому, наверно, не коллекционер, наверно, просто сникерхед».

Сегодня сникерхедом также могут назвать человека, который просто часто носит кроссовки, не обязательно редкие и коллекционные. Термин можно встретить и в рекламных рассылках магазинов, которые стремятся польстить своим адресатам, создав у них, пусть иллюзорное, ощущение причастности к модной субкультуре. Некоторые исследователи описывают сникерхедов как охотников за последними моделями кроссовок. Например, Юния Кавамура связывает эту практику с присущей моде постоянной жаждой новизны (Kawamura 2016). Однако этому определению очевидно не будут соответствовать собиратели винтажной спортивной обуви и ретрокроссовок (переизданий старых моделей) — то есть довольно большой процент традиционных коллекционеров.

©ISTOCK

Внутри самой кроссовочной (суб)культуры термин сникерхед также могут использовать для описания охотника за так называемыми «хайповыми» кроссовками. Для любителей самых свежих релизов существует также определение «хайпбист» (от названия одноименного сайта Hypebeast) — тот, кто следит за «хайпом» (в данном контексте модой в значении недолгой и неоправданной в глазах наблюдателя шумихи вокруг того или иного предмета или явления), подвержен влиянию рекламы и не имеет собственного мнения. По определению Джелани Эванс, автора автоэтнографической книги с характерным названием «It’s More Than Just Buying Sneakers: Insight Into The Culture Of Sneakerheads» («Это больше чем просто покупка кроссовок: культура сникерхедов изнутри»), сникерхед — это «человек, который покупает и коллекционирует кроссовки» (Evans 2015). В дальнейшем Эванс уточняет, что речь также идет о высокой степени эмоциональной вовлеченности и владении знанием о кроссовках. Определить настоящего сникерхеда, по ее мнению, можно по двум упомянутым выше характеристикам, а также по причастности к определенным практикам сообщества (кемпинг, использование сленга, готовность платить немалые деньги за старые ношенные кроссовки и т. д.). 

Однако Эванс в своей книге говорит только об американской кроссовочной культуре. Если говорить о коллекционерах вообще, то многие из них, как следует из интервью, не применяют к себе термин «сникерхед» из соображений культурного самоопределения — например, в случае, если термин воспринимается ими как американский и относящийся к американской культуре, а сам обладатель коллекции является представителем европейской школы коллекционеров.

Но даже внутри американской кроссовочной культуры мнения насчет терминологии расходятся. Владимир 2rude4u, коллекционер кроссовок из Москвы, вспоминает случай из общения с американским коллекционером: «Мы как-то снимали баскетболистов ЦСКА и разговорились с Кайлом Хайнсом о кроссовках. Он начал говорить, что тоже коллекционирует и у него пар двести пятьдесят. Я спросил: „Ну ты сникерхед?“ Он сказал: „Не-не, сникерхедом я был, когда был ребенком. Сейчас я просто коллекционер кроссовок“. Видите, насколько даже в американской культуре все по-разному».

Иными словами, границы кроссовочной культуры и признаки, по которым можно отделить ее настоящих представителей от ненастоящих, подвижны и являются темой постоянных дискуссий внутри сообщества. Мода на кроссовки привела к появлению новых подвидов сникерхедов, и культура любителей кроссовок перестала быть монолитной. Популярность жанра текстов вроде «10 признаков настоящего сникерхеда» на специализированных ресурсах говорит о том, что их авторы, с одной стороны, стремятся отделить сообщество от случайных людей, с другой — подразумевают возможность перехода из второй категории в первую: нет смысла писать такие тексты, если подразумевается, что их читает только настоящее сообщество. Любая классификация будет в значительной степени условной, а вопрос, кого можно относить к настоящим фанатам кроссовок, а кого нет, кого называть сникерхедом, а кого — не стоит, является открытым и зависит во многом от точки зрения высказывающегося и целей, которые он преследует. Далее в главе речь пойдет о коллекционерах и энтузиастах кроссовок. Термином «энтузиасты» в данном случае определяются те, чья коллекция в большей степени состоит не из физических объектов (пар обуви), а из знаний о кроссовках. К ним можно отнести наиболее уважаемых владельцев нишевых магазинов и медиа, опытных кастомайзеров и т. д. Эту категорию также часто пополняют люди, которые перестали активно коллекционировать или даже расстались с коллекцией, но продолжают интересоваться спортивной обувью и в той или иной степени участвовать в жизни сообщества. 

16 ноября