• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Список литературы: non/fiction-2018

Философия, экономика, политология, киноанализ и многое другое

©ISTOCK

28 ноября стартует книжная ярмарка Non/fiction. Руководитель проекта издательского дома ВШЭ Александр Павлов рекомендует, на что непременно стоит обратить внимание.

Ловушка уверенности. История кризиса демократии от Первой мировой войны до наших дней
Дэвид Рансимен 

Книги Дэвида Рансимена пока еще не были переведены на русский. Между тем, это довольно известный и влиятельный политолог. Сам Нассим Талеб назвал Рансимена «вторым самым глупым рецензентом» его работ. Но даже если допустить, что Рансимен не очень хорошо разбирается в хитросплетениях мысли Талеба, то в истории демократии он точно смыслит. В своей книге «Ловушка уверенности» Рансимен утверждает, что политическая история демократии — это история успеха, в то время как интеллектуальная история демократии — история страха, тревоги, практически паники. Мыслителей, переживавших за судьбу демократии, беспокоила возможность провала демократического проекта вообще. Не потому ли демократические режимы оказались самыми успешными, что рефлексия интеллектуалов позволяла избежать многих капканов? И не потому ли демократия выиграла, поскольку, прямо как и капитализм, постоянно находилась в кризисах и занималась разрешением этих кризисов? Рансимен, кратко обсудив Токвиля, подробно описывает кризисы демократии 1918, 1933, 1947, 1962, 1974, 1989, 2008 годов, чтобы заявить, что сегодняшняя ее проблема — это то, что она попала в ловушку собственного успеха. Автор предлагает не столько решение кризиса, сколько описывает его природу, что, конечно, уже является некоторым образом решением.

Капитализм платформ

Ник Срничек 

Автор, исследователь цифровой экономики, отвечает на вопросы, на которые всем, кто интересуется тенденциями общественного развития в широком смысле слова, хотелось бы получить ответы. И самый главный касается состояния капитализма. Что с ним происходит, продолжает ли он функционировать по-прежнему, даже несмотря на диджитилизацию, или мы стоим на пороге рождения нового режима капитала и т.д.? Сам Срничек называет то, что происходит с экономикой, «платформенным капитализмом». Он утверждает, что новая бизнес-модель — это платформа (Google, Facebook, WhatsApp, Instagram) и что многие даже самые традиционные агенты капитала вынуждены иметь дело с данными, с информационными технологиями и интернетом. Срничек говорит не просто о цифровой экономике, но вписывает ее в более широкий контекст экономической истории, прослеживая зарождение новых форм бизнеса в спаде 1970-х, буме 1990-х и последствиях кризиса 2008 г. Наконец, автор отвечает на вопрос, как цифровые технологии влияют на капитализм, и даже утверждает, что цифровая экономика предстает своеобразным идеалом, который может легитимировать нынешний капитализм. Кроме того, что Срничек говорит для кого-то о вполне знакомых вещах, он также рассуждает и о будущем капитализма. Возможно, это самая интересная часть его книге. 

Ролан Барт
Тифен Самойо

Мы много знаем о Фуко. Или, во всяком случае, можем знать. Уже несколько его биографий переведены на русский. Но что мы можем знать о Ролане Барте? Достаточно ли нам несколько его книг, переведенных на русский язык, в том числе текста «Ролан Барт о Ролане Барте»? Нет, недостаточно. Мы точно можем сказать это, прочитав биографию, написанную Самойо. Пересказывать ее не имеет никакого смысла. Вы либо прочтете эту книгу, либо нет – все зависит от того, насколько вам интересно знать о работе философа, тексты которого актуальны до сих пор. Наверное, это достаточная причина для того, чтобы окунуться в почти что шестьсот страниц увлекательнейшего рассказа. Однако есть и другая причина прочесть «Ролана Барта» тем, кому не очень интересно знать о французской философии ХХ столетия: это хороший пример того, как должно писать интеллектуальную биографию. Сама Самойо писательница, и именно поэтому ее текст, посвященной не самой простой и, признаемся, не самой интересной теме, является таким захватывающим. А переводчики Анна Васильева и Инна Кушнарева поспособствовали тому, чтобы книга сохранила свое очарование и на нашем языке. Одним словом, мы получили очередной важнейший том из серии «Интеллектуальные биографии».


Источники социальной власти
Майкл Манн

Мир знает двух Майклов Маннов. Один — именитый голливудский режиссер, второй — социолог, тоже, кстати, именитый. Снять кино с Колином Фарреллом может, конечно, не кто угодно, но все же многие, а написать огромную содержательную работу по исторической социологии смог только один ученый. «Источники социальной власти» — это четыре тома (второй в двух частях) очень внимательного, основанного на богатом эмпирическом материале исследования о становлении современного общества. Манн выделяет четыре источника власти – военный, идеологический, экономический и политический — и прослеживает их взаимовлияния, начиная с неолита, а заканчивая 2011 годом. Как это ни иронично, уже вышел даже четвертый том, посвященный совсем современным вещам, то есть глобализации (1945-2011), а первый (про эпоху неолита, древние цивилизацию, Средние века и т.д.), заключительный, вышел только что. Таким образом, можно собрать полную коллекцию.  

Французский авантюрист при дворе Петра I. Письма и бумаги барона де Сент-Илера

Наверное, стоит обратить внимание читателей (и прежде всего специалистов по русской истории) даже не столько на саму книгу, сколько на отдельную серию новых источников по истории России XVIII столетия. Особенность источников в том, что они касаются личного происхождения — мемуары, переписка, дневниковые записи, хотя в том числе и публицистика. Серия задумана Центром истории России нового времени, а ее составителем и научным редактором стал Игорь Федюкин. Первая книга проекта — наследие барона де Сент-Илера, обнаруженное в архивах Москвы, Санкт-Петербурга, Парижа, Лондона, Вены и Стокгольма. Сент-Илер был основателем Морской академии в Санкт-Петербурге и, как сказано в заглавии, авантюристом — видимо, не самым удачным. 


Исследования семьи: основные понятия
Дж. Риббенс Маккарти, Розалинд Эдвардс

Книга, написанная двумя британскими социологами, представляет собой анализ ключевых понятий, связанных с семьей, своего рода почти что энциклопедию по фамилистики. Это учебное пособие — своеобразный аналог недавно вышедшей в Издательском доме Высшей школы экономики книги «Основные понятия в социологии» Энтони Гидденса и Филипа Саттона, только с акцентом на семью как форму социальной жизни. Из учебного пособия вы узнаете, как сегодня ученые рассуждают про близость и заботу, бабушек и дедушек, братьев и сестер, потерях и рождаемости, публичном и приватном, а главное — о том, какие бывают формы семьи. Разумеется, в тексте можно прочитать и про феминизм и то, как он влияет на современную семью. С одной стороны, это специальная литература прежде всего для студентов, с другой – книга будет полезна всем, кто интересуется тем, что происходит с семьей в нынешнем мире в самых разных аспектах — демографии, психологии, социологии и т.д. 

Богатство идей. История экономический мысли
Алессандро Ронкалья

Еще один учебник. Книга посвящена истории экономических учений, а на деле будет интересна философам, политологам, юристам и социологам. Потому что в ней можно прочесть не только про Смита и Рикардо, но и про Маркса и Шумпетера. А экономические учения многих мыслителей немыслимы без политических импликаций. Нужно учитывать, что учебник написан итальянцем, отсюда и определенный (и потому тем более интересный) субъективный взгляд на сложившуюся историю мысли. Научный редактор перевода Владимир Автономов особенно рекомендует главу об Уильяме Петти (хотя и не только ее). Лично для меня она открыла почти неизвестного мне автора. Читать любопытно, а ведь я даже не экономист.


Кембриджская школа. Теория и практика интеллектуальной истории

Тимур Атнашев, Михаил Велижев (составители)

Очень важная хрестоматия для всех тех, кто интересуется методологией и историей политической философии, интеллектуальной истории, истории политической и правовых учений. Несмотря на то, что Скиннера, одного из лидеров Кембриджской школы, в России вроде бы уже знают, его ранние методологические работы до сих пор оставались неизвестными. Имя Джона Покока книга открывает российскому читателю едва ли не впервые (хотя его тексты выходили ранее в одном из русских толстых журналов). Но это только первая часть книги. Во второй представлена дискуссия, то есть мнения относительно метода Кембриджской школы, среди которых есть и серьезные критические замечания относительно его границ и применимости. Наконец, в третьей части русские авторы пытаются применить метод Кембриджской школы по отношению к русской истории. О том, насколько у них получилось это сделать, вы можете судить сами. 

Введение в системный киноанализ
Гельмут Корте

Эта книга вышла не только что, но совсем недавно — в мае. Тем не менее я бы очень рекомендовал приобрести ее на ярмарке. Это очень хорошая методичка, посвященная тому, как можно анализировать кино, на чем ставить акценты, какие освещать темы, помещать ли фильмы в исторический контекст и насколько нужно учитывать внимание зрителей. При этом нужно оговорить, что Корте — не единственный автор книги. Он написал само введение и одну из глав, три другие главы написаны его коллегами. Каждая представляет собой анализ конкретного фильма — «Забриски Пойнт», «Мизери», «Список Шиндлера» и «Ромео + Джульетта». Важность этой книги в России определяется тем, что она дает инструменты, с которыми можно анализировать кино именно как эмпирический материал, то есть говорить что-то о самих фильмах. Иными словами, она не про теорию, а про прикладные исследования. Прочитав ее, можно в самом деле научиться анализировать кинематограф. В предисловии к изданию я говорю про все это более подробно. 


Постмодернизм, или Культурная логика позднего капитализма

Фредрик Джеймисон 

Одна из самых важных философских книг конца ХХ века. Некоторая трудность состоит в том, что сегодня это — историческая книга, то есть текст, принадлежащий истории. Капитализм стал еще более поздним, став «платформенным», а постмодернизм — так вообще закончился или умер. Так, по крайней мере, считают многие, кто писал про него раньше. И тем не менее книга Джеймисона даже не столько актуальна, сколько ценна сама по себе. Его анализ культуры, рассуждения о конкретных вещах типа кино или живописи, литературе и архитектуре поистине завораживают. Его стиль не простой, но утонченный. То, что эта работа теперь есть и на русском, уже праздник. Но самое главное — благодаря ей многие, наконец, узнают, что постмодернизм — это не французские философы типа Деррида, а что-то совсем другое. Это вообще самая важная книга ярмарки. Опять же нескромно отмечу, что предисловие к «Постмодернизму» писал я; в нем я сделал акцент на вопросе о смерти постмодерна и том, что приходит ему на смену.

* 30 ноября в 12:00 в пресс-центре ЦДХ пройдет презентация книжного проекта переводных монографий Издательского дома ВШЭ. 
IQ

Автор текста: Павлов Александр Владимирович, 27 ноября