• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Доступность продовольствия

Как ее измерили в России

©ISTOCK

Если население может приобретать качественные продукты в соответствии с доходами и нормами потребления, а траты на питание не «съедают» значительную часть семейного бюджета, значит, в стране все в порядке с экономической доступностью продовольствия. О том, как измерили уровень доступности в России, и почему некоторые регионы не дотянули до его минимума — в исследовании, опубликованном в «Экономическом журнале ВШЭ».

Оценка под вопросом

В последние годы ситуация с экономической доступностью продовольствия (ЭДП) в России осложнилась под воздействием санкций и продэмбарго, считает автор исследования — доцент Института аграрных проблем и информатики им. А.А. Никонова Константин Бородин:

 ограничился доступ потребителей к привычному ассортименту продуктов питания;

 продукты питания заметно подорожали: за два года введения санкций и эмбарго (с 2014-го) — на треть (31,6%), за три года — почти в 1,5 раза (45%);
 переход от традиционных зарубежных поставщиков к поставщикам с более высокими ценами отрицательно повлиял на и без того сократившиеся доходы населения.

В этих условиях важно понимать и регулярно отслеживать уровень ЭДП. Но каким образом?

В мировой практике это делают по двум моделям: ФАО ООН и исследовательской службы журнала Economist (Economist Intelligence Unit). Для России ни одна из них не подходит:

в первом случае не хватает данных. В РФ не ведется статистика по целому ряду показателей, используемых ФАО: масштабы дефицита продовольствия, распространения недоедания и нехватки продовольствия;
во втором оценки возможны только в национальном масштабе без анализа регионов.

Отечественных инструментов для измерения ЭДП практически нет — ни в официальных документах, ни в научных работах.

Продуктовая арифметика

Константин Бородин предлагает этот «вакуум» заполнить. Для мониторинга доступности продовольствия он разработал метод с учетом эффектов величины дохода, сбалансированности рациона, цен и доли расходов на продукты питания в стране и регионе.

Итоговой единицей оценки стал минимальный (фиксируемый в потребительской корзине) набор продуктов питания, точнее — количество таких наборов, которые среднестатистический гражданин может приобрести в рамках своих трат на продовольствие.

Субъекты РФ, по статистике Росстата, это территории с разными доходами и расходами населения и стоимостью продуктов питания. Поэтому пример на сравнении:

По закону, продукты питания составляют около 50% стоимости российской потребительской корзины. В странах Западной Европы расходы на продовольствие в среднем не превышают 20%. В международных исследованиях бедными принято считать тех, кто тратит на еду от 70% своих общих расходов.

Продукты питания, включенные в потребительскую корзину
и нормы их потребления в России
(кг, в среднем на одного трудоспособного человека)

Хлебные продукты (хлеб и макаронные изделия
в пересчете на муку, мука, крупы, бобовые)
126,5

Картофель
100,4

Овощи и бахчевые
114,6

Фрукты свежие
60

Сахар и кондитерские изделия
в пересчете на сахар
23,8

Мясопродукты
58,6

Рыбопродукты
18,5

Молоко и молокопродукты
в пересчете на молоко
290

Яйца
210 штук

Масло растительное, маргарин
и другие жиры
11

Прочие продукты (соль, чай, специи)
4,9

Источник: Федеральный закон
«О потребительской корзине в целом по Российской Федерации»

Норма по-российски

Предложенная методика позволяет сравнивать уровень экономической доступности продовольствия в стране и регионах в режиме ежемесячного мониторинга.

На примере субъектов РФ пяти федеральных округов была рассчитана динамика показателя ЭДП за 2016 год. В целом по России, в зависимости от месяца, он варьировался от 1,13 до 2,3.

Пороговое значение (то есть минимум, ниже которого ситуацию можно считать критичной), по расчетам, составляет 1. Следовательно, делает вывод ученый, ситуация с доступом к продуктам питания в России устойчива.

«Самые низкие показатели, как правило, приходятся на первый месяц календарного года, что во многом обусловлено снижением премиальных выплат и праздничными расходами. Начиная с февраля, положение постепенно улучшается — до пиковых значений в декабре. Однако в некоторых субъектах эта тенденция приобретает затяжной характер и продолжает оставаться неотрегулированной в течение многих месяцев», — комментирует Константин Бородин.

У кого и откуда проблемы

Исследование выявило ряд территорий с неудовлетворительным состоянием доступности продовольствия. Наиболее острая ситуация (значительная часть населения не в состоянии приобрести хотя бы один фиксированный набор продуктов питания в соответствии с доходами и долей расходов на продовольствие в регионе) в 2016 году сложилась в следующих субъектах:

Южный федеральный округ: Республика Калмыкия, Волгоградская область;
Северо-Кавказский: Карачаево-Черкесская Республика;
Приволжский: Республика Марий Эл;
Уральский: Курганская область;
Сибирский: Республики Алтай, Тыва, Хакасия, Томская область;
Дальневосточный: Еврейская автономная область.

Почему так происходит? Проблемы могут быть в том числе в структуре производства, которая регулирует факторы, влияющие на ЭДП: доходы населения и цены на основные продукты питания.

Анализ показал, что в валовом региональном продукте регионов-аутсайдеров в основном преобладает аграрный сектор или же в производстве сельхозпродукции превалируют малые предприятия. Малые, в отличие от средних и крупных, не имеют «преимуществ масштаба», позволяющих снижать издержки, а значит и стоимость своей продукции. Там же, где доминирует аграрный сектор, как правило, недостаточно обрабатывающих производств, что влияет на формирование доходов на более низком уровне.
IQ

Автор исследования:
Константин Бородин, доктор экономических наук, руководитель отдела регулирования аграрных рынков Всероссийского института аграрных проблем и информатики им. А.А. Никонова
Автор текста: Салтанова Светлана Васильевна, 4 февраля