• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Введение в манга-манию

Как в России приживались японские комиксы

©ISTOCK

Для развития субкультуры аниме в стране почву подготовили не только японские мультфильмы, но и переводы манги на русский язык. Популярные японские комиксы добрались до России в 1990-е годы и задали восприятие этого жанра. В нулевые в стране появились первые сообщества фанатов японской поп-культуры и издательства, специализирующиеся на выпуске азиатских комиксов. Начался манга-бум. Юлия Магера изучила судьбу японских комиксов в России.

Джек и Гэн пришли вовремя

Японские комиксы манга в России — давно не экзотика. Они выходят не только в привычном формате (черно-белые рисунки, мягкий переплет), но и в виде коллекционных изданий с особым качеством печати, в цвете. Мангу выпускают и крупные многопрофильные издательства (например, петербургская «Азбука»), и более скромные, специализированные: «Истари Комикс», «XL Media», «Фабрика комиксов» и другие. Вокруг жанра сформировались свои фан-сообщества — отаку, любители аниме и манги.

Японские комиксы появились в России в 1990-е годы, после распада СССР, когда прежняя массовая культура для юношества исчезла, а новая еще не появилась. «Молодежь чувствовала себя потерянной и искала новые формы для самовыражения», — поясняет Юлия Магера. Манга и аниме пришлись кстати.

Японская массовая культура — это всегда акцент на чувствах и переживаниях героев, анализ поступков. «Это, как мне кажется, и совпало с чаяниями молодежи, оказавшейся в непростой ситуации 1990-х годов (безработица, утрата ориентиров)», — говорит исследовательница.

Японская анимация и манга поднимали темы взаимоотношения полов и сексуальности. Американская же и советская анимация создавались как «продукция для детей, что, конечно, нисколько не умаляет заслуг последней, ведь многие авторы манги и режиссеры аниме росли на советской мультипликации».
Многие исследователи отмечают, что, в отличие от американских комиксов и анимации, где все заканчивается хэппи-эндом, японская массовая культура более разнообразна. Персонажи испытывают утрату, борются с трудностями, нередко погибают. «Часто комедийный и, на первый взгляд, несерьезный зачин оборачивается настоящей житейской драмой, персонаж скрывает какую-то трагедию», — добавляет Юлия Магера.

Первая манга на русском языке —«Блэк Джек. Короткие рассказы» — была издана в Харькове, в 1994 году, тиражом 10 тысяч экземпляров. Ее автор, Тэдзука Осаму (1928-1989), считался в Японии богом этого жанра. Комиксы о Блэк Джеке — гениальном подпольном хирурге, который работает с самыми сложными кейсами и решает моральные дилеммы, — с момента появления (1970-е годы) выдержали множество изданий.

А в 1995 году в России вышел легендарный «Босоногий Гэн» Накадзава Кэйдзи.

©Wikipedia

Слом стереотипов

История шестилетнего мальчика Гэна, семья которого переживала последствия бомбардировки Хиросимы, уже была известна в России по одноименному мультфильму 1983 года (в советский прокат он попал в середине 1980-х). Тогда зрители — а аудиторией мультиков были дети — испытали потрясение от увиденного. Как вспоминал один из них, многие рыдали, не могли прийти в себя. Ему самому «запомнился контраст между мирной жизнью и начавшимся кошмаром».

Истории Джека и Гэна и задали восприятие японских комиксов в России. «Первая манга на постсоветском пространстве отличалась драматизмом и серьезностью поднимаемых тем, —отмечает Юлия Магера. — Ни «Босоногий Гэн», ни «Блэк Джек» не были просто смешными или развлекательными историями». Первая – антивоенная драма, вторая — «больничная драма». И хотя визуально эти истории выглядели упрощенно, они «несли важное послание, передавали сильные эмоции», заставляли задуматься над последствиями тех или иных действий. 

По сути, произошел некий слом стереотипов. До сих пор любые комиксы считались несерьезным жанром. Но японская манга оказалась более сложной и выводила читателя из зоны комфорта, поэтому, естественно, запоминалась надолго. 

Ре-анимация

Хотя число поклонников манги росло, и экзотические комиксы благодаря развитию Рунета и появлению сетевых сообществ пошли в массы, нельзя сказать, что их путь к читателю был прямым и быстрым.

Во-первых, широкое проникновение японской массовой культуры в СССР началось только во второй половине 1980-х, в эпоху Перестройки. К этому времени в Японии это была уже зрелая индустрия. До этого, в 1960-е-1970-е годы, в Советский Союз попадали лишь единичные комиксы на японском (через находившееся в гостинице «Украина» японское торгпредство), поскольку был железный занавес.

Во-вторых, для воспроизводства манги требовались фотокопировальные аппараты, а они были тогда наперечет и под строгим контролем.

Анимации из Страны восходящего солнца повезло больше. В 1980-х японские мультики были широко известны в СССР. Зритель знал такие ленты, как «Кот в сапогах» (по мотивам сказки Шарля Перро и «Трех мушкетеров» Александра Дюма), «Русалочка», «Таро, сын дракона», «Али-Баба и сорок разбойников», «Летающий корабль-призрак».

В те же 1980-е «Союзмультфильм» сделал ряд совместных работ с японскими коллегами — например, «Двенадцать месяцев» и «Приключения пингвиненка Лоло». Так что японская анимация уже была раскрученным брендом. Другое дело комиксы — хотя и близкий, но все же непривычный тогда жанр.

Репутацию жанра во многом создали американские, диснеевские работы — веселые, гротескные, не претендующие на драматизм. На них в свое время ориентировался и мастер анимации и «бог манги» Тэдзука Осаму. Впрочем, его почерк быстро стал индивидуальным. Он использовал при создании комиксов кинематографические приемы: крупный план, смену ракурсов, оптические эффекты. У читателя возникало ощущение, что он смотрит фильм. Уже в конце 1940-х работы Тэдзука Осаму имели немалый успех в Японии. А после войны манга уже конкурировала с американскими и французскими аналогами.

©youtube/ Приключения пингвиненка Лоло(Союзмультфильм, 1986 год)

Архетипы гения и народного мстителя

Отчасти «Блэк Джек» основан на реальном опыте Тэдзука Осаму, врача по профессии. Его герой, талантливый хирург-неформал, оказался узнаваемым и вызвал симпатии читателей.

Блэк Джек, работающий без лицензии, но способный вылечить тех, от кого отказалась официальная медицина, напоминает сразу двух суперпопулярных героев. Один из них – Шерлок Холмс, который раскрывает самые сложные преступления без помощи Скотленд-Ярда (эта институция в лице Лестрейда нужна ему лишь периодически). Другой персонаж – Робин Гуд, символ социального возмездия. Как и он, Блэк Джек всегда поступает по совести, помогает бедным и слабым и не испытывает особой симпатии к богатым и влиятельным людям.

История «Ищите доктора», опубликованная в первом переводном сборнике («Блэк Джек. Короткие рассказы»), четко показывает моральные принципы героя. Сын богача попадает в аварию, и отец просит доктора спасти его жизнь. Для этого он готов пойти на все — так, он обвиняет ни в чем не повинного портного в том, что тот якобы стал причиной ДТП. Молодого человека приговаривают к смертной казни.

Тут начинается сольная партия гениального хирурга. Вместо того, чтобы спасти жизнь богатого наследника, Блэк Джек делает пластическую операцию несчастному портному. Тот становится двойником попавшего в аварию юноши и возвращается к «отцу». Поступок врача объясняется просто: он отказывается жертвовать жизнью простого рабочего ради жизни состоятельного повесы.

 
©Wikipedia
И так он принципиален во всем. Бывает, правда, что мастерство врача не окупается: в еще одной истории («Мальчик, умерший два раза») того, кого Блэк Джек вернул к жизни, приговаривают к смертной казни как преступника. Но порой ведь и Шерлок Холмс ошибается. Кстати, если уж говорить о параллелях, то Блэк Джека можно сравнить с «неформатным» и эксцентричным доктором Хаусом, чье нестандартное мышление помогает лечить необычные болезни.

Почва для субкультуры

Япония привлекала к себе внимание в эпоху Перестройки, прежде всего, как страна с высокоразвитыми технологиями. Большое издательство «Мир», которое переводило на русский иностранную научную литературу и учебники, выпустило двухтомный справочник в картинках «Мир компьютеров в вопросах и ответах» (1988 и 1990 годы). Это был перевод японской книги Хасэгава Хисахико «Передача данных в картинках…». В ней были простые, забавные, доступные для понимания рисунки.

«Многие коллекционеры и поклонники японской поп-культуры отмечают книгу «Мир компьютеров в вопросах и ответах» как первое знакомство с японской манерой рассказа в картинках, представленной в виде образовательного комикса для детей», — комментирует исследовательница.

Но в то время вообще был бум комиксов (отечественных, американских, французских), так что такой нарратив выглядел вполне естественно.

Историю о Гэне переводила группа волонтеров. Примечательно, что за рубежом манга-мания тоже начиналась с издания этого комикса — как с визитной карточки жанра. В России, по информации из первого тома манги, публикацию спонсировала японская студентка Танабэ Минако (она жила в Москве и была главным представителем российско-японского «Проекта Гэна»). Второй том планировалось выпустить прежде всего на средства от продаж первого тома. Но уже после выхода третьей книги возникли финансовые трудности. И публикацию продолжили в Японии. С 1995 по 2001 годы вышли все десять томов манги «Босоногий Гэн».

Таким образом, старт манги в стране не был успешным. Но уже в 2000-е годы у жанра оказалось много поклонников. В 2013 году издательство «Alt Graph» взялось за переиздание всех десяти томов «Босоногого Гэна». Обложки оформил популярный отечественный комиксист

Николай Писарев. В итоге переизданная манга лидировала в списках продаж и получила ряд премий.

Пиратка и отаку

В конце 1990-х число отечественные отаку стали вполне представительным сообществом. Об этом говорит появление многочисленных филиалов клуба «Р.Ан.Ма» (Российской ассоциации аниме и манги) по всей России. Задачей клуба, основанного в Москве в 1996 году, было налаживание связей между поклонниками японской поп-культуры всех возрастов и мест проживания.

Такие сообщества больше интересовались современными японскими комиксами. Но дефицит манги привел к тому, что отечественные отаку стали сами участвовать в создании такой продукции. В результате появились пиратские издания.

С развитием Рунета на рубеже XX - XXI веков среди российских фанатов японских комиксов набрал популярность сканлейт (от англ. scanlate — scan плюс translate ) — любительские переводы манги, выложенные в свободный доступ в сети. Пример был взят «с американских коллег, которые сначала сканировали томик японской манги, затем чистили сканы на компьютере и вставляли в словесные пузыри переведенный текст», поясняет Юлия Магера. Поэтому первые отечественные сканлейтеры часто переводили мангу с английского (сканы заимствовались у американцев). А нелицензионная манга, появившаяся тогда же, встречается и до сих пор.

Рыцари манги

Первым в 2000-е лицензионную мангу стал выпускать издательский дом «Прайм-Еврознак». Они опубликовали комикс «Звездные войны. Возвращение джедая» по мотивам сценария Джорджа Лукаса и Лоуренса Кэздана. Все четыре тома манги вышли на русском языке в 2004 году.

А в 2005 году заработало первое официальное издательство манги «Сакура-пресс». Оно стартовало комедийно-романтическим комиксом Такахаси Румико «Ранма1/2». Это был реверанс в сторону клуба «Р.Ан.Ма», который и назван в честь популярного произведения. Но история была слишком длинной (38 томов), и вышло меньше половины: 15 томов. Такую продолжительную мангу оказалось сложно распространять. В дальнейшем издатели предпочитали истории покороче.

 ©Wikipedia

Продвигая продукцию, издательства ссылались на экранизации японских комиксов или популярные франшизы (как в кейсе со «Звездными войнами»). Но и по сей день манга нередко выходит под премьеру анимационного или игрового фильма.

«Сакура-пресс» просуществовала до 2016 года, но фактически перестала выпускать продукцию еще раньше. Однако ее появление на российском рынке в нулевых подало пример другим компаниям, задумывающимся о лицензировании манги. В 2006 году заработало екатеринбургское издательство «Фабрика комиксов», затем выпуском манги занялся петербургский издательский дом «Домино» (ныне «Комикс-Арт») при поддержке «Эксмо». В 2008 году появились московские «Палма Пресс» и «Истари Комикс». Был бум азиатских комиксов – не только японской манги, но и корейской манхвы и китайской маньхуа. Сейчас в изобилии печатаются только японские комиксы. «Просто поначалу издательства были вынуждены приобретать корейские и китайские лицензии, чтобы затем получить доступ к японским, — поясняет исследовательница. — Издательства без бэкграунда должны были показать японской стороне, что они могут печатать комиксы, на примере корейских и китайских вариантов».
IQ

Автор исследования:
Юлия Магера, старший преподаватель Института классического Востока и античности НИУ ВШЭ 
Автор текста: Соболевская Ольга Вадимовна, 7 февраля