• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Постчеловеческое общество

Как развитие технологий
затормозило эволюцию людей

«ВАЛЛ-И», Эндрю Стэнтон. 2008

Развитие техники в истории человечества началось с появления орудий труда. Естественно, первые технические приспособления были предназначены для рутинных, нетворческих задач. Сегодня техника становится антропоморфной: человек все чаще видит в ней партнера. Так называемая «параллельная эволюция» человека и машины движется к кульминации, когда создание станет равным своему создателю. IQ.HSE в тезисах излагает исследование Тимура Хусяинова и Владимира Слюсарева о том, как менялись отношения человека и техники.

Появление инструментов облегчило борьбу за существование

История развития техники условно равна истории человеческой культуры. Создание инструментальных артефактов было призвано исправлять недостаточные возможности человека. По сути, он отделил от себя часть эволюционного процесса, переложил ее на технику. Тем самым человек лучше приспособился к изменениям. И процесс так называемой «параллельной эволюции» пошел.

Отдельная часть человека — техника — стала развиваться, позволяя ему меньше эволюционировать самому. Наш современник менее сильный, его иммунитет слабее. При этом он обладает средствами, которые помогают двигать горы, выживать в Арктике и в космосе, жить дольше, чем его далекие предки, и даже уничтожить планету.

Промышленные революции:
техника дает человеку все больше опций

На пути к появлению этих возможностей человечество прошло через три промышленных революции. Каждый раз люди все лучше приспосабливались к изменениям среды, но в то же время — были все меньше готовы переносить эти изменения без техники. Так или иначе, эти революции не посягали на эксклюзивное преимущество человека — способность мыслить и творить.

Первая промышленная революция (переход от ручного труда к машинному) освободила человека от физической нагрузки. Вторая способствовала появлению поточного производства с применением электричества. Третья революция принесла информационно-компьютерные технологии. Они повысили скорость обработки и передачи информации, упростили доступ к Глобальной сети и привели к формированию «Глобальной деревни», где кто угодно может общаться с кем угодно. Все это были усовершенствования человеческой деятельности — но без фундаментальных ее изменений.

Однако наступила эпоха Четвертой (цифровой) революции. И она уже несет коренные трансформации. Например, грозит человеку утратой эксклюзивности ума.

Четвертая революция:
техника претендует на собственный разум

Объявленная в 2016 году во время Всемирного экономического форума в Давосе Четвертая революция стала основой для развития новых цифровых технологий: искусственного интеллекта (ИИ), машинного обучения, робототехники, блокчейна, облачных вычислений и пр. И если раньше преимущество разума и творчества оставалось за человеком, то теперь его могут получить и машины. От них уже ожидают и принятия решений, и целеполагания.

Простой пример. Когда появилась роботизированная сварка на конвейерном производстве, то механизм с электронным «мозгом»  выполнял лишь рутинную работу. Он не принимал решения, не определял целей. Именно человек задавал условия, что и как должно происходить. А техника, будь то молоток или суперкомпьютер, лишь выполняла его указания. В новых обстоятельствах искусственный интеллект в своих решениях может обойтись и без человека.

Люди выбирают партнерство с машинами

Несмотря на все опасности для собственной исключительности, человек выбирает «союз» с техникой. Выделение технологий логически завершается слиянием с ними. От машин ждут большей человечности, большей гуманизации.

Востребованы программные продукты, которые могли бы выступить как партнеры человеку. Например, программы, способные играть в шахматы. Их начали писать еще на заре программирования (есть проекты Клода Шеннона, Алана Тьюринга и Норберта Винера). Создатели шахматной машины стремились разработать разум, способный к самостоятельному обучению и творчеству. И сегодня машина уже может обыграть человека в шахматы. Она стала его компаньоном в игре.

Это отчетливо видно и на примере современных компьютерных игр. 

Техника создала для человека заманчивый альтернативный мир

Компьютерные игры — симуляторы, экшн, шутеры, RPG (role-playing game), в которых физическая активность стала выражаться через психологическую ассоциацию с игровым аватаром, — сконструировали для человека совершенно новую сферу. В ней стерты границы между виртуальностью и реальностью. Игрок за монитором может в виде виртуальной симуляции бегать по полю, управлять кораблем или самолетом и командовать целой армией — и при этом ощущать себя в двух мирах (физическом и компьютерном) одновременно.

Необязательность реальности «другого» (противником человека оказывается программа) формирует особую структуру коммуникации. Игрок перестает воспринимать разницу между реальным человеком и его компьютерной симуляцией. Яркий пример — игры типа ‘Second Life’, ‘Lineage 2’, ‘World of Warcraft’, где воспроизводится структура отношений в обществе, формируются свои законы и этика. В них создается новая реальность, в которой пребывает аватар игрока, которому для большей достоверности также требуется есть, пить, тренироваться и т.д.

Человек начинает испытывать чувства к машине

Техника все больше становится антропоморфной, копирует человека. И — провоцирует отношение к себе, как к человеку. Она дает своему обладателю экзистенциальные переживания, становясь собеседником и другом, и заменяет «значимых других».

Показательно, что появляется все больше различных IT-«консультантов» и «партнеров». Так, изначально голографический голосовой помощник GateBox был создан для общения и упрощения обыденных операций. Но он воспроизводит эмоциональные реакции человека и потому сам начинает вызывать эмоции и даже чувство привязанности.

Робот Кисмет воспринимает множество естественных социальных сигналов по визуальным и слуховым каналам и доставляет их людям посредством направления взгляда, выражения лица, позы тела и пр. По сути, он получил возможность успешного взаимодействия с человеком.

Секс-куклы становятся все более реалистичными. Для некоторых эти куклы — собеседники. С ними тоже могут устанавливаться эмоциональные связи. Такая динамика постчеловечеловеческого взаимодействия получила название ‘allodoll’.

По сути, возникает новое родство с машиной, которое все больше напоминает отношения между людьми. Не случайно владельцы антропоморфных роботов описывают их как членов семьи. А трансгуманистические течения выступают за признание прав роботов.

Создание становится равным создателю

Человек в своем стремлении облегчить жизнь и разнообразить ощущения будет отдаляться от роли творца, передавая эту функцию машине. А она, в свою очередь, все чаще будет восприниматься в качестве «субъекта» действия.

Пока человеческую эксклюзивность спасает неумение техники заглядывать за горизонт. Но процесс параллельного развития людей и машин движется к логической точке бифуркации, когда создание станет равным своему создателю.
IQ

Работа написана в рамках проекта 18-011-00335 «Коэволюция естественного и искусственного как условие сохранения жизненного мира человека» при поддержке гранта РФФИ.


Авторы исследования:
Тимур Хусяинов, преподаватель Департамента социальных наук НИУ ВШЭ в Нижнем Новгороде
Владимир Слюсарев, младший научный сотрудник кафедры философии Нижегородского государственного университета им. Н.И.Лобачевского
Автор текста: Соболевская Ольга Вадимовна, 13 августа