• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Аферист в законе

Как нелегал Павленко разбогател на сталинской экономике

© WIKIMEDIA COMMONS

В 1955 году в СССР был расстрелян Николай Павленко — теневой предприниматель, построивший успешный бизнес в эпоху Сталина. Нелегальная коммерция под носом у диктатора и вопреки плановой экономике — случай яркий, но для того времени достаточно типичный, утверждает профессор НИУ ВШЭ Олег Хлевнюк. Неожиданный вывод на основе новых архивных документов. IQ.HSE изучил материалы исследования.

«Развод» по-советски

Подразделения в 32 городах и поселках, 64 контракта на 38 млн рублей, сотни сотрудников, десятки автомобильных и железных дорог, проложенных на государственные деньги, счета в банке, собственная техника и даже вооруженная охрана — Управление военного строительства №1 (УВС-1), возглавляемое Николаем Павленко, трудилось с размахом и рухнуло по ничтожному поводу.

В 1952 году один из недовольных работников направил жалобу в Москву. Обращение тщательно проверили и выявили непозволительное: почти пятилетку в Советском Союзе действует фиктивная частная компания, полностью интегрированная в плановую экономику. К расследованию Генеральной прокуратуры подключилось Министерство госбезопасности, о деле проинформировано руководство страны.

Финал масштабной аферы — аресты, суд и приговоры: 16 подельников Павленко получили сроки от пяти до 25 лет, он сам — смертную казнь.

К моменту ареста Николаю Павленко 40 лет.

Первую нелегальную военно-строительную организацию (УВСР-5) он создал в 1942 году, подделав соответствующую документацию.

После войны демобилизовался по фальшивым документам в звании инженер-майора и продолжил бизнес. Сначала законный (строительный кооператив в Калинине), затем теневой. Используя подложную печать и штамп, открыл Управление военного строительства № 1 (УВС-1) — предприятие, якобы находящееся в ведении Минобороны СССР.

Первый договор на крупную сумму в 350–400 тыс. руб. заключен с угольным трестом во Львове — на строительство автодорог. Получены необходимые материалы и оборудование, открыты банковские счета.

После успешного завершения контракта — череда соглашений в различных регионах. От имени УВС-1 учреждаются новые строительные организации.

На слабостях государства

Предприятие Павленко — пока единственный известный пример крупной нелегальной частной компании в сталинском СССР. Но значит ли это, что не существовало других? Олег Хлевнюк торопиться с выводом не советует: полная информация о расследованных тогда случаях предпринимательской деятельности отсутствует — доступ к нужным архивам до сих пор закрыт.

Но понять, был или нет эпизод «инженер-майора» типичным для тех лет, можно, если изучить составляющие реальной советской экономической системы.

Реальная — это не только плановая. Негосударственные сегменты уничтожались или строго контролировались, но прокормить население в условиях острого кризиса без помощи коммерческой инициативы оказалось проблемно.

Результат — так называемая вторая экономика: частично или полностью теневые рыночные элементы, интегрированные в централизованный госсектор. УВС-1 родилось и прожило достаточно долго именно на этой почве.

«Тень» как необходимость

Частники так или иначе присутствовали в разных сферах. В аграрной при засилье колхозов сохранялись личные подсобные хозяйства — малые по размерам, но значительные по поставкам продовольствия. В 1937 году, например, на их долю пришлось 38,4% овощей и картофеля и 67,9% мясомолочной продукции. Обычным явлением была незаконная сдача колхозных земель в аренду фермерам.

Товары массового потребления (одежда, обувь, продукты питания) производились индивидуальными ремесленниками. В качестве юридического прикрытия нередко использовалось членство в производственных кооперативах, а ресурсы и материалы для изготовления продукции похищались у госпредприятий.

На фоне постоянного дефицита и изъянов государственной торговой системы скрыто действовала запрещенная частная торговля. Через нее продавались товары тех же ремесленников или фермеров, перепродавалось то, что поступало в магазины или воровалось с фабрик.

В «вотчине» Павленко, то есть в промышленном сегменте, недостаток ресурсов при плановой экономике провоцировал руководителей предприятий на нелегитимные или полулегитимные «товарно-обменные операции» и такие же закупки сырья и оборудования. На свободном рынке в обход закона набиралась и недостающая рабочая сила.

Факторы роста

Изъяны государственной системы — не единственное, что стимулировало теневых дельцов. Становлению и развитию УВС-1 способствовал ряд общих и локальных факторов:

Пребывание страны в условиях социальных потрясений. Важнейшей предпосылкой для «теневиков» была система террора. Фабрикация политических дел и шпиономания оставляли безнаказанными многие экономические преступления. «По законам сталинской эпохи виновные могли избежать наказания с такой же вероятностью, с какой невинные становились жертвами», — говорит автор исследования. В таких условиях, к тому же после войны, люди нередко жили по фальшивым документам: «скрывали свое прошлое, придумывали новые, безопасные биографии и покупали паспорта».

Востребованность строительства. От быстроты строек зависело послевоенное восстановление страны. Предприятия имели право самостоятельно в рамках закона искать подрядчиков и обеспечивать их нужными ресурсами. В итоге Павленко не испытывал недостатка в контрактах, а все отношения с заказчиками оставались юридически чистыми и финансировались на легитимных основаниях.

Работа под маркой Министерства обороны. Принадлежность к оборонной отрасли давала преимущества в открытии счетов в банке, заключении договоров, закупке техники и транспорта. Военный характер организации подразумевал строгую дисциплину, а значит, снижал опасность утечки информации. У рабочих изымались паспорта, что минимизировало текучесть кадров. Кроме того, в состав предприятия входила вооруженная охрана численностью до 35 человек.

«Кадровые» особенности самой организации. Заговор держался на сплоченности ее ядра. Правду знал узкий круг посвященных, наемные рабочие трудились в нормальных условиях и ничего не подозревали. Для управления ими в разных регионах Павленко набирал помощников из числа бывших коллег, знакомых и родственников. Стремился нанимать людей с криминальным настоящим. Для них делались «чистые» документы, а взаимен ожидалась полная лояльность.

Обычное в преступном

Выжить без высокопоставленных покровителей было нереально. Получать их помогали личные связи, взятки, патрон-клиентские отношения. Чиновников, заведующих отделами госбанка, начальников местной милиции и секретарей парткомитетов Николай Павленко щедро снабжал деньгами и подарками вплоть до автомобилей.

Но что интересно, взятки требовались не для маскировки фиктивности компании, а для того, чтобы она элементарно функционировала. «В советской экономической системе, — обращает внимание исследователь, — подписание контрактов и плановое распределение средств не означало, что ресурсы, материалы и оборудование будут получены или получены вовремя. Советские администраторы часто стремились выполнить обязательства, оказывая давление на подрядчиков от имени вышестоящих органов или путем прямого подкупа самих подрядчиков».

Словом, подпольный бизнесмен велосипед не изобрел, а лишь крутил колеса стандартного механизма. Не отличались необычностью и предъявленные ему обвинения: фальсификация документов, ведение незаконной предпринимательской деятельности, присвоение госсредств, завышение расходов на выполненные работы. Все это — от подложных документов (вспомним ремесленников под прикрытием кооперативов) до бухгалтерских приписок — в советской экономике присутствовало сполна.

Нежелательное — скрыть

Аферист Павленко был хорошим психологом и организатором, знал строительную отрасль, не стремился обмануть клиентов (бОльшая часть средств шла на производство). Все это делало УВС-1 эффективным: дороги строились в сроки и по официальным сметам.

Следователям такая «порядочность» мешала, а подследственному дала повод заявить в иске:

«…мы не занимались антисоветской деятельностью, мы просто строили, как могли, а строили очень профессионально...Я совершил много преступлений, но никогда ничего не делал против Советского государства, и у меня никогда не было цели подорвать его экономическую мощь. Мы не воровали государственные средства из банка, а получали легальные деньги за выполненные работы».

Не исключено, что результативность и размах организации стали одной из причин того, что явно экономические преступления попытались переквалифицировать в политические — контрреволюционность и связь с иностранными спецслужбами.

Существование предпринимательства такого масштаба — камень в огород советской системы, точнее ее неэффективности. В логике эпохи успешность УВС-1 легче объяснялась происками внутренних врагов, спонсируемых внешними кураторами.

Доказать шпионаж не удалось, но «политическая» 58-я статья УК в приговоре осталась. Подсудимым вменили в вину подрыв государственной промышленности в контрреволюционных целях.

Дело организации Николая Павленко рассматривалось с ноября 1954 по апрель 1955 года. Невыгодный экономический ракурс обошли не только в содержании обвинений: судебные заседания были закрытыми, никакой информации в прессе не появилось.
IQ

Авторы исследования:
Олег Хлевнюк, профессор факультета гуманитарных наук, ведущий научный сотрудник Международного центра истории и социологии Второй мировой войны и ее последствий НИУ ВШЭ
Читайте также:

Покайся и работай

Отлучение от руля

Догнать и перегнать

Советские нищие

Сталин и дети

Автор текста: Салтанова Светлана Васильевна, 26 августа