• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Культивация благотворителей

Российский фандрайзинг в действии

© ISTOCK

Специалисты по сбору средств есть только в 7% НКО в стране, а отсутствие профессионального образования — один из стоп-факторов на пути отечественного фандрайзинга. Как третий сектор собирает деньги, и что этому мешает, рассказывает эксперт НИУ ВШЭ Ирина Корнеева по результатам всероссийских опросов* руководителей некоммерческих организаций.

Частные пожертвования

Фандрайзинг — привлечение в благотворительные проекты внешних ресурсов: денежных пожертвований населения, грантов / субсидий органов власти, поступлений от бизнеса, других НКО и фондов.

Наиболее распространены частные пожертвования. В 2018 году такие средства собирали 39% российских НКО (в 2010 — 33%). Для 20% этот источник — основной.

Финансирование от граждан сопряжено с высокими трудо-, время- и ресурсозатратами. Культура благотворительности в России пока не развита, поэтому «культивация» нового донора требует больших усилий, а потерять его очень легко. Эффект от создания системы сбора частных пожертвований накопительный, отложенный во времени.

Что еще

Несколько реже (33%) НКО финансируются за счет субсидий и грантов органов власти: Фонда президентских грантов (6%), федеральных министерств и ведомств (8%), региональных (15%) и муниципальных (14%) структур.

Такой фандрайзинг дает, как правило, достаточно большие суммы и укрепление репутации в глазах доноров. Среди ограничений высокие требования к заявкам и отчетности, нередко — условие софинансирования.

Свыше 20% НКО в 2018 году принимали средства от отечественного бизнеса. Кроме того, поступления идут от фондов местных сообществ, других НКО, 2% организаций получают поддержку от иностранных коммерческих компаний.

Примерно у каждой четвертой (26%) НКО в РФ один источник финансирования, у 42% — два–три, у 24% — четыре и более. Доля НКО с одним источником, по сравнению с 2010 годом, существенно сократилась, с четырьмя и более — возросла.

Работа в офлайн

Методы фандрайзинга делятся на две большие категории: офлайн и онлайн.

Офлайн — это в первую очередь личные встречи с донорами (32% НКО). В основном с корпоративными, однако некоторые фонды таким образом собирают и частные пожертвования (например, акция Face to Face организации «Детские деревни — SOS»).

Около трети (30%) НКО участвуют в государственных и муниципальных конкурсах, 14% привлекают ресурсы на специальных мероприятиях и акциях.

Используются журналистский фандрайзинг (публикации в СМИ), телефандрайзинг (обращение к донору по телефону), сборы через ящики-копилки для пожертвований.

Реже всего применяются кобрендинг (благотворительные отчисления от продажи товаров) и размещение QR-кодов на материалах, сувенирах НКО со ссылкой на оплату через платежные сервисы.

Методы офлайн-фандрайзинга российских НКО (%, 2018 г.)

Источник (здесь и далее): Центр исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ. Всероссийское обследование НКО, 2015–2018 гг., N = 850.

Деньги через интернет

Онлайн-фандрайзинг в 2018 году практиковали 35% НКО. Чаще всего (15%) действовали через свои социальные сети (Фейсбук, ВКонтакте и другие).

Примерно каждая десятая организация массово рассылала электронные письма с просьбой о пожертвовании, размещала фандрайзинговые материалы в интернет-СМИ и привлекала финансы через собственный сайт.

Меньше всего задействованы каналы в мессенджерах, чат-боты, краудфандинг-платформы, мобильные приложения, электронные деньги. На последнем месте (3%) — интернет-аукционы.

Эксперты прогнозируют дальнейший рост интернет-пожертвований и увеличение числа НКО, использующих эти технологии. Эффективность фандрайзинга в онлайн или сочетающего традиционный и «сетевой» путь будет выше, чем при применении исключительно традиционных способов.

Методы онлайн-фандрайзинга российских НКО (%, 2018 г.)

Платежные механизмы

Чаще всего некоммерческие организации предлагают делать пожертвование перечислением денег на счет НКО (46%) или наличными в ее кассу (36%), а также — наличными в банке, по квитанции через операциониста (26%).

Наименее востребованы платежи электронными деньгами (Яндекс.Деньги, Webmoney и т.д.), через теминалы и SMS.

Платежные механизмы российских НКО (%, 2018 г.)

Кто собирает средства

В большинстве организаций это обязанность руководителя (35%) либо всей команды (17%).

Только в 7% НКО в штате или вне его действуют профессиональные фандрайзеры, в 1% работают специальные отделы.

В последнее время отмечается развитие и эффективность волонтерского фандрайзинга (peer to peer fundraising) — стратегии, в рамках которой деньги собирает не сама НКО, а ее сторонники через своих друзей, знакомых и т.д.

Занимающиеся фандрайзингом в российских НКО (%, 2018 г.)

Темы и стереотипы

В РФ, в отличие от Запада, представления о направлениях помощи ограничены, спектр популярных тем узок. Руководители НКО сходятся на том, что легче всего собрать средства для больных детей (своеобразный стереотип — русоволосая девочка до 3 лет, которой требуется срочное лечение). Второе и третье место разделили помощь детям-сиротам и людям с инвалидностью.

Топ-10 тем, на которые проще всего привлечь пожертвования
(по мнению руководителей НКО, %, 2018 г.)

Непопулярные направления объединяются в три группы:

Поддержка тех, кто находится в тяжелой ситуации, но находится в ней, по мнению респондентов, по собственной вине: химически зависимые (алкоголики, наркоманы), (бывшие) заключенные, ВИЧ-инфицированные, мигранты;

политическая и правозащитная деятельность;

помощь самим НКО — на инфраструктурные проекты и административные расходы.

В последнее время становятся востребованными ранее табуированные темы. Начинают больше жертвовать неизлечимым больным, хосписам, тяжело заболевшим взрослым людям. Появляется больше возможностей для помощи, больше конкретной информации, где эта помощь могла бы пригодиться. Фондами ведется просветительская работа, мировоззрение людей меняется.

Рост с препятствиями

Фандрайзингу в России способствуют:

Активное наращивание сегмента массовых частных пожертвований, увеличение количества привлекающих их НКО, развитие рекуррентных (регулярных) платежей.

Распространение IT-технологий, облегчающих процесс пожертвования.

Мода на благотворительность, популяризация благотворительности через СМИ и публичные заявления известных людей.

Прогресс корпоративного донорства. Взаимодействие НКО и бизнеса становится более зрелым, профессиональным, учитывающим взаимные интересы.

Усиление роли государства как источника финансирования НКО. Объемы выделяемых грантов постепенно наращиваются, расширяется и уточняется законодательство в отношении некоммерческих организаций.

Рост числа россиян, в том числе молодых, с активной гражданской позицией.

Стоп-факторы:

Неблагоприятная экономическая ситуация. Падение доходов населения. Снижение деловой активности.

Низкая культура филантропии в обществе, преобладание передачи средств лично в руки (в том числе милостыни), но не в благотворительные фонды.

Ограниченное число тем, привлекающих внимание жертвователей. Нежелание поддерживать непопулярные темы.

Отсутствие системной работы с частными благотворителями.

Непрозрачность деятельности НКО и, соответственно, низкий уровень доверия к ним. Большое число мошенников в области благотворительности.

Недостаточно развитая инфраструктура фандрайзинга. Дефицит профессиональных баз для работы с донорами.

Отсутствие профессионального образования в области фандрайзинга.

Закон об иностранных агентах. Сокращение числа зарубежных доноров.

* Эмпирическая база исследования:

всероссийские опросы руководителей 850 НКО, проведенные Центром исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ в 2015-2018 годах. Проходили в виде формализованного личного интервью по выборке с использованием репрезентативных квот по организационно-правовым формам и годам регистрации НКО. В соответствии с заданными квотами опрашивались руководители организаций, расположенных в муниципальных образованиях на территории 30 субъектов РФ;

глубинные интервью с руководителями российских НКО (2015-2018 гг.).

IQ


Автор исследования:
Ирина Корнеева, научный сотрудник Центра оценки общественных инициатив Института прикладных политических исследований НИУ ВШЭ

Читайте также:

Малыми жертвами

Кто финансирует благотворителей

Как малый бизнес принуждают к благотворительности

Кому помогают российские пенсионеры

Пять научных фактов о благотворительности

Автор текста: Салтанова Светлана Васильевна, 9 сентября