• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Менуэт с турникетом

Как «эра турникетов» повлияла
на телесность москвичей

Видеография турникетов / предоставлено Константином Глазковым

Турникеты в городском транспорте не только контролируют оплату проезда, но и форматируют поведение пассажиров в зависимости от их характеристик: возраста, размеров тела, опыта, скорости движений. Чтобы легко пройти через АСКП (автоматизированную систему контроля проезда), многим приходится маневрировать: нельзя быть очень большим или еще маленьким, действовать слишком медленно или быстро. Социологи изучили, как турникеты унифицируют телесность и поведение людей.

Нестройный кордебалет

«Хореография» — так урбанисты называют специфику и ритм движения пассажиров в транспорте, а если шире — то горожан вообще в их повседневном перемещении по мегаполису.

В идеале рисунок «танца» плавный и предсказуемый, как в менуэте. Движения людей, многократно отрепетированные, — уже автоматические. О хореографии говорят и, например, применительно к туристам: в музеях толпа организованно — кордебалетом — шествует по залам. Или другой «балет»: прохожие фланируют вдоль витрин бутиков, скользя по ним взглядом.

«Танец» на входе в метро или в автобус — часто тоже заученный менуэт. Но его фигуры легко нарушаются, а ритм рвется и синкопируется. Тут заминка из-за валидатора, там шаг назад (пропустить попутчика), здесь рывок (в салоне освободилось место).

Турникеты особенно часто рвут привычный ритм этих движений, поскольку затрудняют проход «нестандартных» пассажиров.

Это пожилые люди, дети, пассажиры с объемным багажом, полные люди. Им сложнее брать барьер, поскольку они не вписываются в нормы, заложенные в АСКП. Не всем же быть худыми, молодыми и мобильными людьми средних лет, которым легче всего пройти через турникеты.

Так что нередко АСКП просто тормозят поток пассажиров. Время посадки на транспорт затягивается, что удлиняет общее время поездки.

С сентября 2018 года турникеты в Москве были сняты со всех наземных маршрутов. Одну из своих главных функций — дисциплинировать пассажиров (приучить платить за проезд) — они, по мнению московских властей, выполнили. К ноябрю 2017 года число людей, которые оплачивают поездку, выросло почти на четверть.

Но дуэт человека с турникетом интересен прежде всего с точки зрения антропологии транспорта и микроурбанизма — «города под микроскопом». Такой оптикой и пользовались исследователи. Они сделали видеозаписи разных сценариев поведения людей у турникета. Съемка велась с конца 2017 до весны 2018 года, когда система турникетов еще работала на многих маршрутах.

Бег с барьерами

Сами по себе турникеты — вещь не новая: в московском метро они используются уже много десятилетий. А в салонах наземного транспорта Мосгортранс установил их в нулевые. Причин было две. Одна — борьба с зайцами. Другая — «мониторинг» льготников. Город считал, что оператор преувеличивает число перевезенных льготников и просит слишком высокую компенсацию. В итоге в 2004 году, после трех лет эксперимента в Зеленограде, Москва обзавелась турникетами в автобусах, троллейбусах и трамваях. А спустя почти полтора десятилетия отказалась от них в пользу контролеров.

В эру турникетов люди, по словам исследователей, выработали особые телесные схемы, чтобы без заминок проходить турникет, прикладывать билет к валидатору и пр. В этом смысле телесные схемы «технологически нормировались» — люди приспосабливались к машинам. АСКП, с одной стороны, упорядочивал движения людей, а с другой — сковывал.

Сначала про порядок. Вроде бы все очевидно. Турникеты зонируют пространство на входе в транспорт, структурируют и регулируют поток людей. И даже в некотором смысле служат справедливости: помогают тем, кто раньше встал в очередь, занять лучшие места.

Но насколько реально это упорядочение? Стоит немного нарушить привычный алгоритм прохода через валидатор или просто иметь нестандартные размеры тела, и регулировщик превращается в грозного швейцара, который заслоняет вход.

Одна из функций турникета, как подчеркивают исследователи, — унификация людей с разной телесностью (возрастом, умениями, габаритами, сумками, спутниками), превращение «живого и уникального пассажира в обсчитываемую единицу пассажиропотока».

Для управления транспортной системой это удобно, а для ее клиентов — едва ли. «Нестандартные» пассажиры нервничают, и в том числе потому, что могут стать преградой в монотонном движении людей. Вместо организованной посадки есть риск возникновения давки.

Исследователи выделили кейсы, в каких случаях это бывает.

Слишком быстро или крайне медленно

Темп движений — принципиальный вопрос. В одном из зафиксированных учеными кейсов девушка, первой вошедшая в автобус, пытается стремительно пройти через АСКП. Прикладывает билет к валидатору, но толкает турникет прежде, чем активировалось вращение. «Швейцар» сбит с толку — проход закрыт. Пассажирка смотрит на валидатор и явно переживает, опасаясь, что люди в очереди начнут возмущаться. Наконец турникет «очнулся», и девушка старается как можно быстрее пройти в салон.


Девушка пытается как можно быстрее миновать турникет / предоставлено Константином Глазковым

Большинство пассажиров готовят транспортные карты заранее. Простой алгоритм: приложить билет — провернуть штангу турникета — пройти. Но этот автоматизм есть не у всех. Кто-то слишком поглощен общением. Так, в одном из кейсов молодой человек идет к турникетам в метро, но взгляд его прикован к экрану смартфона. Неожиданно он меняет траекторию — отходит вбок. Из привычной колеи его выбило, по-видимому, чье-то сообщение. Наконец он достает билет, убирает гаджет и проходит через турникет. Повезло, что это был не час пик, и очереди к турникету не было.

 
Мужчина откладывает прохождение турникета в метро / предоставлено Константином Глазковым

В целом молодые люди максимально непринужденно проходят через турникет, часто даже не прерывая общения по телефону. Это наиболее успешная категория пассажиров.

«Трудные возраста»

С турникетами трудно иметь дело самым возрастным и, наоборот, самым неопытным пассажирам: пожилым людям и детям.

Люди пенсионного возраста тратят больше времени на проход через турникет. Они чаще останавливаются около него, дольше достают и убирают проездной, могут не сразу реагировать на валидатор. Проход через турникет для них часто некомфортен: нужно маневрировать и действовать без промедлений, а возраст часто не позволяет.

Детям тоже непросто проходить через АСКП. Часто они не пытаются адаптироваться под устройство турникетов, делая попытку воспользоваться им по-своему, поясняют исследователи. В кейсе в автобус заходят женщина с ребенком — по-видимому, первоклассником (до семи лет проезд бесплатный). Мальчик не приготовил билет заранее и ищет его в кармане. Мама предлагает ему пролезть под турникетом. Но тот не сдается: достает билет, однако в суматохе прикладывает его к лампочке индикации. Женщина направляет его руку к валидатору, и они наконец заходят в салон.


Женщина помогает ребенку пройти через турникет / предоставлено Константином Глазковым

Поведение пассажирки с ребенком вполне типично: провести его перед собой, инструктировать, как поступать дальше. Часто такие пассажиры намеренно громко говорят с детьми у АСКП, посылая сигнал окружающим, что возможны заминки, и одновременно призывая их к снисхождению.

Большой груз: репетиция движений

Еще одна нестандартная категория — пассажиры крупного телосложения. Дизайнеры турникетов обычно не учитывают такие варианты, в итоге пассажирам приходится маневрировать у АСКП: пробираться боком, удерживать проворачивающиеся штанги, поднимать руки повыше. 

Такие пассажиры стараются не акцентировать внимание на своих трудностях и молча подстраиваются под ситуацию.

Так же действуют и люди с большими сумками, тележками и рюкзаками — «сумчатые», как их называют исследователи. Багаж этих пассажиров часто мешает проходу остальных и вызывает заметное раздражение. Люди с сумками стараются без заминок пройти через АСКП и заранее продумывают свои движения.

На примере разных категорий нестандартных пассажиров видно, что турникеты не могут унифицировать их поведение. А попытки нормирования телесности досаждают и нервируют людей.

Шаг вправо — поломка

Турникеты часто не справляются со своими «нормирующими» обязанностями просто потому, что легко дают сбой. Например, при отклонениях от привычной схемы прохода. Так, пассажирка прикладывает билет к турникету на платформе пригородных поездов, но устройство ее почему-то не пускает. Она повторяет попытки снова и снова (у одного и того же турникета!), в итоге устройство зависает. Ситуацию спасает сотрудник станции — проводит девушку через другой турникет.

Время и нервы людей можно было бы сэкономить, если бы механизм работы АСКП был всегда очевидным. Но «турникеты и валидаторы предоставляют пассажиру недостаточно информации для взаимодействия», пишут авторы.

Следы цивилизации

Исследователи считают, что турникеты научили пассажиров цивилизованно пользоваться транспортом: платить за проезд и заходить в салон более организованно и спокойно.

В этом смысле, возможно, сформировалась определенная пассажирская дисциплина.

Однако о ее стойкости судить пока рано: слишком мало времени прошло после «детурникетизации». «Если турникеты в наземном транспорте Москвы и оставили после себя след в пассажирском опыте, то этот след станет виден сейчас, когда турникетов уже не стало», — пишут авторы. Но это уже предмет другого исследования.
IQ


Авторы исследования:
Константин Глазков, преподаватель кафедры методов сбора и анализа социологической информации Факультета социальных наук НИУ ВШЭ
Михаил Деев, студент образовательной программы «Культурология» НИУ ВШЭ
Федор Шаулин, студент образовательной программы «Культурология» НИУ ВШЭ
Автор текста: Соболевская Ольга Вадимовна, 25 ноября