• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Остепененный успех

Как сравнить достижения академических ученых с их коллегами из индустрии

Обладатели ученой степени строят карьеру не только в НИИ и вузах. Некоторые уходят в промышленность и сферу услуг — «остепененные» экономисты отправляются в банки, биологи в фармкомпании, психологи в корпоративный HR. Чем «альтернативная» научная карьера отличается от «традиционной», и как сравнивать их успешность, выяснили сотрудники отдела исследований человеческого капитала ИСИЭЗ НИУ ВШЭ на данных опроса 828 российских кандидатов и докторов наук в возрасте от 30 до 50 лет.

От стереотипов к реальности

Исследовательскую работу вне стен академии многие до сих пор считают отходом от традиций, а то и клеймом на репутации, но внимания к ней все больше. Так, в Австралии свыше половины обладателей ученой степени трудятся не в университетах, и эта доля постоянно растет с 1990-х годов. В Германии доктора наук ценятся на рынке высококвалифицированных специалистов, причем многие не воспринимают работу в бизнес-структурах как вынужденную меру.

В России динамика подготовки в аспирантуре и тренды занятости в академическом секторе не всегда идут в одном направлении. Возможности трудоустройства на исследовательских позициях могут сокращаться, а число подготовленных ученых высшей квалификации, наоборот, расти. Например, за 2002–2007 годы занятость научных работников уменьшилась на 5,3%, а количество ежегодно присуждаемых ученых степеней увеличилось почти на 31%. Все это способствует развитию альтернативных карьерных путей для ученых, отмечается в исследовании ВШЭ.

Пять фактов о научной карьере в России

По общей численности персонала, занятого исследованиями и разработками, Россия уступает только США, Японии и Китаю. В 2018 году в РФ трудились свыше 347,8 тыс. исследователей.

Около 30% исследователей имеют степени кандидата и доктора наук. Эта доля постоянно растет: в 2010 году она составляла 24,9%.

Безработица среди обладателей ученой степени — скорее исключение, в 2017 году ее уровень не превышал 1%.

Профессиональная мобильность российских исследователей достаточно низкая: около 70% не меняли работу в течение 10 лет.

Большинство ученых заняты на полный рабочий день. Среди кандидатов и докторов наук таких 90% (для сравнения, в США — 87%, в Германии — 82%).

Разные и не очень

Чем отличаются и в чем похожи исследователи, выбравшие академическую и неакадемическую карьеру?

Как показали результаты опроса в рамках международного проекта CDH (2016–2017 гг., более 1800 российских кандидатов и докторов наук, далее анализируется подвыборка из 828 человек в возрасте 30–49 лет), «неакадемики» реже публикуют научные статьи и получают патенты, менее активны в международном научном сотрудничестве. С другой стороны, работа вне университетов и НИИ — это более высокая зарплата и вовлеченность в решение практических задач.

Свобода или необходимость. В науку почти все приходят осознанно. Предложенный в опросе вариант «другой работы не было» в качестве причины выбора исследовательской деятельности отметили меньше 3% представителей НИИ и вузов и около 8% — промышленных и сервисных компаний.

Публикационная активность. Основной продукт профессиональной деятельности в академии — научные статьи. Те, кто покидает эту область, из научной коммуникации выпадают. Среди работающих на предприятиях промышленности и в сфере услуг лишь 16,5% имеют от 10 публикаций. В академическом секторе — 86%.

Публичность и экспертиза. Членство в экспертных советах и отраслевых ассоциациях больше распространено среди ученых с академической карьерой. Они же, прежде всего сотрудники вузов, чаще получают награды за профдостижения.

Мобильность. За последние 10 лет два или три раза меняли работу 27% кандидатов и докторов наук из неакадемического сектора. В НИИ таких 12,2%, в университетах — 11,8%. Определившись с отношением к «башне из слоновой кости», свой выбор ученые, как правило, не пересматривают: из вузов обычно переходят в вузы, из НИИ — в два раза чаще в университеты, чем в промышленные или сервисные структуры. Те, кто с академической наукой расстался, сравнительно редко в нее возвращаются: около 60% исследователей из промышленных организаций при смене места работы просто устраиваются в другую компанию.

Международное сотрудничество. Среди занятых в неакадемическом секторе всего 6% учились или работали за границей (для сравнения: в НИИ — 16%, в университетах — 11%). Академия дает значительно больше возможностей для краткосрочных поездок за рубеж (учеба, чтение лекций, посещение международных конференций, участие в совместных проектах), их практикуют 69% сотрудников НИИ и 75% — вузов.

Алгоритм для карьеры

Несмотря на все различия, исследователи из академического и неакадемического сектора примерно одинаково оценивают шансы получить общественное признание и достичь высокого профессионального статуса. В промышленных компаниях такой возможностью удовлетворены 63%, в НИИ — 64%, в университетах — 70%.

Это значит, что признание все понимают по-разному и применяют разные критерии для оценки личных перспектив.

Как в таком случае индексировать успешность академической и неакадемической карьеры?

Авторы работы создали единую шкалу карьерного успеха, основанную на 20 факторах — от объективных (должности, награды, звания, зарплата, количество публикаций и проч.) до субъективных (оценка собственных способностей, потенциала, знаний).

20 факторов успеха исследовательской карьеры

1. Наличие ученой степени.

2. Опыт смены места работы.

3. Уровень должности (наличие руководительских функций).

4. Среднемесячный доход на основной работе.

5. Количество опубликованных работ за всю карьеру.

6. Количество публикаций на иностранных языках за последние пять лет.

7. Опыт научного руководства.

8. Членство в профессиональных ассоциациях и экспертных советах.

9. Опыт управления научно-образовательными проектами.

10. Опыт практического применения инновационных решений и результатов исследований.

11. Патентная активность (за последние 10 лет).

12. Награды профессиональных выставок, конкурсов и т.д.

13. Почетные звания за профессиональные или научно-технические достижения, изобретения, инновации и др.

14. Креативность и инновационный характер труда.

15. Возможность реализовать профессиональный потенциал (знания, опыт, способности).

16. Возможность внедрять и развивать собственные идеи на практике.

17. Опыт стажировки в российских научно-исследовательских организациях.

18. Опыт стажировки в зарубежных организациях.

19. Международная мобильность (работа или обучение за рубежом в течение трех и более месяцев).

20. Участие в международном научном сотрудничестве.


Качество карьеры — в совокупности этих достижений, которые сводятся к единому показателю RCA (research career achievement — карьерные достижения исследователя): чем выше значение RCA, тем карьера успешнее.

RCA вычисляли с помощью известного алгоритма PageRank. В 1990-х он был предложен для сортировки веб-страниц в выдаче поисковика Google. Исходя из данных эмпирического исследования, алгоритм присвоил каждому, кого опросили ученые Вышки, определенное значение, которое можно интерпретировать как ранг.

По результатам, показатель RCA распределился среди российских исследователей крайне неравномерно. Разрыв между обладателями высших рангов и основной массой достиг почти 250% (у трети респондентов RCA не превысил 0,00045 при максимальном 0,00175).

Это означает, что многие либо не хотят делать исследовательскую карьеру, либо не имеют такой возможности.

Высокие значения RCA более характерны для ученых из НИИ и университетов — все верхние позиции рейтинга заняли представители академического сектора.

Ожидаемо подтвердилось, что большой вклад в научную карьеру вносят наличие ученой степени, публикационная активность, международные мобильность и сотрудничество. Однако главным результатом стало утверждение, что RCA существенно зависит от личных потребностей и целей.

Стремясь к признанию, «исследователи руководствуются альтруистической стратегией, предпочитая всем остальным ценности творчества, знания и самореализации». Все это, плюс вера в перспективу роста, для них важнее, чем положение на служебной лестнице. Тем не менее, именно такие альтруисты делают самые успешные научные карьеры.

На сравнении

Признание — от индивидуального (самопризнание) до глобального (коллегами и обществом в стране и в мире) — основной фактор, влияющий на оценку успеха исследовательской карьеры. Однако при сравнении академической и неакадемической сфер появляются нюансы.

В академической ключевую роль играет успешность в профессиональном сообществе (через все те же составляющие — ученая степень, публикации, опыт научного руководства, членство в экспертных советах и т.п.). Для сотрудников компаний это тоже важно, но отдельное значение имеет признание практического применения идей и разработок.

Реализация своих идей на практике + возможность участвовать в перспективных проектах + хорошо оплачиваемый труд в инновационной организации — успех у «неакадемиков» ассоциируется с этим. Впрочем, работа вне НИИ и вузов далеко не всегда означает потерю интереса к научной деятельности. Обладатели ученой степени в компаниях промышленности и сферы услуг занимаются исследованиями до тех пор, пока понимают, какая от этого может быть польза для дальнейшего карьерного роста.
IQ


Авторы исследования:
Наталья Шматко, заведующая отделом исследований человеческого капитала Института статистических исследований и экономики знаний (ИСИЭЗ) НИУ ВШЭ
Юрий Качанов, главный научный сотрудник отдела исследований человеческого капитала ИСИЭЗ НИУ ВШЭ

Галина Волкова, аспирант, стажер-исследователь отдела исследований человеческого капитала ИСИЭЗ НИУ ВШЭ

Автор текста: Салтанова Светлана Васильевна, 25 февраля