• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Почему мозгу
надо идти в магазин?

Оксана Зинченко — о том, как изоляция влияет на нашу нервную систему

Оксана Зинченко

В ситуации социальной изоляции мы столкнулись с множеством проблем, в том числе психологических: нам тяжело сидеть дома, неуютно, некоторые чувствуют себя одинокими и потерянными, будучи отделенными от привычных групп (семьи, друзей, работы). О том, как объясняет эти эффекты современная нейронаука, рассказывает научный сотрудник Международной лаборатории социальной нейробиологии Оксана Зинченко.

Почему при таком изобилии информации и доступа к различным обучающим материалам в интернете мы все равно испытываем дискомфорт и стремимся выйти хотя бы в магазин? 

Многие предполагают, что нам не хватает пребывания на свежем воздухе, хотя бы прогулок в парке. Однако причина может быть гораздо глубже — оказываясь в новой среде, мы получаем новую информацию. Стремление к новизне является одним из базовых стремлений. Каждый раз, когда мы сталкиваемся с новой информацией, активируются «центры удовольствия» мозга — области, отвечающие за положительное подкрепление. Благодаря этому мы стремимся осваивать новые навыки или узнавать что-то неизвестное для себя. Наша рабочая мотивация склонна угасать, если мы не сталкиваемся с оптимально трудными «вызовами», и даже наши межличностные отношения оказываются под угрозой, если преобладают предсказуемость и рутина («любовная лодка разбилась о быт»). Сложившаяся ситуация изоляции — это в какой-то степени аналог «дофаминового голодания», о котором писали Джеймс Синка и Кэмерон Сепах, резкого снижения потока новизны.

Однако стоит отметить, что сама эта практика («дофаминового голодания») никоим образом не влияет на действительный уровень дофамина, а действует подобно правилам отхода ко сну или техникам аутогенной тренировки — направлена на снижение уровня стресса, если применяется разумно.

Теперь, когда поток новизны резко снизился, и в нашей повседневной жизни преобладает рутина, мы испытываем сильный дискомфорт, вызванный фрустрацией этой потребности.

При этом мы действительно чувствуем себя более счастливыми, находясь в эстетически приятных местах, но это не ограничено исключительно «зелеными зонами» — парками или заповедниками. Исследование, проведенное в Англии в 2019 году, показало: и пребывание в естественной среде, и в местах с архитектурными постройками практически в равной степени влияло на индивидуальный уровень счастья.

Насколько социальная изоляция повлияла на чувство одиночества и что мы знаем о физиологии и нейрофизиологии этих процессов?

Известно, что социальная изоляция, исключение из группы, отвержение буквальным образом воспринимается как физическая боль. Те же центры мозга (передняя поясная извилина и островковая кора) активируются, когда мы сами испытываем боль, например, порезавшись, или видим, как боль испытывает другой человек. Долговременное одиночество оказывает влияние на наш мозг и психические процессы — так, человек в подобном состоянии начинает воспринимать социальные угрозы (в отличие от несоциальных) примерно на 100 мс раньше! Предполагается, что это может иметь эволюционный характер — изоляция от группы может вести к усилению внимания, наблюдения за социальным миром и ориентации на самосохранение.

Даже в отсутствие «объективной» изоляции человек может переживать состояние социальной изоляции — «воспринимаемую социальную изоляцию».

Например, в случае, когда человек теряет супруга, живет один, переезжает в незнакомую страну, или резко меняется его социальное положение, и следствием этого становится разрыв социальных связей. Многие исследования отмечают, что даже воспринимаемая социальная изоляция влияет на работу сердечно-сосудистой и нейроэндокринной систем, а также на когнитивные функции. Атеросклероз прогрессирует быстрее, увеличивается риск инсульта и инфаркта миокарда, повышается уровень кортизола. А у лиц пожилого возраста обнаружилась связь между когнитивным снижением и воспринимаемой социальной изоляцией.

Социальной изоляции посвящено много исследований в области нейробиологии и психологии, и многие пытались найти не только ответ на вопрос «что такое социальная изоляция?», но и «как мы можем бороться с ее эффектом?».

Группа исследователей из университета Чикаго под руководством Стефани Качоппо продолжает эту линию нейробиологических исследований в области социальных процессов. Одним из интересных и многообещающих проектов стало изучение нейростероида прегненолона. У мышей, которых изолируют на продолжительное время, уровень этого нейростероида резко снижается. Уже в 2013 году впервые было проведено исследование, в котором эффект аллопрегненолона — вещества-деривата от прегненолона — протестировали на людях. Оказалось, что при его приеме уменьшается гиперактивный ответ миндалины и островковой коры в ответ на ожидание неприятных событий или же угрожающих стимулов. Стефани и коллеги обнаружили схожий эффект при предварительной оценке результатов — у участников эксперимента снижался уровень воспринимаемой социальной изоляции, однако делать окончательные выводы рано — исследование стартовало в 2017 году и еще продолжает набор участников.

Пока не изобретены волшебные таблетки, помогающие пережить социальную изоляцию, предлагаю сосредоточить свое внимание на изучении особенностей мозга и постараться бережнее относиться к нему — как минимум не перегружать информацией из СМИ.
IQ

Автор текста: Зинченко Оксана Олеговна, 27 апреля