• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

«Инфицированная» промышленность

Как пандемия повлияла на российских производителей

ISTOCK

За два первых месяца режима ограничений COVID-19 обрушил практически все основные производственные показатели отечественной промышленности. В мае падение замедлилось, но рост относительно 2019 года может начаться только в 2022-м. Центр конъюнктурных исследований ИСИЭЗ НИУ ВШЭ изучил результаты майского опроса Росстатом четырех тысяч руководителей российских промпредприятий. Основные выводы и прогнозы — в «Тезисах» IQ.HSE.

Почти половина (47%) руководителей крупных и средних предприятий обрабатывающей промышленности в мае заявили о недостаточном спросе на свою продукцию. Хуже оценки (58%) были лишь в разгар кризиса 2008–2009 годов. Пострадали в первую очередь производители потребительской продукции для населения. Спрос серьезно падает уже три месяца, хотя в мае ситуация несколько улучшилась.

Вслед за спросом сократился объём производства. Недостаточным для нормального развития его посчитали руководители трети обрабатывающих предприятий. Производственные мощности в мае здесь были загружены чуть больше чем на 58%. Для сравнения в благополучные 2003–2007 годы — около 70%.

Выросло давление на бизнес неопределенности экономической ситуации в стране. Оно беспокоит 54% участников опроса, а сама «неопределенность» возглавила рейтинг факторов, тормозящих развитие промышленности. Явление крайне негативное. Если руководитель предприятия не понимает, что происходит с экономикой, он начинает сокращать период стратегического планирования, инновационную активность и инвестиции. В итоге замедляются модернизация производства и обновление основных фондов, износ которых в российской промышленности и без того превышает 52%.

Негативные оценки менеджерами текущей и будущей ситуации спровоцировали снижение Индекса предпринимательской уверенности Индекс предпринимательской уверенности (ИПУ) в промышленности рассчитывается как среднее арифметическое значение балансов по фактически сложившимся уровням спроса и запасам готовой продукции (с обратным знаком) и ожидаемой тенденции выпуска продукции. — индикатора, характеризующего состояние делового климата в стране. В первую очередь индекс просел в обрабатывающей промышленности, которая, в отличие от добывающей, преимущественно работает в стандартном режиме с выходными днями. Многие предприятия останавливались на карантин, их показатели почти полностью обнулились, а финансовые издержки (налоги, аренда, зарплаты, долговые обязательства), хотя и «ушли» на каникулы, но не попали под амнистию.

Для минимизации издержек началось сокращение персонала. В апреле–мае оно усилилось, но динамика не настолько критична, как в кризисных 2008–2009 и 2015–2016 годах. При этом не исключено, что в промышленности присутствует скрытая безработица — сокращение оплаты труда и вывод части занятых в принудительные отпуска без сохранения зарплат. Формально такие сотрудники в категорию безработных не включаются.

Изменение численности занятых в обрабатывающей промышленности (2009–2020 гг.)

Источник: Центр конъюнктурных исследований ИСИЭЗ НИУ ВШЭ; Росстат

Значительно хуже, чем с занятостью, положение с финансовыми ресурсами и прибылью предприятий. В мае оно ухудшилось для почти трети компаний, а в 61% случаев — не изменилось. Отрицательная динамика может грозить долговыми проблемами и банкротствами. Однако прогнозировать эти последствия в масштабах отрасли преждевременно. Не исключено, что негативные оценки в основном дают руководители низкоэффективных или убыточных организаций. В промышленности их достаточно много: по данным Росстата на I квартал 2020 года — около 36%. Именно такие компании тянут отрасль вниз и не только в условиях кризиса.

Самой благоприятной в мае оказалась ценовая ситуация. О росте стоимости своей продукции сообщили лишь 14% участников опроса, еще 4% заявили о снижении. Это даже лучше, чем в мае прошлого года (20% и 3%). В ближайшие три–четыре месяца никаких инфляционных всплесков от производителей не ожидается.

Изменение цен на реализуемую продукцию, сырье и материалы в обрабатывающей промышленности

Источник: Центр конъюнктурных исследований ИСИЭЗ НИУ ВШЭ; Росстат

Наибольший иммунитет к внешним шокам сохранила добывающая промышленность. Предприятия по добыче полезных ископаемых, металлической руды, нефти и газа отличались высоким Индексом рискоустойчивости — показателя, который отражает совокупные оценки предпринимателями факторов, тормозящих развитие бизнеса в связи с кризисными явлениями. Максимально низкий уровень рискоустойчивости был в секторе обработки — у полиграфистов, производителей бумаги, мебели, текстиля, обуви, пищевых продуктов, электрооборудования, компьютеров, электронных и оптических изделий.

Постскриптум: что дальше?

Отвечает Георгий Остапкович, директор Центра конъюнктурных исследований Института статистических исследований и экономики знаний (ИСИЭЗ) НИУ ВШЭ:

— Негативный тренд развития промышленности, связанный с коронавирусной атакой, возможно, переломится в июне. Об этом говорят как внешние индикаторы — европейские показатели, рассчитанные на базе опросов предпринимателей, так и результаты подобных исследований в России.

В Европе в мае основные промышленные показатели устремились вверх после трёхмесячного вертикального падения. Пока они в отрицательной зоне, сам факт перелома — весьма благоприятное явление.

Итоги российских обследований в абсолютном выражении, конечно, не совпадают с европейскими, но направление трендов практически всегда синхронно. Учитывая, что границу России COVID-19 пересек на месяц позже, экономические потрясения у нас начались с задержкой на один месяц, и с ней же — то есть в июне — должен начаться процесс восстановления.

Как и с какой скоростью он пойдет в кратко- и среднесрочной перспективе, сказать сложно. К сожалению, в российской промышленности есть ряд серьезных специфических проблем, минимальных для Европы. Например, фактор неопределенности экономической ситуации в стране, с учетом которого заметно сократилась загрузка производственных мощностей и инвестиционная активность предприятий. Устойчивая отрицательная динамика таких показателей — это «горючая смесь», тяжело и длительно поддающаяся ликвидации.

Негативное влияние способна оказать возможная вторая пандемическая волна. Не очень понятно, как поведут себя мировые цены на сырье, основу российского экспорта. Их медленное восстановление после беспрецедентного падения ранней весной этого года наверняка приведет к проблемам с государственным бюджетом и, соответственно, вызовет дискомфорт у крупного отраслеобразующего государственного промышленного бизнеса.

Однако в целом необходимо помнить, что любой кризис — не только «зло», но и шанс для разумного перезапуска промышленности. COVID-19 при всём негативном воздействии на экономику — не стихийное бедствие. Он не разрушает основные фонды и практически не снижает производительность труда. Потенциал предприятий сохраняется на уровне 2019 года. Если не возникнет серьёзных форс-мажорных обстоятельств, российская промышленность практически обречена на длительный неспешный компенсационный рост примерно с IV квартала текущего года и выход на устойчивый рост выше базы 2019-го не раньше середины 2022 года.
IQ

Автор текста: Салтанова Светлана Васильевна, 23 июня