• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Картотека: витаминизированные продукты

Сколько россияне готовы за них доплачивать?

ISTOCK

Рацион жителей России страдает от недостатка витаминов и минералов. Продукты с их повышенным содержанием есть, но стоят дороже обычных. По результатам опроса жителей Перми — одного из наиболее йододефицитных регионов страны, исследователи НИУ ВШЭ рассчитали ценовую надбавку, приемлемую для покупателей, и установили, кто согласен платить за качество своего питания.
Говорят, что в нашем питании недостаточно витаминов и микроэлементов. Это правда? 

Даже в самом идеальном рационе современного россиянина, сбалансированном с учётом средних энергозатрат, не хватает витаминов и минералов — веществ, необходимых для нормального функционирования организма, поддержания здоровья, а детям — для роста и развития. По большинству витаминов суточный рацион дефицитен по крайней мере на 20%, минеральных веществ недостает в размере 25-30% от суточной нормы. Ежегодно у жителей России выявляется хроническая нехватка 15 основных витаминов и около 30 минералов. 

А чего россиянам не хватает больше всего?

Наиболее острая проблема с селеном — его недостаточно в питании 90–95% населения, витаминами С (60–70%) и В9 (фолиевая кислота) — 70–80%, йода (70%), кальция (40–60%), железа (20–40%). Так, потребность человеческого организма в йоде составляет 130–200 мкг в сутки. Россияне потребляют его в три раза меньше — в среднем не более 80 микрограммов, что опасно для щитовидной железы, повышает вероятность онкологии, усугубляет болезни сердца, провоцирует отставание в развитии у детей. В зоне риска для здоровья — примерно 100 млн человек: природный дефицит йода в воде и почве наблюдается практически на всей территории страны, особенно в горных районах Северного Кавказа, на Дальнем Востоке, Алтае, Урале.

И как решить проблему? Надо пить дорогие поливитамины?

Не обязательно. Восполнить дефицит биологически активных веществ помогают обогащенные (фортифицированные) пищевые продукты, в состав которых дополнительно вводятся эти вещества в повышенном количестве. Такие продукты должны быть безопасны и обладать оздоровительным эффектом, поэтому нормы добавок строго регламентированы. В случае с массовым питанием в одной усредненной порции должно содержаться от 15% до 50% суточной потребности в веществах, которыми обогащен продукт. Фортифицируют в основном продукцию ежедневного потребления — хлеб, выпечку, молоко, яйца, детское питание, напитки. Не исключение и соль. Из обычной поваренной делают йодированную, добавляя йодат калия. Это считается самым эффективным способом борьбы с йододефицитом.

Тогда почему сохраняется дефицит?

Дело в том, что обогащение само по себе проблемы не решает. На пути к здоровой пище появляется барьер цены: фортифицированная еда стоит дороже, и не все готовы переплачивать. По данным исследовательского холдинга Romir, при выборе продуктов питания для российских покупателей в первую очередь важны срок годности и стоимость. В 2015 году платить больше за качество или известный бренд не были согласны 15% потребителей. И с каждым годом из-за инфляции и снижения доходов их доля растёт: в 2018 — 32%, а в 2019 — уже 40%.

А сколько россияне готовы платить за такие продукты? 

Про все регионы сказать трудно. Но недавно учёные из НИУ ВШЭ выяснили, кто и сколько готов платить за йодированную соль в городе-миллионнике Перми. Участникам опроса предлагалось назвать максимально допустимый, с их точки зрения, размер наценки за обогащение соли йодом (обычная соль на момент проведения исследования в местных магазинах стоила около 13 рублей). Среднее значение приемлемой надбавки в итоге составило 7,75 рублей за кг, а наибольшее число ответов попало в диапазон от 0 до 4,99 рублей. Таким образом, комментируют авторы работы, если бы наценка не превышала пяти рублей, покупать йодированную соль были бы настроены свыше поло­вины (57,5%) горожан.

Ну а какие категории потребителей готовы потратиться?

Переплачивать за обогащенную соль, как показал опрос, согласны прежде всего более молодые люди, женщины, потре­бители с относительно высоким доходом, а также те, кто понимает полезность продукта, заботится о восполнении нехватки минералов и витаминов в организме и употребляет их в других формах. Так, в среднем за килограмм йодированной соли готовы платить больше:

  на 3 руб. — женщины, нежели мужчины;

  на 3,4 руб. — люди, полагающие, что обогащение полезно;

  примерно на 3,2 руб. — употребляющие морепродукты с целью повышения содержания йода в организме;

  на 3,5 руб. — принимающие йодосодержащие препараты;

  на 6,5 руб. — имеющие врачебные показания к увеличению приема йода.

А кто не готов?

Увы, но от потребления обогащенных продуктов потенциально могут отказаться пожилые граждане, представители групп населения с низким доходом, потребители, которые меньше заботятся о своем здоровье и не верят в эффективность здорового питания. Также, по выводам зарубежных и российских исследований, гораздо менее склонны раскошеливаться те, кто при выборе продуктов ориентируется на цену и собственный вкус, с опаской относится к новым пищевым технологиям, имеет более низкий уровень образования и информированности в области питания.

Так есть ли у обогащенных продуктов перспективы в наше стране?

Доступность фортифицированных продуктов зависит от всех участников рынка — предложения производителей, запросов потребителей и позиции государства. Во многих экономически развитых странах фортификация регламентирована законами. К примеру, в 1998 году в США была запущена программа по обязательному обогащению фолиевой кислотой, затем витамином В9 начали обогащать муку в Канаде, а в 2008-м эта практика распространялась уже на 67 стран. 

В России фортификация регулируется, но остается инициативой производителей. По замыслу Минздрава, с 1 июня 2020 года должно было начаться обязательное использование йодированной пищевой соли в хлебобулочных изделиях, а с 1 июня 2021 — обогащение йодатом калия практически всей пищевой соли. Однако пока это лишь планы: предложенный законопроект получил отрицательное заключение Минэкономразвития и находится на доработке.

Авторы исследования:
Елена Роженцова, доцент факультета экономики, менеджмента и бизнес-информатики НИУ ВШЭ в Перми
Елена Третьякова, профессор факультета экономики, менеджмента и бизнес-информатики НИУ ВШЭ в Перми
Ксения Колегова, студентка бакалавриата НИУ ВШЭ в Перми
Автор текста: Салтанова Светлана Васильевна, 22 июля