• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Буря в образовании

Новая школьная реальность в оценках экспертов ВШЭ

ISTOCK

С середины марта, как только стало ясно, что жизнь при пандемии радикально перекраивает образовательную сферу, Институт образования НИУ ВШЭ начал изучать нюансы перемен. Страхи, стрессы, старые проблемы и новые точки роста оперативно исследовались, а результаты размещались в открытом доступе. Недавно сотрудники и партнёры института представили свои наблюдения в серии публикаций в «Учительской газете» . Уникальная возможность посмотреть на происходящее с позиции учёных, педагогов, детей и родителей — в подборке IQ.

Исследователи идут на передовую

Только в системе школьного образования прекращение занятий в традиционном формате затронуло около 16 млн детей и 2 млн учителей. Радикальность и размах перестройки заставили исследователей отложить текущие проекты и отправиться на передовую. Свежие анкеты, интервью, масштабные опросы (объём выборки доходил до 70 тыс. респондентов), сотрудничество с Оксфордским университетом, Всемирным банком, Университетом Джонса Хопкинса — о результатах всей этой огромной работы рассказывает научный руководитель Института образования НИУ ВШЭ Исак Фрумин.

Под ударом — группа риска

Удаленное обучение детей с ограниченными возможностями находится на низком уровне, школа не справляется с дистантом, карантин ухудшил успеваемость. Итоги опроса родителей, педагогов и представителей НКО из 100 населенных пунктов России на тему «Как пандемия коронавируса отразилась на обучении детей с инвалидностью?» представляет Никита Большаков, младший научный сотрудник Международной лаборатории исследований социальной интеграции НИУ ВШЭ.

Школьный барометр настроен на оптимизм

Режим самоизоляции «вернул» родителей в семью, а дети готовы жить в ситуации неопределенности. Около 70% учеников считают, что их семья с новыми условиями справляется, почти 46% довольны возможностью проводить больше времени с родными, каждый второй отмечает хорошую организацию взаимодействия с учителями. Оптимизм обнаружило исследование «Школьный барометр», — в российской части международного проекта участвовало 70,2 тысячи человек со всех регионов страны.

Размышления учителя

Школа «открылась», урок перестал быть «черным ящиком», у учителей и родителей накопился запас взаимных наблюдений. Педагог Петр Сафронов — о том, что проявила ситуация и как не потерять накопленный материал. Пережив усталость, опасения и неопределенность, учителя хотят вернуться в школу, но вопрос: зачем возвращаться и что именно нужно вернуть.

Коррективы для политики

«Пандемия стала тем зеркалом, в котором система наконец увидела себя. На него, конечно, будут пенять, но “кривизны рожи” или того, что король голый, уже не скроешь», — пишет Сергей Косарецкий, директор Центра общего и дополнительного образования имени А.А. Пинского НИУ ВШЭ. Кризис показал неравенство детей в условиях обучения, связанное с территорией проживания, материальным благополучием, культурным капиталом. В России нет однородного образовательного пространства. На федеральном уровне не хватает реальных инструментов для обеспечения единой образовательной политики. 

Педагоги и цифровое неравенство

Расслоение в образовании касается не только детей. Ситуация последних месяцев разделила учителей на четыре группы по уровню освоения ресурсов интернета. Однако нехватка цифровой грамотности осталась актуальной для всех. Единых платформ по повышению квалификации не появилось. В дело вступали «десятки новых Марьванн» со своими курсами о том, как проводить уроки в Zoom. В результате, размышляет эксперт Института образования НИУ ВШЭ Наталия Киселева, «мы имеем более миллиона учителей с разным пониманием онлайн – офлайн, дистанционное – очное – заочное, с разными методиками перевернутого класса и уверенностью, что каждый прав».

Дополнительное: трудности перехода

Учреждения дополнительного образования оказались не готовы к отмене очных занятий. Оснащенность компьютерами с подключением к интернету здесь в 21 раз ниже, чем в общеобразовательных школах. По результатам опроса в рамках перехода на «удаленку», у большинства педагогов (72%) не было опыта работы с дистанционными цифровыми технологиями. О проблемах «обделенного сектора» — в статье Андрея Павлова, заместителя директора Центра общего и дополнительного образования имени А.А. Пинского НИУ ВШЭ.

Три проблемы в зеркале дистанта

Учеба в неодинаковых условиях, нагрузка на родителей и устаревшая модель обучения — экстренный дистант с вовлечением семей позволил увидеть эти проблемы четче. ​Елизавета Сивак, директор Центра исследований современного детства НИУ ВШЭ, анализирует их на данных опроса родителей, проведенного в партнерских школах Вышки (более 2500 человек из 15 российских регионов), и материалов интервью с учащимися 16–17 лет из Москвы, Московской, Свердловской и Томской областей.

Легко ли быть родителем?

«Преподаватели отправляли домашние задания в чаты, в мессенджеры, на почту, не учитывая ни физические, ни психологические возможности ребенка. Объем заданий, срочность их выполнения доходили до абсурда… И не было никого, кто на эти нелепые требования мог бы повлиять» — мнением о проблемах перехода в онлайн с точки зрения родителей, не самых приятных открытиях и ставших очевидными изъянах школьного образования делится Марианна Шевченко, директор по развитию Национальной родительской ассоциации.

Труд в законе

Карантин выявил кризис в регулировании трудовых отношений в школьном образовании. Резкое увеличение рабочего времени, сохранение уровня зарплаты, получение компенсационных и стимулирующих выплат, возмещение расходов на использование собственного оборудования — это далеко не всё, что сегодня тревожит работников образовательной сферы. О ключевых вопросах и опасениях рассказывают эксперты Центра финансово-экономических решений в образовании НИУ ВШЭ 

За кем последуют деньги

Дистанционная практика поставила задачу постепенного перехода к новой модели финансирования образования. Заслуженный профессор НИУ ВШЭ Ирина Абанкина объясняет, как может работать «экономика цифровой персонификации», что такое «формульное финансирование по принципу “деньги следуют за обучающимся”», зачем нужны сертификаты на образование в рамках вариативной части учебного плана и почему финансово обеспечивать их должно государство.
IQ

Автор текста: Салтанова Светлана Васильевна, 22 июля