• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Любовный Tindergarten

Барьеры «цифровой романтики» и стратегии пользователей приложений для онлайн-знакомств

SoulPancake / GIPHY

В издательстве Федерального научно-исследовательского социологического центра РАН недавно вышла коллективная монография о социотехнических барьерах в производстве, распространении и потреблении цифровых технологий — «Приключения технологий: барьеры цифровизации в России». Ряд глав написан исследователями из НИУ ВШЭ: Константином ГлазковымОльгой Логуновой и Алисой Максимовой, которые в свободное от научной работы время ведут и телеграм-канал WrongTech, посвященный актуальным темам и новостям Science and Technology Studies (STS) в России и мире. IQ публикует одну из глав книги, посвященную популярному приложению для дейтинга — Tinder.

Современные средства коммуникации интенсивно и постоянно развиваются, охватывают все новые сферы социального и коренным образом меняют привычные практики, ритуалы и модели коммуникации. Сегодня это касается практически любых ежедневных действий — поход в магазин перемещается в сферу онлайн-ритейла, проверка школьных оценок ребенка происходит через электронный журнал и даже партнера можно найти через приложение для онлайн-дейтинга.

Исследование выполнено за счет гранта Российского научного фонда (проект №17-78-20164).

Распространение технологий приводит к изменениям практик коммуникаций в широком смысле этого слова, которые всё чаще происходят в мессенджерах и социальных сетях, и в том числе — к изменению процесса поиска партнера и сферы романтических отношений. <...> Онлайн-дейтинг, осуществляемый через приложение, которым можно воспользоваться в любой момент с телефона, сочетает в себе вроде бы несочетаемое — романтическую любовь и экономическую рациональность. По данным исследований, пользователи приложения Tinder ощущают себя товарами «на рынке романтических отношений».

Популярность и все большее распространение подобных приложений обусловлены тенденциями рационализации межличностных отношений, изучаемой в рамках концепции эмоционального капитализма и культуры потребления во всех сферах жизнедеятельности. Это подтверждает статистика: по данным GlobalWebIndex 41% людей, не состоявших в отношениях, использовали приложения для знакомства в течение последнего месяца.

На любой вкус

Объектом данного исследования является популярное приложение для онлайн-знакомств Tinder с общим количеством скачиваний более одного миллиарда. Сегодня в мире насчитывается около 8 000 сервисов для онлайн-знакомств, и с каждым годом их количество увеличивается. Существует множество оснований для деления подобных приложений — состав искомой пары, локация, принцип подбора партнёра и другие, но все эти приложения можно разделить на три большие категории: сервисы, основанные на совместимости характеров, на местоположении и предназначенные для специальной аудитории.

В условиях перенасыщения рынка крупными международными игроками с непрозрачными алгоритмами подбора партнёров на пике популярности сейчас находятся нишевые сайты и приложения для знакомств. Например, сервисы для поиска серьёзных отношений: российские MonAmour и Теаmо или немецкий eDarling.

Существуют разные основания для классификации сервисов. Одна из самых подробных классификаций выделяет 14 типов романтических онлайн-приложений для знакомства.

Пионер Tinder

Выбор Tinder для исследования обусловлен рядом факторов. Во-первых, это один из пионеров сферы мобильных приложений: оно был разработано для смартфонов в 2012 году.

Во-вторых, согласно данным о поисковых запросах для онлайн-приложений, Tinder занимает вторую позицию среди приложений для знакомств. Кроме того, он является типичным примером, обладая такими преимуществами, как мобильность, возможность мгновенного ответа и встречи с потенциальным партнером, что также расширяет его аудиторию.

Другим немаловажным фактором выбора этого приложения стал его широкий международный охват в противовес локальности использования, что открывает перспективы для кросскультурного сравнения. В статье используются данные исследований других стран, почти всегда они сопоставимы с полученными данными.

В данном тексте рассмотрен опыт пользователей онлайн-дейтинг приложений, какие возможности используются для конструирования идентичности, как формируются практики и стратегии пользования и с какими барьерами сталкиваются пользователи. Исследовательский вопрос можно сформулировать следующим образом: как функционал и технические особенности приложения Tinder влияют на практики взаимодействия пользователя с приложением и с какими барьерами он сталкивается?

Барьеры внедрения технологий в широком смысле понимаются как ограничения и особенности, препятствующие свободному распространению технологий. Впервые подобные исследования появились в 1950–1960-х годах и задали основы для классификации сложностей, возникающих при распространении технологий. 

В центре внимания этой работы пользовательские барьеры — сложности, которые возникают у пользователя при взаимодействии с приложением для онлайн-дейтинга, и то, как на восприятие технологии влияют индивидуальные особенности личности (система ценностей, пользовательский опыт). Также рассмотрены технологические барьеры, которые различаются в зависимости от уровня развития технологии и её внедрения, и институциональные барьеры, связанные с социальными структурами общества.

Как исследуются приложения для онлайн-знакомств

Первое, с чем сталкивается пользователь, — скачивание приложения для онлайн-знакомства. Это зависит от ряда факторов, но в целом определяется уровнем включенности человека в цифровую среду и уровнем его навыков работы в ней. Последнее объясняется с помощью концепта цифровой грамотности, созданного в 1980–1990-х годах Полом Гилстером, который акцентирует внимание на социокоммуникативных аспектах деятельности человека. Критериями для определения цифровой грамотности являются навыки поиска нужной информации и инструментов работы с ней, умения быстро освоить их. Кроме того, это навыки взаимодействия с другими пользователями, а также умение создавать контент в различных форматах.

Как показали данные российского исследования, важным фактором различения уровня медиапотребления и навыков цифровой грамотности является регион. Географический ландшафт России с точки зрения доступности и использования технологий крайне разнообразен, что также влияет на пользовательские практики при взаимодействии с приложениями для онлайн-знакомств. Региональный аспект в мировом контексте изучается фрагментарно. Исследования практики использования Tinder в разных странах демонстрируют специфику использования в зависимости от региона (есть исследования пользователей Голландии, Японии, Америки).

«Согласно исследованию, пользователи Tinder ищут любовь»

В исследованиях приложений для онлайн-знакомств изучаются различные этапы пользовательского опыта. Первый этап — создание профиля и представления себя для аудитории потенциальных партнеров. Здесь необходимо совместить визуальный и текстовый формат самопрезентации. В контексте опосредованной среды знакомств пользователи высоко мотивированы контролировать впечатление, которое они создают. Они оптимизируют свою самопрезентацию, сочетая «точность, саморекламу и желательность». Эта мотивация обусловлена высоким потенциалом встречи лицом к лицу, поэтому лучше выглядеть реалистично на профиле в приложении, чтобы оправдать ожидания и иметь больше шансов к продолжению коммуникации.

После создания профиля и определения, в каком географическом диапазоне необходимо осуществить поиск, приложение показывает потенциальных партнеров. В Tinder это выглядит как карточка-анкета, где присутствует текстовое описание и есть фотографии. Есть два варианта развития событий: в случае, если партнер нравится и вы хотите создать с ним виртуальную пару, нужно свайпнуть вправо. Если партнер вам не симпатичен, то свайпать нужно влево.

Свайп (от англ. swipe) — «перелистывающее», «смахивающее» движение пальцем по экрану.

Если понравившийся вам партнер тоже свайпнул вправо ваш профиль, происходит создание пары, называемое «мэтчем» (от англ. match — совпадение). Исследователи изучают процесс отбора партнёра, как именно происходит мэтчинг — его скорость, стратегии и показатели, какие данные профиля важны для отбора пользователей: внешность, уровень образования.

Большой блок исследований посвящен мотивации использования приложения. В одном из исследований, уточняется, что она включает четыре фактора: общение, признание, развитие близости и развлечение. Так, одно исследование показало, что применительно к Tinder мотивами выступают в первую очередь социальное одобрение и поднятие самооценки. За счёт геймифицированной механики принятия решений большое количество совпадений создает ощущение собственной привлекательности, что и повышает самооценку. Конечно, Tinder, как и другие приложения для онлайн-дейтинга, становится инструментом для развлечения или прокрастинации. Исследование голландских пользователей выявило несколько похожих мотивов: любовь, случайный секс, легкость общения и повышение самооценки.

Данные и методы

Исследование, результаты которого легли в основу данного текста, состояло из двух частей. Во-первых, был проведен контент-анализ профилей пользователей. По статистике Tinder половина их аудитории — люди в возрасте от 18 до 24 лет, а 85% пользователей — в возрасте от 18 до 34 лет. В связи с этим мы определили для исследования две возрастные группы: 18–27 и 28–37 лет. В рамках выбранной стратегии кейс-стади были выделены четыре группы по признаку пола и возраста, в каждой из которых для анализа было собрано 100 профилей.

Данные были собраны единовременно в декабре 2016 года в центре Москвы с четырех профилей в каждой из групп с радиусом 25 км. Безусловно, данный способ сбора данных является ограничением исследования, так как алгоритм подбора не разглашается разработчиками, а смещения могут быть связаны как с возрастным распределением, так и с географией пользователей. Но расширение возрастной группы, её деление на две подгруппы и одновременно поиск мужских и женских профилей позволяют разнообразить полученные для анализа профили. 

Кроме того, собирались только заполненные профили — в анализ попадали профили, где было фото и написана хотя бы одна строчка описания. Таким образом «пустые» страницы были исключены из анализа. Был проанализирован как текст, так и визуальное изображение пользователя. На момент сбора данных профиль мог включать в себя текст объемом максимум 500 символов и не более шести фотографий — это максимальное насыщение единиц анализа.

Были сконструированы и закодированы 25 категорий для контент-анализа. Первый этап заключался в кодировании текста — представленной личной информации, стиля и языка изложения, длины сообщений, мотивов регистрации. На втором этапе кодировалась визуальная составляющая — объект изображения, количество людей на фото, план и тип фотографии, локацию и окружение. Кроме того, были проанализированы общие данные — объём текста и количество фото, используемые эмодзи и ссылки на социальные сети.

Количественные данные были дополнены глубинными интервью, которые собирались также в рамках заданных возрастных групп в ноябре–декабре 2017 года после интерпретации результатов контент-анализа, по три интервью в каждом кластере. Таким образом было собрано 12 интервью. Рекрутинг осуществлялся целенаправленно, через приложение Tinder.

Содержательный анализ в главе построен в соответствии с процессом взаимодействия с приложением. Начинается все с заполнения профиля, затем происходит оценивание партнера и мэтчинг, и уже при взаимном совпадении — коммуникация и взаимодействие с потенциальным партнером. Последовательно описаны основные действия и барьеры, с которыми сталкиваются пользователи. Также мы рассмотрим мотивацию пользователей и взаимодействие со службой поддержки.

Мотивы взаимодействия и стигматизация использования Tinder

Мотивы использования приложения для онлайн-знакомств очень разные — от поиска серьёзных отношений и повышения самооценки до веселого вечера в поездке. Несколько предложенных типологий можно объединить и выделить основные мотивации, такие как отношения для построения семьи, секс на одну ночь, коммуникация, повышение самооценки, получение одобрения, развлечение и чувство азарта.

В неакадемической прессе ведутся дискуссии о том, используется ли Tinder главным образом в качестве приложения для секса на одну ночь или же его пользователи стремятся к долгосрочным отношениям. Гендерные различия мотивации изучаются во многих работах. Они показывают, что мужчины значительно чаще используют Tinder для поиска сексуальных партнёров на одну ночь. Кроме того, их больше мотивируют чувство азарта и возможность коммуникации.

«Это все-таки больше one night stand в качестве основного мотива, а не общение» (Ж, 18–27).

«Для меня это способ вдумчиво подумать, кто мне интересен, и сделать осознанный выбор. В этом очень помогает переписка, которая ни к чему не обязывает, но дает возможность немного больше узнать девушку» (М, 28–37).

«Разведена. Сын, собака. Умная, красивая. Открыта к общению. Хочу встретить своего мужчину и построить семью» (профиль, Ж, 28–37).

Независимо от мотива — а обычно это сочетание нескольких (поиск партнера на одну ночь при этом стигматизируется чаще) — пользователи обращали внимание на такой барьер, как стигматизация — осуждение использования приложений как способа знакомства со стороны родных и близких или общества в целом.

Киберпространство изначально сильно стигматизировано из-за отсутствия эмоций, доверия, что естественно сказывается и на процессе построения образа и поддержания личных отношений. Такое же клеймо было применено к онлайн-знакомствам, а также компьютерным романтическим отношениям вообще. 

Ранее, в начале 1980-х годов, практика демонстрация своего желания найти себе пару через рекламу в печатных СМИ была связана со смущением и отчаянием. С распространением интернета и интернет-сайтов знакомств появление нового посредника для вступления в компьютерно-опосредованные отношения открыло возможность найти партнёра, не будучи увиденным или униженным обществом. Приложения для знакомств стали следующим шагом на пути анонимизации, но практики его использования продолжают стигматизироваться. 

Стигматизируется, как правило, сам факт обращения к такому способу знакомства онлайн, тогда как уже давно принято заказывать такси через приложения и продукты домой.

«У меня нет такой, как бы, стигмы, ассоциации с этим, т.е. я не чувствую себя каким-то, т.е., не знаю, что ли… либо уж совсем отчаявшимся, либо каким-то обделенным из-за того, что я пользуюсь таким приложением. Наоборот, как бы… это… как бы, моя жизнь от этого приложения становится только интереснее, на самом деле, поэтому у меня никакой вообще стигмы с Тиндером не ассоциируется совсем» (М, 28–37).

В настоящее время отношение к онлайн-знакомствам меняется по мере появления в различных СМИ позитивного образа такой практики. Фильмы об онлайн-отношениях, счастливые истории людей, находящих друг друга через онлайн-сервисы знакомств, меняют подход к стигматизации — отбор партнёра через приложения для онлайн-дейтинга становится повседневной практикой. Кроме того, одно из исследований показывает, что выбор потенциальных партнеров в Tinder шире по сравнению с реальной жизнью, это отметили 46% его респондентов.

«Я не скрываю, но и не афиширую использование Тиндера. Мне нравится это приложение, и я использую его по-разному — иногда как времяпрепровождение, иногда для поднятия настроения, а периодически для поиска интересного мужчины» (Ж, 28–37).

Как создается профиль пользователя Tinder

Знакомство с приложением начинается с создания профиля, который во многом совпадает с профилем в социальной сети — необходимо заполнить информацию о себе, и здесь есть две опции — визуальная и текстовая. Рассмотрим последовательно, как пользователь заполняет профиль и с какими барьерами взаимодействия с приложением сталкивается на этом этапе.

Анализ текстовых данных показывает, как пользователи рассказывают о себе, какую информацию предпочитают предоставлять. Средняя длина мужских сообщений составила 7,1 строки против 5,45 у женщин. Мужчины больше рассказывают о себе и о том, что ожидают от потенциального партнера. Интересно, что длительность просмотра профиля у женщин дольше, чем у мужчин. Таким образом, предоставление большей информации в мужских профилях оправдано, так как она требуется женщинам для принятия решения.

«Мне кажется, что, в принципе, сильно много о себе рассказывать не стоит, лишь по той простой причине, что интереснее будет обсудить это (смеётся)... когда будет мэтч. Вот, а что-то, что-то такое завлекающее вот, мне кажется, как раз самое то» (Ж, 18–27).

Мужчины склонны писать о себе больше, формируя образ человека с активной жизненной позицией, в то время как женщины достаточно скрытны в заполнении профиля, при этом прибегают к приемам, позволяющим сделать нарратив самопрезентации более эмоциональным (например, использование эмодзи, крупный план фотографии и проч.). Использование эмодзи более популярно у женщин: они присутствуют в 38% женских профилей и 24% мужских. Также этот вид коммуникации чаще используют более молодые группы обоих полов, хотя разница и не очень большая — около 5 процентных пунктов.

«Очень было сложно что-то вообще там написать, чтобы как-то было одновременно и кратко, и интересно, да еще чтобы весело, вот. За пять лет я как бы, мне кажется, нашел то, что нужно, и оно как бы не очень длинное, и даже шутка есть. У меня написано так — «читаю экзистенциалистов, разламываю лодки праведников, пишу первый» (М, 18–27).

Таким образом, следующий барьер, которые мы фиксируем, — барьер приватности . Он актуализируется через необходимость раскрыть личную информацию, написать о себе. Дополнительно нужно ещё решить, как написать, что написать, насколько длинное сообщение, как сделать так, чтобы текст отражал мотивы присутствия в приложении и был направлен на интересующую аудиторию. В ходе интервью пользователи говорили, что писать нужно небанальное и лучше смешное. Это довольно сложно — чаще всего первоначальное сообщение видоизменяется и дорабатывается в зависимости от реакции потенциальных партнеров и меняющихся целей использования приложения.

Женщины в интервью отмечали, что писать о себе публично довольно сложно, и они планируют делиться информацией о себе уже в личных сообщениях, фокусировано. Все это актуализирует барьер приватности и границ в онлайн-пространстве, границ правды, которую публикуют пользователи. Изучая практики онлайн-знакомств в Японии, исследователи обнаружили, что пользователями компьютерное общение воспринимается как наименее интимное, затем следует обмен текстовыми сообщениями и, наконец, разговор по телефону.

Если мы посмотрим на взаимосвязь между длиной сообщения и эмодзи, появляется интересный тренд: женщины в случае присутствия эмодзи пишут текст длиной в среднем 6,59, а в случае их отсутствия — только 4,77. Таким образом, выделяются два типа профилей: либо много и красочно представлена информация, либо предлагается минимум информации.

Иностранные языки выступают в качестве дополнительного барьера — не все ими владеют и готовы использовать при коммуникации. Кроме того, сами пользователи используют иностранный язык для отсеивания кандидатов. Например, такой текст профиля не все переведут точно без словаря:

«Looking for a whole with the appearance of a nun for a joint march to ballet ^)/ When I see the phrase “serious relationship” fall into catatony :))) I’m great fairytaly storyteller. If you like it, I can tell you a lot» (профиль, М, 18–27).

В наших данных преобладает русский язык, но мужчины чаще используют английский, это значительная часть профилей — 35,5%, у женщин — только 22%. Это может объясняться изначальной локацией для сбора данных — в центре города, где традиционно сосредоточены туристы. Около 12% в обеих гендерных группах используют и русский, и английский одновременно, что увеличивает долю иностранного языка в сообщениях.

Это подтверждает гипотезу о различных мотивациях поиска через приложение: здесь заметна доля иностранных мужчин, ищущих российскую девушку-партнера.

«Профиль у меня на английском… Я не то, чтобы притворяюсь, но не собираюсь сразу говорить о том, что я русский, потому что цель моих знакомств, как правило, не женщины из России. Вот… Соответственно, как бы для меня важно, чтобы человек, если английский ему не родной язык, то он владел им достаточно, чтобы понимать мое сообщение» (М, 28–37).

«Я общаюсь только с русскоязычной публикой. Ну в плане английского... довольно слабо я могу читать, но, чтобы формировать какие-то интересные мысли для себя, я пока не готов» (М, 18–27).

Между тем использование иностранного языка расширяет круг поиска, открывая новые возможности, поскольку демонстрирует уровень образования, который позволяет отсеивать аудиторию и определенным образом позиционирует профиль.

Еще один важный элемент профиля — ссылка на социальные сети. Наиболее популярное социальное медиа, на которое пользователи дают ссылку, — это Instagram: 11% и 14% в заявленных возрастных группах соответственно. Упоминания других социальных сетей единичны. Социальная сеть, с одной стороны, предоставляет дополнительную информацию, с другой — является своеобразным гарантом подлинности пользователя. Мы не только видим его профиль в Tinder, но еще и дополняем образ фотографиями из Instagram, тем самым помогая преодолевать барьер виртуальности.

«Инстаграм — это как такой, знаете, гарант типа реальности: типа я настоящий, вот мой Инстаграм... Ну, если есть привязка в Инстаграму, больше доверия чуть-чуть вызывает профиль» (М, 25).

Этот барьер в целом присущ погружению в цифровую среду, в том числе в социальные медиа. Он же возникает и при онлайн-дейтинге. По данным одного из исследований, степень открытости и заполненности профиля — это поиск равновесия между желательным образом и реальным.

Таким образом, мы видим необходимость в максимально полном заполнении профиля, что увеличивает шансы «быть выбранным» и снижает риски, связанные с анонимностью и последующим несовпадением потенциальной пары. Информанты подтверждают, что заполнение профиля исключительно положительно влияет на выбор профиля, но здесь сразу возникает вопрос о сложности формирования этого текста, связанной с незнанием того, как это сделать интересно и максимально безопасно для себя. Кроме того, в условиях опосредованного взаимодействия пользователи мотивированы создавать определенный образ и управлять им, модифицируя и изменяя его исходя из обстоятельств.

Визуализация профилей пользователей Tinder

С барьером виртуальности пользователи сталкиваются и при визуальном наполнении профиля. Данные о большей открытости мужчин подтверждают данные по количеству представленных в профиле фотографий. 4,89 — среднее значение для мужских профилей и только 3,47 — для женских. Американские пользователи в среднем загружают 5,62 фотографии, но это уже на момент снятия ограничения в 6 фотографий.

На диаграмме ниже видно, что женских профилей с одним фото почти 40%, тогда как мужских с полным комплектом из шести фотографий 47,2% — это самые распространенные комбинации. Количество размещаемых фотографий стремится нивелировать ситуацию коммуникации, опосредованную мобильным приложением. Максимальное количество личных фотографий способствует созданию законченного образа в смысле формирования полного профиля, который вызывает больше доверия. Это позволяет достичь желаемого уровня достоверности в процессе создания нужного образа.

Исследования показывают, что при выборе партнёра значимым является фактор внешности. Материалы интервью это подтверждают: мужчины готовы выложить больший объем информации и даже дополнительно предоставляют по запросу необходимую визуальную информацию.

«В профиле обычно прикреплено от 4 до 6 фотографий, по моему мнению, это необходимо, чтобы понять, как я выгляжу. Иногда со мной не соглашались те, кто со мной переписывался. Тогда я предлагал соцсети или мессенджеры. Периодически я подключал Инстаграм, но это скорее исключение» (М, 18–27).

«Важно, чтобы с мужчиной я чувствовала себя собой. Важно это понять как можно раньше, поэтому и важны фото… И если по фотографии я понимала, что это не мой вариант, я его не мэтчила» (Ж, 28–37).

Кроме того, важны тип и качество фотографий. Среди женщин очень популярны селфи: они зафиксированы в 37% профилей, тогда как в мужских встречаются реже — только у 24%. Наличие селфи во многом объясняет популярность крупного плана в женских профилях, так как фото себя, как правило, делается крупно (54%), тогда как мужчины предпочитают средний план — каждый второй выбирает именно такой формат.

«Некоторые были сделаны на профессиональную аппаратуру, но они не были сделаны профессионалом. Как правило, это фотографии откуда-то… из каких-то других мест, т.е. у меня есть фотографии… ну так, чтобы, не могу сказать, чтобы…» (М, 28–37).

Также интересно, что, несмотря на открытость мужских профилей и представление более полной информации, мужчины используют приёмы, которые затрудняют их распознавание. В частности, в мужских профилях значительно чаще встречаются фото, где изображено двое и более людей (каждый десятый профиль). В такой ситуации сложно определить, кто же является главным героем.

Женщины больше внимания уделяют качеству фотографий и их отбору. Фотографий может быть немного, но они более разнообразны с точки зрения локаций и большинство более высокого качества, часто это кадры фотосессий. Фото, сделанные пользователями самостоятельно в женских профилях, составляют 69%, в мужских эта цифра выше — 83%.

Популярные локации незначительно различаются:

Обращают на себя внимание гендерные паттерны самопрезентации. Пользователи используют локации и ситуации, которые будут одобрены обществом. Женщины делают акцент на уютных домашних интерьерах и природе, мужчины — на городском образе жизни с клубами, барами и символами путешествий и спорта. Пользователи формируют свой образ исходя из гендерных стереотипов, создают свой профиль так, чтобы это было, как им кажется, значимо для потенциальных партнеров.

«Фотографии, как правило, из других мест, но, чтобы нельзя было вот прям однозначно сказать: „Вот, а я точно знаю, где это!“ Т.е. у меня есть фотографии из Стокгольма, где практически невозможно сказать, что это Стокгольм; есть две фотографии из Сент-Луиса, если вы не живете в Сент-Луисе, вряд ли вы узнаете всё это, потому что там такое место не самое популярное…» (М, 28–37).

Таким образом, количество и качество фотографий, которые во многом определяют первое впечатление и желание продолжить знакомство, связаны с ещё одним важным барьером — барьером информированности: если она достаточная, то общение продолжается, если подобных положительных случаев совпадений по имеющимся данным становится больше, дольше и срок использования приложения. Это подтверждают исследования, согласно которым фактор внешности является одним из самых значимых при выборе партнера. Голландские пользователи при подборе фотографий для конструирования своего профиля учитывают фактор желаемости со стороны партнера, но стараются показать идеальный образ себя, близкий к истинному, чтобы найти партнера, близкого по духу .

«Поэтому просто, чтобы не тратить время, если, например, профиль не заполнен, или я вижу какие-то, ну… такие, для меня странные вещи, я просто не разбираюсь — влево» (М, 28–37).

«Ну мне очень нравятся глаза, это вот моя, не знаю... моя любимая часть лица. Описание, конечно, тоже в принципе интересно, но в последнее время я как-то тоже уже меньше внимания стала этому уделять. Т.е. просто смотрела… на фотографии» (Ж, 18–27).

Что ещё нужно написать в профиле?

Еще несколько важных позиций, указываемых в профиле. Во-первых, место работы или должность. Эта позиция отсутствует в 67% проанализированных профилей. В остальных часто указываются и место, и позиция (13%), реже — только должность. Отметим, что мужчины чаще указывают свой профессиональный статус (25% против 15% среди женщин), таким образом, подчеркивая статус социальный. Место учебы указывает ещё меньшее количество пользователей — 28%, хотя информанты говорили о важности этого фактора. Это дополнительная лакмусовая бумажка, позволяющая увеличить шансы на совпадение при более близком знакомстве.

«Для меня очень важно место учебы. Я всегда обращаю на это внимание. При нескольких совпадениях могу поставить лайк, несмотря на все остальное. Образование — это значит, что уже есть базовые совпадения» (М, 18–27).

Диаграмма ниже демонстрирует стиль изложения информации о себе. Как мы уже говорили, максимально можно написать 500 символов, но далеко не все используют эту возможность.

Большинство профилей заполнено в формальном стиле повествования, это скорее серьезно сформулированное послание потенциальному партнеру — 67% женских и 59% мужских сообщений. В таких описаниях можно было найти много анкетных данных — рост, вес, возраст, семейное положение, знак зодиака, место работы и т.д. Например: «Ищу серьезные отношения с перспективами создания семьи. 25–164–67» (описание женского профиля). Мужчины чаще пишут с юмором — 10% (например, «У меня в палатке неполадки» [М, 28–37]), а женщины с таким же процентным соотношением прибегают к самоиронии.

«— Можно с вами познакомиться?
— Не стоит, вам будет непонятно, а мне скучно.
— Почему?
— Потому что вам уже непонятно, а мне — скучно.
К чему это я? Девушки в поисках “умного, с чувством юмора” — оценивайте свои силы трезво, вам точно это нужно?» (профиль, М, 28–37).

«Толста, лыса, злопамятна. Ищу прынца» (профиль, Ж, 18–27).

«Образование есть, работа есть, готовить умею, в Доминикане гуляла, с тарзанки 111 метров в Африке прыгала. 30 лет уже радуюсь и живу, живу и радуюсь ☺ Мечтаю когда-нибудь стать соосновательницей фамильной династии:* (профиль, Ж, 28–37).

Отметим динамичность профиля: большинство интервьюируемых говорили об «экспериментах» с подписью. Найти подходящую формулировку — это требует времени. Также необходимо проверить, как реагируют потенциальные партнеры, если надо убрать или добавить информацию, шутку, описание себя. Динамика текстовой самопрезентации акцентирует наше внимание на необходимости развития профиля и его изменений в зависимости от задач пользователя, его статуса и настроения.

«Ну, я писала как раз таки какие-то базовые вещи, что мне нравятся путешествия, шоколад, добрые люди, творчество и... вроде бы... всё. Я просто пару раз вставляла цитату из пары любимых фильмов. До этого я, скажем так, немножко расширила перечень (смеётся) своих интересов. В предыдущий раз было такое обращение, призыв, скорее, встретиться и там, не знаю, пойти делать какие-то прикольные штуки вместе. Если я правильно помню, у меня там описание звучало следующим образом: „Давай встретимся и пойдём скорее гулять, болтать, пить вино, танцевать“, что-то такое» (Ж, 18–27).

Что касается описания себя, своей внешности и характера, 72% профилей подобной информации не содержат, несмотря на то что мы собирали профили, где есть хотя бы одна строка описания. Приведем несколько примеров:

«Ищу своего человека» (профиль, Ж, 28–37).

«Из констант: 182, Рыбы. Все остальное по настроению, воспитанию и возможностям» (профиль, Ж, 28–37).

В оставшейся части профилей — свойства характера присутствуют, чаще позитивно окрашенные, подобных было 15%.

Описания потенциального партнера, каким его хотят видеть, также встречаются редко (только 28% профилей их содержат). Оба пола часто обращают внимание на хобби, таким образом, создавая возможность для соотнесения интересов друг друга.

«Очаровательный москвич познакомится с очаровательной девушкой. Веселый, с чувством юмора, позитивен, добрый, воспитанный, замечательный. Знак гороскопа Телец. Творческий человек, спорт, вкусно готовлю» (профиль, М, 28–37).

«I positive. I mindfulness. I bit of philosophy» (профиль, Ж, 28–37).

«Looking for a girl outside relationships, without children and with broken past relationships» (профиль, М, 28–37).

«Путешествую. Обниму доброго бородача ) Летом в России, зимой в Азии. Ищу человека, свободного от офиса, графиков начальников и стереотипов, некурящего и самостоятельного. Для всего на свете. Поделюсь счастьем. Hobbit 155/45» (профиль, Ж, 28–37).

Со стороны мужчин чаще своего встречается запрос на чувство юмора, женщины ожидают хороший характер.

«I prefer slim, up to 65 kg» (профиль, М, 18–27).

«I love intelligent, caring, loving, generous men, faithful to their promises and their women» (профиль, Ж, 28–37).

Таким образом, отсутствие описания ещё раз акцентирует внимание на ограничении, обусловленном отсутствием необходимой для выбора информации. Это связано и с особенностями функционирования приложения — информанты предполагали наличие своеобразной анкеты в качестве альтернативы самостоятельного заполнения профиля, как на сайтах знакомств. Это, с их точки зрения, приводило бы к более четкому, унифицированному описанию и более осознанному выбору. Это барьер структурированности данных, когда приложение не предполагает использование единообразного профиля, как в большинстве социальных сетей, когда есть графы для заполнения — возраст, хобби, политические и религиозные взгляды и т.д.

Таким образом, приложение, где пользователь сам выбирает что и как о себе рассказать, не всегда дает возможность аудитории получить нужную информацию. И это становится ограничением его использования. Каждый профиль — это набор индикаторов, которые помогают с выбором или, наоборот, мешают определиться. Подобных фильтров много, и уже сейчас ряд исследователей продемонстрировали важность наличия в профиле таких критериев, как «внешний вид, личность, сексуальные вкусы и предпочтения и управление рисками» . Важными становятся рост и вес, а также уровень образования. Свайп означает не только соответствие ожиданиям; пользователи ищут профили, чтобы выяснить, как представить себя, чтобы привлечь похожих людей, и используют эти подсказки, чтобы выстроить собственную самопрезентацию.

Процесс выбора — лайк/не лайк?

После создания и корректировки информации профиля наступает ключевой момент — собственно осуществление выбора. Алгоритм приложения после ввода параметров — возрастного промежутка и километража поиска — предлагает профили партнера на выбор. Технически это выглядит следующим образом: вы перелистываете страницы партнеров, их профилей, которые можете изучить подробнее при помощи нажатия на страницу интересующего вас партнера, и оцениваете, хочется вам начать общение или нет.

«Наверное, иногда я могу, ну, действительно, сидеть и смотреть фотографии, да, там, листать, даже если у человека несколько фотографий, то там все фотки полистать, посмотреть, почитать описание даже, вот, и-и-и... сделать выбор лайк, не лайк, да, допустим, там, условно. А иногда бывает паттерн поведения такой, что я просто... смахиваю свой дневник вправо быстро, ну, и уже остальные просто, с кем у нас взаимные симпатии, начинаю общение. Я ожидаю, что все немножко подвиснет и покажет, кто у меня взаимная пара» (смеётся) (Ж, 18–27).

Данные исследований демонстрируют, что женщины более внимательно просматривают профили противоположного пола — по 8,5 минут за раз против 7,2 для мужчин. Наше исследование подтверждает эти данные: информанты указывали особенности просмотра профиля — женщины более избирательны и требовательны к предоставляемой информации. Данные не позволяют уточнить статистику выбора профилей, но другое исследование, основанное на опросе (n = 1000), показывает, что из 10 просмотренных профилей лайкают в среднем 2,93, при этом мэтчей ещё меньше — не все лайки получают взаимный лайк и превращаются в мэтч.

Информанты акцентировали внимание и на психологических факторах. Здесь сложность взаимодействия с потенциальным партнером связана с возможностью получить ответную обратную связь: получим ли мы взаимный лайк в ответ на нашу симпатию или окажемся незамеченными — в любой ситуации знакомства это важно. Этот страх быть отвергнутым можно назвать барьером взаимности. Поэтому момент ожидания, будет ли пара, — самый волнующий. Приложение как алгоритм предлагает своим пользователям дополнительные опции в формате суперлайков и других возможностей платного профиля, чтобы снижать данный барьер.

«Трудности психологического характера — их меньше, если тебе девушка поставила взаимный лайк, тут все понятно — можно начинать общаться» (М, 18–27).

Существуют данные относительно скорости реакции на мэтч: только 5% пользователей отвечают на мэтч сразу же, еще 24% — в течение нескольких минут. Это и есть самые желательные совпадения, произошедшие почти сразу после вашего выбора. Но около 40% отвечают в течение нескольких часов, а каждому четвертому партнеру требуется несколько дней. 3% сообщений остаются без ответа.

Коммуникация после взаимного выбора

В случае взаимного лайка пользователь получает возможность начать общение с партнером, а именно написать сообщение. Согласно одному исследованию, из 10 мэтчей в среднем диалог начинается с 2,8 партнерами. Данные другого исследования более оптимистичны: коммуникация начинается примерно в половине случаев, то есть каждый второй мэтч заканчивается диалогом. Как правило, первыми пишут мужчины. Существует стереотип, что именно мужчина должен проявить инициативу и сделать первый шаг в отношениях. Этот же принцип распространяется и на приложение для онлайн-дейтинга. Об этом говорили в интервью. В профиле также об этом пишут.

«Дорогие товарищи мужчины, я с удовольствием буду проявлять инициативу в дальнейшем во всевозможных вариациях, но, по моему субъективному мнению, — первый шаг после взаимных лайков — это не женское дело ☺ Прошу понять и простить» (профиль, Ж, 28–37).

После обоюдного выбора и мэтчинга начинается общение, налаживается коммуникация, пользователи узнают друг друга, возможно, назначается личная встреча. Коммуникация содержательно чаще всего развивается в двух направлениях. Первое — это описание себя, более детальное обсуждение увлечений, роста, веса; второе — это уже поиск совпадений в системе ценностей, обсуждение и оценки происходящих информационных поводов.

Эйми Вебб «Как я взломала сайт знакомств»

Успех коммуникации зависит в том числе и от технических возможностей приложения. Это связано с ограничениями тех функций, которые в нем заложены. В данном случае мы наблюдаем барьер негибкости технологии, запрограммированности приложения для узкого набора функций, что особенно ярко проявляется в процессе общения: функционала Tinder не хватает для коммуникации, к которой мы привыкли в мессенджерах и социальных сетях. 

Возможности приложений для онлайн-дейтинга ограничены в части обмена сообщениями: неоперативная отправка, нарушение последовательности реплик, сложности передачи фотографий и сообщений, ограниченный функционал символов и другие. Все это приводит к частому переходу в альтернативные программы.

«Технические особенности Тиндер, уведомления, к примеру, не всегда работают так же оперативно, как сторонние мессенджеры, что становилось причиной предпочтения в их сторону. Ты просто не можешь послать несколько сообщений с нужной скоростью. Фотографии здесь ты также не можешь отправить. Урезанный функционал» (Ж, 18–27).

«Какие-нибудь там первые сообщения от, не знаю, 20 до 40 ведутся в Тиндере, а потом ради удобства обычно переходим... Ну, либо я предлагаю, либо даже девушка может предложить уйти, например, в Инстаграм, либо в Телеграм, либо в Вотсапп... Да, в основном, вот в эти мессенджеры. Эм, да, в каком-то смысле удобнее, можно отправлять фотографии, например, ну и прочее» (М, 18–27).

Во время интервью информанты рассказывали, что обмен профилями в социальных сетях или переход в мессенджеры — это следующий этап взаимодействия после установления контакта. И связано это с тем, что общение в социальных сетях рассматривается как переход на новый уровень отношений, когда вы доверяете партнеру личный аккаунт в социальных сетях.

«И, кстати, если я правильно помню, на соцсети тоже, ну, с небольшим количеством человек, мы в итоге, вернее, обменялись ссылками на соцсети. Потому что, ну, как-то хватало обычно... я не знаю, мессенджера какого-нибудь и личных встреч, а потом уже, спустя какое-то время, вроде ты понимаешь, что тебе с человеком интересно общаться, то уже как бы обмениваетесь ссылками на соцсети» (Ж, 18–27).

Кроме уже описанных мотивов, в интервью встретился интересный кейс — необходимость использовать гифки. Гифка как функционал социальной сети стала расширением для коммуникации, возможностью передать смыслы максимально точно. Привычный ассортимент возможностей общения необходим пользователям для ведения коммуникации и в приложении для знакомств.

«Добавил гифку. Вот… Все, этого было достаточно. Да, это очень хорошее добавление, это очень сильно расширяет, как бы, функционал. То, что невозможно, например, выразить, ну, там, вербально… Я тоже понимаю, что… попасть гифкой в нужное место — это как вот, я не знаю, там, в темной комнате ножом кого-то, закрыв глаза, пытаться прибить…» (М, 28–37).

Возможности, к которым пользователи уже привыкли при множественности выбора осуществления коммуникации в мессенджерах, актуализируются как недостатки Tinder. Это неэффективные уведомления, отсутствие возможности обмениваться фото, оперативное получение сообщений и другие. Все это акцентирует внимание на негибкости технологии, и потребности удовлетворяются в рамках других приложений.

Кроме того, на этом этапе опять актуализируется барьер виртуальности — поиск профиля в социальных сетях призван верифицировать партнера, показать, что он тот, кем себя описывает. К такому же выводу пришли и в других исследованиях: после мэтча пользователь старается найти аккаунт в Facebook, чтобы убедиться в существовании партнера и его соответствии представленной в профиле информации.

Географический фактор 

В обсуждении процесса поиска партнёра довольно часто указывали географический фактор как важный для формирования практик использования приложения. С одной стороны, важна новая географическая область как одна из мотиваций — использование онлайн-дейтинга как способа знакомства с новым городом или страной. С другой стороны, это способ расширения аудитории — посмотреть потенциальных партнёров в новом месте.

«Если я его там установил в Перми, да, ну, пару дней посмахивал фотографии, понял, что особо вообще никого нету в Перми и... заходить каждый день, чтобы увидеть двух человек, ну, особо не было желания. Скорее всего, люди используют подобные паттерны, как я, что: ну, тут как-то пусто, мы сюда тоже не пойдём. И-и… переезжая в другой город, мог бы зайти посмотреть, что здесь происходит» (М, 18–27).

Географический фактор влияет и на технологическую сторону использования приложения, так как инфраструктура интернета российских регионов носит вариативный характер, отличается неравномерным распространением, что предопределяет механизм внедрения мобильной коммуникации и её использование <...>. 

В процессе распространения любой технологии значимым фактором становится наличие необходимого технологического оснащения. Чаще всего информанты указывали ограничения, связанные с функциональными возможностями приложения: потеря геолокации, ограничения на пересылку изображений и скорость передачи сообщений и уведомлений, что во многом связано с региональным уровнем развития инфраструктуры интернет-соединения.

«Трудности с мобильным интернетом у меня возникали, думаю, как и у всех. Но значение этого аспекта минимально…. Если и возникают подобные трудности, они близки к статистической погрешности» (М, 18–27).

В данном случае мы обнаруживаем уже институциональный барьер — барьер инфраструктуры интернета, связанный с географией использования: уровень развития интернет-соединения на уровне провайдеров сказывается на практиках пользования. Влияние оказывает и размер населенного пункта: существуют различия в практиках жителей крупных городов и села: взаимодействия последних более стигматизированы и коммуникация чаще происходит лично, а не опосредованно.

Еще один важный аспект в принятии решений относительно использования технологии, который дифференцирует география пользователя, — это пользовательский опыт. Опираясь на то, что кажется понятным, пользователь обращается к своему персональному опыту, актуализирует полученные ранее знания и навыки. Позитивный опыт помогает легче принять новое, создает благоприятную основу для внедрения технологии в повседневную жизнь, в то время как негативный становится причиной ее отторжения. 

Важно отметить, что чем больше стаж включения в цифровую среду, чем шире пользовательский опыт, тем более эффективно пользователь использует негативный опыт для расширения своих компетенций и наращивания умений. Зачастую человек не только использует накопленные им знания, но и обращается к опыту знакомых и друзей. Это помогает сформировать окончательное мнение и понять, готов ли он к принятию новой технологии.

«Возникали сложности, меня выбрасывало, и Тиндер просил снова пройти идентификацию через Фэйсбук, и возникали ошибки. Но в целом довольно use-friendly приложение, все интуитивно постоянно, что является преимуществом по сравнению с другими приложениям. Если ты активно используешь социальные сети, то с Тиндером все просто — свайпаешь, а не лайкаешь» (Ж, 18–27).

Таким образом, обозначим еще один барьер — барьер пользовательского опыта, навыков работы с приложениями разных типов и распространения навыков на приложения для онлан-дейтинга соответственно общему уровню цифровой грамотности региона и его пользователей.

«Ваш разговор может быть записан…»

Еще один важный технологический барьер связан со стандартной для приложения услугой — работой службы технической поддержки. Как технология работает и как можно её починить — пользователь не всегда находит ответы на эти вопросы в гайдлайнах и туториалах. Пользовательский опыт не всегда может здесь помочь. 

Сложности связаны с отсутствием четких и прозрачных инструкций по использованию приложения для онлайн-дейтинга, с постоянными изменениями и обновлениями приложения, что вызывает дополнительные сложности. В случае, когда пользователь не может справиться с возникающими проблемами, всегда есть вариант позвонить в службу поддержки, что предполагает оперативное решение проблемы. Но подобное обращение не всегда удобно, в частности в ситуации переезда, роуминга, невозможности говорить. Кроме того, специалист не всегда помогает с решением проблемы.

«Чтобы решить трудности технологического характера, однажды я писал в службу поддержки про геолокацию. Мне смог помочь только третий оператор. К остальному я отношусь спокойно — понимаю, что это особенности технической реализации» (Ж, 28–27).

Процесс принятия технологии может сопровождаться недостаточной осведомленностью пользователя, что влечет за собой отказ от дальнейшего использования приложения или игнорирование его существования. Недостаток информации может также сказаться на формировании образа, не отражающего реальные свойства продукта, и, как следствие, привести к его неприятию по причине нерелевантности для дальнейшего пользовательского опыта.

Это барьер опосредованности технической помощью, где оператор не всегда компетентен и не уверен в последовательности действий для решения проблемы. Каждая технология обладает определенным набором функциональных возможностей, знание о которых тем или иным образом структурирует наши практики, что впоследствии влияет на то, как мы начинаем воспринимать данную сферу и её использовать. В данном случае приложение как технология изменяет социальные практики пользователя.

Заключение

Онлайн-знакомства становятся частью повседневных практик, происходит диджитализация романтических отношений посредством онлайн-дейтинг приложений. Следом за переходом личных разговоров в переписку в мессенджерах, поиск партнера для разнообразных целей также доверяется приложениям онлайн-дейтинга, их алгоритмам показа и подбора потенциальных партнёров. В связи с этим индивиды адаптируют свои социальные практики для преодоления тех барьеров, которые связаны с компьютерно-опосредованным общением и, в частности, использованием приложений для онлайн-знакомств. Мы можем отметить важность таких факторов, как мобильность, структурирование практик самопрезентации, постоянная возможность менять и адаптировать профиль, использование технологических средств для снижения непонимания, связанного с отсутствием привычных вербальных сигналов (в частности, использование эмодзи).

Рассмотрение этапов взаимодействия пользователя с приложением позволило выделить три группы пользовательских барьеров. Первый и основной большой блок — это пользовательские барьеры: приватности и стигматизации, виртуальности и информированности, структурированности данных и пользовательского опыта. Второй блок — барьеры технологические, куда мы можем отнести барьер негибкости технологии и барьер опосредованности технической помощи. Кроме того, ещё есть институциональный барьер инфраструктуры интернета.

Возникающие барьеры появляются не одномоментно, они распределены во времени использования приложения, некоторые соответствуют отдельным этапам взаимодействия, другие возникают постоянно на протяжении всего цикла использования.

На входе, при выборе приложения для знакомства, возникает барьер стигматизации и постоянно присутствует вплоть до успешного выбора партнера. На этапе заполнения профиля возникает два барьера — виртуальности и приватности, и они возникают на всем протяжении заполнения профиля, как текстовой, так и виртуальной информации, а также проявляют себя и в процессе коммуникации после мэтча. Эти барьеры присущи онлайн-коммуникации в целом, но здесь проявляют себя более заметно, так как соответствие виртуального образа реальному важно при развитии отношений между партнерами.

Далее, при заполнении профиля, может проявляться барьер информированности и структурированности данных. На этапе осуществления выбора ярко проявляет себя барьер взаимности и негибкости технологий. Технологические барьеры могут возникать на любом из этапов, но чаще сопровождают этап активного использования, взаимодействия с партнерами.

Исследование барьеров технологии очерчивает модели адаптации и способы её социального конструирования. Мы видим, как пользователи приспосабливают приложение под свои нужды: стараются найти привычные способы общения и передачи информации, экспериментируют с шутками и фотографиями в профиле, оттачивают его под разные задачи. Важно отметить динамичность и развитие пользовательского опыта. Все это помогает преодолевать барьеры, переосмысливать их и пересматривать взгляд на используемую технологию в целом.
IQ

29 июля