• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Финансовый фронт

Как формировался бюджет СССР в Великую Отечественную войну

После июня 1941 года советский бюджет перестал быть прежним. Вместе с мирной жизнью растаяли доходы, казна просела на миллиарды. Но война требовала денег, и их нашли. Каким образом — реконструировал профессор Школы исторических наук НИУ ВШЭ Олег Хлевнюк. О результатах его исследования — в материале IQ.

Директивно и без дефицита

Наши планы — не прогнозы и догадки, а директивы, которые обязательны для руководящих органов и определяют направление развития, — примерно так на партсъезде 1927 года говорил Иосиф Сталин. И так же в СССР жила экономика — по единым народохозяйственным планам, ежегодно утверждаемым в Кремле.

Для них требовалась централизованная финансовая система. В советской было три основных звена — три вида бюджетов — местные, республиканские и союзный. Каждый принимался на своём уровне, но в итоге все объединялись в главный финансовый документ — Государственный бюджет.

Он появлялся раз в год, а показатели его выполнения в официальных отчетах уходили в плюс. В одном из вузовских учебников 1940-х это объяснялось так: бюджет составляется по принципу полного покрытия расходов доходами, а доходы растут, поскольку растёт то, что их обеспечивает — рентабельность предприятий, объемы производства, производительность труда и благосостояние народа.

С былью такая сказка часто расходилась, но отчётные данные сводились, и бюджет считался «исключительно устойчивым и бездефицитным». По итогам 1940 года доходов в нем было на 5,9 млрд рублей больше, чем расходов, а в первом полугодии 1941-го — уже на 9,6 миллиардов. Дальше началась война и всё изменилось.

Историк Олег Хлевнюк изучил, как происходила милитаризация казны и финансировалась война, проанализировав архивные документы, в том числе ранее не попадавшие в поле зрения исследователей — из фондов Совета министров и Политбюро СССР.

Пробелы в финансах

Вооруженные силы забирали существенную часть госбюджета и в мирное время. В 1938 году — 18,7%, в 1940 — 32,6%, на 1941-й планировалось 32,9%. Расходы шли на содержание двух ведомств: Наркомата обороны (НКО) и Наркомата военно-морского флота (НКВМФ).

После июня 1941-го бюджет экстренно пересмотрели. По итогам года ведомствам добавили свыше 12 млрд рублей, и доля трат «на оборону» превысила 40%. В среднем за весь период войны цифра достигла почти 51% (582,4 млрд рублей). В литературе её считают показателем военных расходов в целом, однако это неправильно.

Помимо НКО и НКВМФ были расходы на госпитали, военные пенсии и пособия. Подсчитав их в 1945-м, Госплан выдал 60,1%. Но за бортом осталось финансирование войск НКВД, военной промышленности и строительства.

С учетом всего Олег Хлевнюк говорит о 71,4% или 642 млрд рублей. Впрочем, он предупреждает, что цифры ориентировочные: полных данных за каждый год войны пока не обнаружено.

Реальность против идеала

Колоссальное перераспределение финансов меняло подходы к бюджету. Устойчивым и профицитным он быть перестал, хотя те, кто его принимал, поняли это не сразу. Сначала надеялись на резервы и не желали расставаться с идеалом. «Несмотря на обострение ситуации, руководство страны (скорее всего, Сталин) до последнего момента отказывалось санкционировать дефицитный бюджет», — объясняет исследователь.

Однако ни резервы, ни верность идее ситуацию не спасли. Деньги массово уходили на фронт, а достать дополнительные инструментами из прежней жизни не получалось. Доходы бюджета, принятого до начала войны, почти на 90% состояли из «поступлений от социалистического хозяйства»: как правило — сборы и налоги с госпредприятий (с оборота, прибыли и проч.) и на 10% — из средств населения: налоги и добровольные взносы (подписка на государственные займы).

С середины 1941-го все стало резко сокращаться. Например, один из главных налогов — налог с оборота, которым в основном облагались товары народного потребления.

Оборот держался на спросе потребителей и предложениях производителей. В военной обстановке первым было не до покупок, вторые тоже выживали с трудом: финансирование сельского хозяйства, легкой, текстильной и пищевой промышленности урезали в пользу армии.

В результате доля налога в бюджетных доходах к концу 1941-го уменьшилась почти в 1,5 раза: с 73,3% до 49,6%. А бюджет, терявший и по другим статьям, стал дефицитным на 24 млрд рублей во втором полугодии 1941-го, почти 18 млрд — в 1942 году, 5,6 млрд — в 1943-м.

Найти доходы

Выход искали три ведомства: Наркомат финансов, Госплан и Государственный банк СССР. Самый простой способ — эмиссия. В июле–декабре 1941 в обращение выпустили 14,3 млрд рублей, в следующие четыре года в общей сложности ещё 41,4 миллиарда.

Однако печатать деньги чревато инфляцией. Придумать требовалось то, чего пока не было — новые источники доходов. Ведомства спорили. Наркомфин стоял за расширение коммерческой торговли, Госплан в эффективность такого маневра не верил, а вместо лоббируемого финансистами повышения цен предлагал режим жесткой экономии и привлечение средств через займы и лотереи. В итоге победил компромисс. Дополнительные доходы нашлись и немалые.

За весь период войны сборы от «чрезвычайных мобилизационных мер» дали госбюджету около 51% всех доходов: 433 млрд рублей — на 14 млрд больше, чем традиционные довоенные источники.

В списке нововведений были поступления от импорта (в частности продажа товаров, полученных по ленд-лизу), изъятие неиспользованных ресурсов организаций, возмещение расходов иностранными государствами, передача ими советской валюты. Но главным стало другое.

Свыше 70% всех новых доходов обеспечили две статьи — платежи населения и рост цен и тарифов — 163 и 147 млрд рублей соответственно. Это вернуло казне профицит, но отразилось на населении, которое и в этом случае жертвовало всем во имя победы.

Источники дополнительных мобилизационных доходов госбюджета СССР (II полугодие 1941 – I полугодие 1945, млрд руб.)

Народные миллиарды

Свыше половины из 163 миллиардов дали налоги. В дополнение к старым вводились новые: граждане старше 18 лет начали платить ежегодный военный налог, появился ежемесячный налог на холостяков, одиноких и бездетныхсборы с владельцев скота, транспортных средств и др.

Больше чем каждый пятый рубль принесли принудительные и добровольные взносы по военным займам. Примерно каждый шестой — пожертвования в фонд обороны и фонд Красной Армии. Каждый шестнадцатый — изъятие компенсаций за неиспользованные отпуска. Одновременно ограничивалась выдача вкладов из сберкасс.

Платежи населения как источник дополнительных доходов госбюджета СССР (II полугодие 1941 – I полугодие 1945, млрд руб.) *

* Итого 159 млрд рублей. Ещё 4 млрд из 163 млрд рублей платежей населения Госплан не идентифицировал.

За все годы войны платежи населения составили 19% общих доходов бюджета. Чуть меньше принёс рост цен — 17%. В государственной торговле цены увеличились вдвое, а то и больше. В коммерческой рост был ещё выше. А на городских рынках — самым быстрым. В 1942 году по сравнению с 1940 цены там выросли в 7,5 раз, в 1943 — в 13 раз, а в 1944 — в 10 раз.

Неожиданный рост

Повышение цен затронуло не все товары, в госторговле основная их часть распространялась по карточкам и фиксированной стоимости. Вместе с увеличением налогов и изъятием доходов такой подход сдерживал инфляцию. Для финансовой политики это шло в плюс, а для уровня жизни населения — в минус. Дефицит бюджета постепенно сжимался. Однако «минус» не мог растягиваться до бесконечности.

Из записки руководства Наркомфина Сталину 7 сентября 1943 года: «Дальнейшее повышение налогов нецелесообразно в связи с тем, что бюджеты рабочих и служащих в достаточной степени напряжены, а налоги с сельского населения были недавно увеличены. Сокращать расходы на народ­ное хозяйство и культуру также нецелесообразно, так как эти расходы за пери­од войны... были резко снижены».

Бюджет 1944 года составляли с учётом опасений, заложив от 17 млрд рублей дефицита, но реальность оказалась лучше. Впервые с начала войны доходы превзошли расходы.

Профицит / дефицит государственного бюджета СССР (1940–1945 годы, млрд руб.)

Успех обеспечили расширение коммерческой торговли, таможенные сборы (в первую очередь от продажи товаров, полученных в качестве западной помощи) и главное — налоги, включая налог с оборота. Оборот «раскрутился» в том числе за счёт наращивания производства водки: 11 млрд дополнительных доходов и около 11% всех поступлений налога с оборота.

«Последняя жертва»

На 1945-й в бюджет заложили равные доходы и расходы. «Наркомфин, Госплан и правительство предпочли расчеты на худшее, — рассказывает Олег Хлевнюк. — Год действительно оказался сложным в финансовом отно­шении. Победа в войне для бюджета предполагала не только облегчение, но и дополнительные нагрузки. Затрат требовали демобилизация огромной армии, конверсия промышленности».

Траты на военные нужды немного сократились, но одновременно уменьшились поступления из «мобилизационных» источников — отчисления в фонд обороны, от займов и лотерей. На повестке дня стоял вопрос возвращения к традиционным инструментам.

 

Бюджет 1945 года свели с профицитом 3,4 млрд рублей. В тоже время на руках у граждан скопилось 35 миллиардов — почти половина (47%) общей суммы денег в обращении. Для нормализации обращения излишки требовалось изъять.

«Большую часть жертв государство берёт на себя. Но надо, чтобы часть жертв приняло на себя и население, тем более, что это будет последняя жертва», — пообещало правительство 14 декабря 1947-го, объявляя о денежной реформе. Старые деньги государство приказало обменять на новые в соотношении 10 рублей к одному. После обмена объём наличных у населения резко сократился — до 4 миллиардов рублей.

Война закончилась, но переход финансовой политики в мирное русло всё так же возлагал дополнительную нагрузку на население ради оздоровления бюджетной системы страны. Главным ресурсом для государства оставался его народ. Так что ныне знаменитый слоган «люди — это новая нефть», был актуален уже в военную и послевоенную эпоху.
IQ
 

Автор исследования:
Олег Хлевнюк, профессор Школы исторических наук, главный научный сотрудник Международного центра истории и социологии Второй мировой войны и ее последствий
Автор текста: Салтанова Светлана Васильевна, 11 августа