• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Российские мужчины остались без «премии» за отцовство

Но при наличии детей их заработок всё равно выше

ISTOCK

Сначала коротко

Ситуация: Во всём мире дети оказывают влияние на заработную плату родителей. Чаще всего матери получают «штраф»: наличие ребенка сокращает их зарплату по сравнению с бездетными женщинами. А вот отцы, наоборот, «премируются»: они зарабатывают больше, чем не имеющие детей мужчины.

На деле: Про отцов на российском рынке труда известно не так много. Считалось, что в среднем они действительно получают больше своих бездетных коллег. Однако, согласно новому исследованию, «премия» за отцовство в нашей стране отсутствует. Хотя имеющие детей мужчины всё равно зарабатывают больше. 

Теперь подробнее

Алексей Ощепков из Центра трудовых исследований НИУ ВШЭ проанализировал данные мониторинга  РМЭЗ НИУ ВШЭ за 2010–2018 годы и установил парадоксальный факт — в России практически отсутствует «премия» за отцовство, но при этом мужчины с детьми в среднем зарабатывают на 25% больше бездетных. Эта разница объясняется тем, что в нашей стране отцами чаще всего становятся люди с определенными социально-демографическими характеристиками и изначально более высоким уровнем доходов. «Премируемой» оказалась лишь одна категория отцов, а размер их «премии» составил всего 2,5–3%. Зато все мужчины, состоящие в официальном браке, получают супружескую «премию» в размере 3%. 

О чем речь?

Положение людей на рынке труда тесно связано с наличием у них детей. Карьерные возможности для женщин с малышами обычно сокращаются, а вслед за ними падают и заработки. Для обозначения феномена разрыва в оплате труда между матерями и бездетными женщинами есть даже специальный термин — family gap. Его изучению посвящено немало научных работ. 

В то же время, проблема влияния детей на доходы отцов привлекает внимание учёных гораздо реже. Первые исследования начались лишь в конце 1990-х в США и Великобритании. Оказалось, что, в отличие от женщин, у мужчин, заводящих ребёнка, доходы растут. В среднем они зарабатывают больше, чем их не имеющие детей собратья по гендеру. Установленную разницу в доходах экономисты назвали «премией» за отцовство. Но если за рубежом подобные работы всё же есть, то в России до недавнего времени на эту тему была опубликована всего одна статья

«Почему женщины зарабатывают меньше, чем мужчины» / The Economist

Причины более высокой оплаты труда отцов могут быть разными. В научной литературе есть две гипотезы: воздействия и (само)отбора. 

Согласно гипотезе воздействия — на заработки влияет сам факт наличия детей. С появлением малыша в семье усиливается гендерное разделение труда: женщины больше заняты дома, мужчины — на официальной работе. Дети мотивируют мужчин больше зарабатывать, чтобы соответствовать роли «кормильца» семьи. При этом работодатели лояльнее к сотрудникам-отцам, предполагая, что те будут трудиться эффективнее и держаться за рабочее место.

Гипотеза (само)отбора утверждает иное — отцы изначально отличаются от бездетных. Родителями становятся мужчины с определенным набором характеристик (целеустремленность, надежность, ответственность и проч.), которые также обеспечивают и лучшее положение на рынке труда, а значит — более высокую зарплату.

В свете этих гипотез «премия» за отцовство также может быть связана ещё с рядом факторов, например, семейным статусом (в официальном браке более выражена роль отца-кормильца). Она может зависеть и от характеристик детей: возраста (чем дети старше, тем больше нужно денег на их содержание), количества (с каждым новым ребенком «премия» должна расти, поскольку растет мотивация к заработку) и даже родства (имеет значение биологический ребенок или приемный).

Но как всё обстоит в нашей стране в реальности — действительно ли отцы получают «премии» за отцовство и сколько они составляют? Или всё же просто отцами становятся те мужчины, что изначально обладают более высоким доходом и другими характеристиками, благоприятствующими браку и заведению детей?

Как изучали?

Для проверки обеих гипотез Алексей Ощепков привлёк данные РМЭЗ НИУ ВШЭ за 2010–2018 годы. Всего были проанализированы результаты опросов свыше 32 000 российских мужчин от 25 до 59 лет (фертильного возраста). 

Российский мониторинг экономического положения и здоровья населения НИУ ВШЭ (РМЭЗ НИУ ВШЭ) — это лонгитюдное обследование домохозяйств. Его проводят в виде серии ежегодных общенациональных репрезентативных опросов на базе вероятностной стратифицированной многоступенчатой территориальной выборки.

Размер трудовых доходов отцов и бездетных мужчин оценивался через специальное уравнение Минсера для заработной платы. Ознакомиться с ним вы можете нажав здесь:

ln(wage)it = а0 + βFatherit + y1Xit + у2Zit + ai + δt + υit

 ln(wage) — натуральный логарифм месячной реальной заработной платы;

  Father — переменная, отражающая наличие у мужчины детей;

  Xit — контрольные экзо­генные переменные (семейный статус, возраст и возраст в квадрате, уровень образования, тип населенного пункта и регион проживания);

  Zit — переменные, исполь­зуемые для определения механизма самостоятельного влияния детей (часы работы и дли­тельность специального стажа);

  ai — индивидуальные ненаблюдаемые характеристики мужчин (например, черты личности, которые в данном случае не измеряются, но учитываются с помощью модели с фиксированными эффектами); 

  δt — годовые временные эффекты;

  υit — ошибка.

Чтобы учесть влияние разных факторов, оценка проходила поэтапно. Сначала учитывалась только одна ключевая независимая переменная — наличие несовершеннолетних детей. А затем осуществлялся контроль по другим переменным: семейный статус, возраст, уровень образования; индивидуальные характеристики мужчин; параметры занятости — длительность стажа и часы работы.

Что получили?

На первом этапе анализ показал, что в 2010–2018 годах мужчины с детьми получали на 15–30% больше, чем бездетные. «Это указывает на наличие “премии” за отцовство, причем весьма высокой. Для сравнения разрыв в оплате труда между мужчинами и женщинами на той же выборке составляет примерно 40%», — комментирует Алексей Ощепков.

Однако дети — не единственное, что отличает отцов и бездетных мужчин:

 отцы в среднем на полгода моложе (чаще всего им между 30 и 49 годами);

 среди них больше людей со средним профессиональным или высшим образованием;

 практически все отцы — более 98% — состоят в официальном или гражданском браке (среди бездетных — до 56%);

 доля занятых тоже в пользу отцов;

 они же впереди по количеству часов работы в месяц и длительности специального стажа.

Все эти факторы значимы для уровня дохода. Не удивительно, что после их учёта 25-процентный разрыв сократился более чем в два раза, а после контроля ненаблюдаемых индивидуальных характеристик исчез полностью.

Оказалось, что «премии» за отцовство как таковой в России не существует. На рост заработков влияют не дети, а эффекты (само)отбора — определенные характеристики мужчин — как социально-демографические, так и психологические, благодаря которым они с большей вероятностью становятся отцами и, одновременно, достигают успехов на рынке труда.

 

Впрочем, для одной категории отцов гипотеза воздействия все же подтвердилась. Ключевая переменная — наличие детей — измерялась по отдельности, в зависимости от их количества, возраста и родства (биологические или приёмные). Выяснилось, что мужчины, имеющие одного родного ребёнка в возрасте до трёх лет, благодаря этому зарабатывают на 2,7% больше.

«Премия» сравнительно невысокая и меньше, чем «штраф» за материнство в России. Его оценки в отечественных исследованиях отличаются. В одной из недавних работ, тоже на выборке РМЭЗ НИУ ВШЭ, учёные показали, что он равняется примерно 4%. 

Для чего это нужно?*

Реальное воздействие брака и появления детей на мужчин в условиях российского рынка труда до выхода этой работы было практически неизвестно. По большому счёту как для учёных, так и для государственных чиновников этот аспект являлся «слепым пятном». 

При этом на сегодняшний день Россия — страна с традиционным разделением гендерных ролей в семье. Поэтому ошибочные представления о компенсации женских «штрафов» мужскими «премиями» при рождении детей могут привести к неправильным мерам в области социальной политики. Очевидно, что потеря доходов в домохозяйствах при появлении детей не может в полной мере быть компенсирована отцом семейства — за исключением тех случаев, когда он берёт дополнительную работу (а это может негативно сказаться на общении с ребенком, помощи жене и в итоге — разладу в браке и распаду семьи). Отсюда следует, что выпадающие доходы матери необходимо замещать пособиями на ребёнка и другими мерами социальной поддержки.

Другой аспект — по крайней мере в России брак и маленький ребёнок сами по себе не мотивируют мужчин больше зарабатывать. Или же у них просто нет для этого возможностей внутри своей основной профессии. Появление семьи и детей скорее идёт вслед за ростом заработков, повышением уровня образования и укрепления социального статуса мужчины. Всё это повышает его привлекательность в глазах женщин. В таких мужчинах они видят потенциальных отцов, способных содержать свою семью. А значит, демографическая политика должна учитывать подобные факторы и способствовать получению мужчинами образования, развитию трудовой мобильности, росту квалификации и профессионального мастерства. Такие меры могут способствовать повышению рождаемости даже больше, чем выдача материнского капитала.
IQ

* раздел написан без привлечения материалов исследования Алексея Ощепкова

 

Автор исследования:
Алексей Ощепков, доцент факультета экономических наук, старший научный сотрудник Центра трудовых исследований НИУ ВШЭ
Автор текста: Салтанова Светлана Васильевна, 18 августа