• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Российские учёные предсказали рост беспорядков в США ещё в 2010 году

Помогла клиодинамика

Wikimedia Commons

Ситуация: В 2020 году США, Великобританию и ряд стран Европы охватили демонстрации и массовые беспорядки под эгидой движения Black Lives Matter. Многие посчитали, что спусковым крючком стала пандемия COVID-19 и вызванный ею экономический кризис.

На деле: Неуклонный рост протестов в США и Великобритании шёл начиная с 2011 года. Он был вызван устойчивым 50-летним циклом социально-политической динамики. На его завершение всегда приходится всплеск насилия. Этот цикл открыли российские специалисты по клиодинамике и структурно-демографической теории. Ещё в 2010 году они предсказали текущее развитие событий. А сейчас смогли верифицировать свои математические модели. 

Теперь подробнее

В 2010 году российско-американский учёный Пётр Турчин применил инструменты структурно-демографической теории (СДТ) для предсказания динамики социально-политической ситуации в США и Западной Европе до 2020 года. Согласно прогнозу, на протяжении всего следующего десятилетия в западных демократиях должна была нарастать политическая нестабильность и наблюдаться рост социальных конфликтов. В своей новой статье Турчин совместно с Андреем Коротаевым, другим крупнейшим специалистом по СДТ из НИУ ВШЭ, провели ретроспективную оценку сделанных в 2010–2012 годах прогнозов и убедились в точности своих выводов. Работа опубликована в журнале PLoS ONE.

О чём речь?

30 октября 2012 года в интервью изданию Vice Пётр Турчин рассказал, что в США существует 50-летний цикл насилия. Его всплески можно отметить в 1870-х, 1920-х, 1970-х годах. Новое обострение всех социальных конфликтов, которое в итоге выплеснется на улицы, следует ожидать в 2020 году. При этом период нестабильности может продлиться от 10 до 15 лет. Прогноз специалиста по клиодинамике (математическому моделирования социально-исторических процессов), сложным системам и структурно-демографической теории оказался удивительно точен. В этом году большинство американских городов охватили массовые беспорядки, столкновения с полицией, лутинг (мародёрство) и массовые драки. Редко когда представители социальных наук оказались настолько правы, ведь большинство социологов, политологов и экономистов скорее известны своим умением объяснить, почему предсказанные ими сценарии не осуществились, чем реально предугадать события.

Озвученные в интервью Турчина выводы основывались на анализе, проведённом ещё в 2010 году. Его результаты опубликованы в журнале Nature. А также на другой работе, выпущенной двумя годами позже — «Динамика политической нестабильности в США: 1780-2010 годы». Учёному на практике удалось реализовать то, что совсем недавно описывалось лишь в фантастических романах.

Идею предсказания будущих исторических событий с помощью статистического анализа и математического моделирования впервые подробно описал в 1951 году в романе «Основание» (в других переводах «Академия», «Фонд») учёный-химик и писатель-фантаст Айзек Азимов. В его книге это целая отдельная наука под названием психоистория. 

Согласно Азимову, моделирование истории похоже на описание поведения газа физиками посредством молекулярно-кинетической теории: предсказать движение одной молекулы газа почти невозможно, а вот некоторого его объёма — вполне. Так и в психоистории нельзя предвидеть действия конкретного человека, однако законы статистики, применённые к большим группам людей, могут предсказать ход будущих событий. Единственные ограничения метода: численность населения должна быть достаточно большой (в романах это квинтиллион существ), а самое главное — общество должно оставаться в неведении относительно результатов психоисторического прогноза, иначе оно изменит своё поведение, и предсказания не сбудутся.

В дальнейшем схожие идеи развивали и другие фантасты вроде Дэна Симмонса в романе «Гиперион», где искусственный интеллект достаточно точно предсказывает будущие события на основе анализа больших данных. А в произведении Майкла Флинна «В стране слепых» кукловоды из тайных обществ применяют для управления большими массами людей особую науку — клиологию, также позволяющую заранее узнать ход развития истории. 

Как это нередко происходит, из фантастики идеи быстро перекочевали в науку. Только вместо клиологии на сцене появилась клиодинамика. Пётр Турчин вкратце объясняет её суть так: «У историков есть 200 гипотез о причинах распада Римской империи. При этом их количество год от года только увеличивается. В то же время в естественных науках плохие теории отмирают — их заменяют хорошие. Никто уже всерьёз не рассматривает флогистон в физике или ламаркизм в биологии. А вот в истории инструментов отбора наиболее правдоподобных гипотез практически нет. Однако используя большие массивы эмпирических данных лучшие теории всё-таки можно отобрать. Проблема в том, что общество — это сложная нелинейная система, а значит для подобной проверки мы должны использовать математический аппарат».

Для этого применяется следующий подход: постулированная историческая гипотеза превращается в математическую модель. Затем она просчитывается. Из модели извлекается конкретное предсказание. А потом этот прогноз проверяется на реальных исторических событиях. Таким образом, математические модели можно «подкрутить», тонко донастроить и в итоге получить достаточно точную предиктивную аналитику.

В этом историкам помогает теория сложных систем, изначально разработанная физиками для описания нелинейных, хаотических процессов — например, для моделирования климата и предсказания погоды. Впервые математический аппарат из теории сложных систем к историческим процессам применил Джек Голдстоун. Он разработал структурно-демографическую теорию (СДТ), позволившую учесть множество взаимодействующих в обществе сил, которые оказывают на него давление и приводят к бунтам, революциям и гражданским войнам.

Используя СДТ Голдстоун установил, что каждому крупному государственному перевороту или революции предшествует всплеск рождаемости. В результате размеры популяции превышают её экономические возможности для самообеспечения. Наступает кризис, уровень жизни населения резко падает, начинаются волнения. Всё это сопровождается утратой политической гибкости власти и расколом элит — часть из них объединяется с протестующими против действующей системы — происходит переворот, обычно сопровождающийся взрывом насилия и гражданской войной.

В дальнейшем идеи Голдстоуна подхватили и развили отечественные учёные. Помимо Петра Турчина — Сергей Нефёдов, Леонид Гринин и профессор НИУ ВШЭ Андрей Коротаев. Свои разработки они применили и для прогноза социально-исторической динамики в США и Великобритании, а также других западноевропейских стран.

Как изучали?

Структурно-демографическая теория предполагает четыре главных компонента:

 государство (его размеры, доходы, расходы, долги, легитимность власти и т.д.);

 население (численность, возрастная структура, урбанизация, уровень заработных плат, социальный оптимизм и т.д.);

 элиты (количество и структура, источники их доходов и текущее благосостояние, демонстративное потребление, внутренняя конкуренция, социальные нормы);

 факторы нестабильности (радикальные идеологии, террористические и революционные движения, акты насилия, бунты и революции).

Ещё сам Голдстоун предложил методы для их операционализации и измерения, а также общий интегральный показатель, позволяющий предсказать будущие волнения — индикатор политической напряженности Ψ (PSI — от англ. political stress indicator). Ретроспективные исследования показали, что Ψ зашкаливал накануне Великой французской революции, Английской революции и кризиса Османский империи. Поэтому если математическая модель показывает рост кривой Ψ на каких-либо временных отрезках в будущем, то можно с уверенностью говорить о грядущей социально-политической нестабильности в это время в данном регионе.

В общем виде уравнение для вычисления Ψ выглядит так:

Ψ = MMP * EMP * SFD

Здесь MMP — потенциал мобилизации масс, EMP — потенциал мобилизации элит, а SFD — уровень фискального дистресса в государстве. Каждый из показателей уравнения вычисляется отдельно с применение множества других социально-демографических переменных и различных математических инструментов, включая дифференциальные уравнения.

Так, например, уровень фискального дистресса предполагает вычисление отношения национального долга к валовому внутреннему продукту, умноженного на показатель легитимности государственной власти. Два первых значения легко получить из официальной экономической статистики. А показатель легитимности вычисляется как разность 1-T, где T — выражаемое доверие или недоверие к власти. Последнее определяется как пропорция между количеством ответов «Большую часть времени» и «Никогда» на вопрос «На протяжении какого времени Вы выражаете доверие правительству в Вашингтоне», полученных в ходе регулярного социологического опроса среди населения США. 

Что получили?

Динамика индикатора политической напряженности Ψ изначально была рассчитана на период с 1958 по 2011 год, а затем предсказано его движение с 2011 по 2020 годы: 

Динамика индикатора политической напряженности

Источник: П. Турчин, А. Коротаев / PLoS ONE

В новой работе учёные привлекли сведения из базы данных Cross-National Time-Series Data Archive (CNTS). В ней собрана информация по 200 важнейшим индикаторам для более чем 200 стран мира с 1815 года и по настоящее время. Больше всего исследователей интересовали данные по антиправительственным демонстрациям, беспорядкам, бунтам, правительственным кризисам, революциям и чисткам (хотя для США и Великобритании по последним двум типам событий мало данных для достоверного статистического анализа). Для проверки и коррекции информации использовался также независимый датасет из US Political Violence Database (USPVD) и архив публикаций газеты New York Times.

Выяснилось, что в полном соответствии с прогнозами 2010–2012 года в США за последние 10 лет резко выросло число антиправительственных демонстраций и значительно увеличилось количество уличных беспорядков (см. график ниже). Важно отметить, что сделанное предсказание в тот момент времени полностью расходилось с текущими трендами и не могло быть простой экстраполяцией, так как с начала 1980-х по 2010 год уровень социальных волнений оставался стабильно низким.

Количество народных волнений по годам в США

Синий график — антиправительственные демонстрации. Коричневый график — беспорядки.
Источник: П. Турчин, А. Коротаев / PLoS ONE

Для чего это нужно?

В 1845 году Карл Маркс опубликовал работу «Тезисы о Фейербахе». 11-й и последний тезис гласил: «Философы лишь различным образом объясняли мир, но дело заключается в том, чтобы изменить его». Спустя почти два века его можно переформулировать так: «Раньше историки лишь описывали события прошлого и никогда не могли их достоверно объяснить, а теперь их дело — предсказать будущий ход истории». 

Да, до сих пор это всё кажется научной фантастикой. И действительно, большинство традиционных учёных-историков скептически относятся к исследованиям Петра Турчина и других сторонников клиодинамики и структурно-демографической теории, тем более, что почти все они россияне и не входят в западный академический истеблишмент. 

С точки зрения большинства историков, любой переворот, теракт, протест или кризис обусловлен сложной констелляцией предпосылок и причин, совершенно уникальных, которые можно научно описывать лишь посредством идиографического подхода — тщательного описания отдельных явлений. Они считают, что их невозможно свести к системе из нескольких относительно простых уравнений и описать закономерности истории номотетически — посредством математически выверенных законов, как в физике или других естественных науках.

Тем не менее, работы 2010–2012 годов и их нынешняя проверка убедительно показывают, что отдельные социально-исторические аспекты вполне можно прогнозировать, причём с высокой точностью. Однако для этого история должна из гуманитарной, описательной дисциплины стать data-driven — опирающейся в своих выводах на большие массивы эмпирических данных и их статистическую обработку. А это требует смены парадигмы в научном сообществе.

Более того, справедливость выводов и предсказаний моделей, основанных на структурно-демографической теории, показывает, что она верно схватывает основные — структурные — движущие силы общества. А значит, если мы можем предсказать народные волнения, то сможем их и предотвратить, вовремя предлагая и проводя необходимые реформы или проводя востребованную социальную политику. Всё это делает СДТ мощным средством не только для учёных, но и политиков. 

Отдельно важно отметить, что события 2020 никак не влияют или не меняют результаты моделирования. Все те тренды, что явным образом проявились в США, Великобритании, ряде европейских стран — медленно, но неуклонно нарастали всё десятилетие. Пандемия COVID-19, конечно, тоже оказала влияние, и её никак невозможно было предсказать на основе исторических данных (хотя о потенциальной опасности коронавирусов вирусологи и эпидемиологи регулярно писали в научной периодике с 2000-х). Но эпидемии опасных заболеваний часто возникают в периоды социальных кризисов и бьют по самым незащищённым слоям общества (как это и произошло в США), что лишь ещё больше мобилизует массы и выводит их на улицы.
IQ

 

Авторы исследования:
Пётр Турчин, профессор Венского хаба по исследованию сложных систем, профессор Коннектикутского университета, научный сотрудник Школы антропологии Оксфордского университета
Андрей Коротаев, ведущий научный сотрудник, заведующий Научно-учебной лабораторией мониторинга рисков социально-политической дестабилизации
Автор текста: Кузнецов Даниил Александрович, 24 августа