• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

«Скорее исчезнет человечество, чем вирус гриппа»

Василий Власов об осенних простудах и перспективах постоянной жизни с СOVID-19

ISTOCK

В России началась кампания по вакцинации от сезонного гриппа. Несмотря на то, что вирус гриппа — привычное явление, его последствия для человеческого организма могут быть отнюдь не безобидны, в равной мере как и от СOVID-19. IQ побеседовал с профессором кафедры управления и экономики здравоохранения факультета социальных наук НИУ ВШЭ Василием Власовым о том, как грипп может вести себя на фоне коронавируса и почему не стоит пренебрегать вакцинацией и носить маски в общественных местах.




Василий Власов,
профессор кафедры управления
и экономики здравоохранения
факультета социальных наук НИУ ВШЭ


— Какие прогнозы относительно вируса гриппа на осень в России? Может ли быть вспышка в текущем сезоне?

— Эпидемиологи знают, что в течение последних 20 лет повышение заболеваемости гриппом наблюдается в северном полушарии в январе-феврале, а в южном — в июле-августе. Это происходит год за годом. Ожидать в ближайшие полтора-два-три месяца существенного подъёма заболеваемости гриппом не следует. Но будет традиционный рост заболеваемости другими респираторными заболеваниями. 

— Может ли грипп и привычные ОРЗ и ОРВИ усугубить ситуацию, связанную с распространением СOVID-19? И что Вы думаете по поводу потенциальной второй волны коронавируса?

— Идея второй волны исходит из того, что после снятия ограничений может быть новая вспышка. Важно то, что в России, судя по всему, ещё не снизилась критически заболеваемость после так называемой первой волны. 

При этом в Москве практически все ограничения сняты. Тем не менее заболеваемость после этого не выросла, поэтому ожидать появления значительной новой волны вследствие снятия ограничений, нет оснований. Правда осенью появляется новый фактор — школьники и студенты возвращаются в классы. На этом фоне возможен рост количества заражений. Но надеюсь, что он будет небольшим.

Нет пока и никаких оснований предполагать, что повышение сезонной заболеваемости ОРЗ будет каким-либо образом влиять на распространение коронавируса. Более того, поскольку изменилось поведение людей в отношении мер профилактики, можно рассчитывать, что сохранится та тенденция, которая наблюдается в мире с начала 2020 года, а именно — снижение заболеваемости всеми респираторными заболеваниями. Поэтому вряд ли стоит ожидать катастрофы, связанной с известными вирусами и инфекциями, которые циркулируют вокруг нас каждый день.

— А с чем связана тенденция, о которой Вы говорите?

— Это до конца не понятно. В эпидемиологии существует такое правило — если можно обойтись без объяснения причин, то лучше обойтись без этого.

— Как Вы думаете осенью всё-таки могут будут введены новые ограничения из-за коронавируса?

— Можно предполагать из всего вышесказанного, что достаточных оснований для введения ограничений в российских городах не будет. Но если это произойдёт, то хочется надеяться, что это будет связано с реальной необходимостью.

Более важно, чтобы все люди, организации, бизнес занимались профилактикой заболеваемости на своих местах. Позволю себе заметить — на центральных улицах Москвы можно увидеть, как плотно друг к другу сидят посетители на летних верандах и в залах ресторанов. И это, конечно же, свидетельствует о том, что не все ещё приобрели привычку заботиться о своем здоровье, а бизнесы хотят прибыли больше, чем боятся контроля.

— Как Вы думаете, насколько на фоне отсутствия вакцины от коронавируса и грядущего традиционного разгула ОРЗ и ОРВИ оправдан выход вузов и школ из режимов дистанционного обучения?

— То, что студенты и школьники часами находятся в обществе друг друга и соблюдение безопасной дистанции не всегда возможно — бесспорно факторы, которые увеличивают вероятность заражения.

Но другого выхода нет. Перевод образования полностью в онлайн для многих людей — катастрофа. И это неизбежно ведёт к падению качества образования, хотя бы потому, что университеты всегда были и будут местами, где люди передают друг другу знания и опыт через живое взаимодействие.

Судя по всему, сейчас администрации НИУ ВШЭ и других вузов пытаются найти баланс между дистанционным и очным обучением без потери качества образования. Будем надеяться, что это удастся.

— Если говорить о гриппе, привычные меры профилактики этой осенью, на Ваш взгляд, должны каким-либо образом измениться?

— Всемирная организация здравоохранения не настаивает на каких-либо изменениях в отношении политики профилактики гриппа и для этого действительно нет никаких оснований. Нужно без паники заниматься тем, чем занимались каждый год и что всегда давало эффект.

— Вы имеете в виду вакцинацию?

— Да, конечно. Но прежде всего — личное поведение — изоляция заболевших, недопуск их на работу, доступность рукомойников и одноразовых полотенец, воздушных полотенец.

— Есть такое расхожее мнение, что вакцины от гриппа не очень эффективны, потому что грипп часто мутирует. Насколько оно соответствует действительности?

— Вакцинация от гриппа — одно из самых больших достижений мирового медицинского и фармацевтического сообщества. Это уникальная программа, которая развивается уже несколько десятилетий. В ней участвует огромное количество стран. Состав вакцин ежегодно меняется в зависимости от проведённых исследований.

Но важно понимать, что вакцина, к сожалению, не панацея от гриппа. Она всего лишь снижает риски заболевания и количество обращений за медицинской помощью. 

Поэтому для индивидуального решения — вакцинироваться или нет — важно то, как люди относятся к последствиям вакцинации. Если человек ценит возможность не потерять рабочие дни и ходить на работу, то он скорее всего воспользуется вакцинацией.

— Есть ещё одно распространенное мнение, что западные вакцины эффективнее российских. Отличаются ли на самом деле наши и зарубежные вакцины по качеству?

— Отвечая на этот вопрос, можно исходить из общей логики. В России регулирование лекарственного рынка, процесса производства лекарств, контроль качества значительно хуже, чем в развитых западных странах. Проблемы отечественной фармацевтической промышленности не являются ни для кого секретом. У нас принимались специальные программы, чтобы промышленность ликвидировала отставание и это принесло определенную пользу. Но производство лекарств и регулирование лекарственного рынка по-прежнему требуют больших улучшений. По этой причине качество наших вакцин действительно может несколько уступать западным. 

— Сейчас активно идут кампании по вакцинации. Но возникает вопрос, нет ли рисков для вакцинирующихся на фоне эпидемии коронавируса. Допустим человек заболел СOVID-19 и сделал прививку от гриппа, не зная, что инфицирован. Как может отреагировать организм?

— Сложный вопрос, пока он не изучен. Никто не знает, что может быть в этом случае, нельзя, конечно, исключать, что возможны взаимодействия вакцины и инфекции. Но вероятность этого представляется крайне малой.

Как правило, перед вакцинацией проводится медицинский осмотр для того, чтобы убедиться, что у человека нет явных признаков ОРЗ или ОРВИ. На данный момент считается, что этого вполне достаточно и оснований для тестирования в период вакцинации против гриппа пока нет. 

— Что Вы думаете по поводу перспектив появления готовой к применению вакцины от коронавируса? В ближайшее полугодие это реально? И если прививка от гриппа не является панацеей, чего ждать от вакцины от СOVID-19?

— Пока проверенной и испытанной вакцины не существует, но есть очень большое давление властей разных стран на разработчиков, чтобы оперативно предложить людям такую вакцину. Первая страна, где появилась «быстрая» вакцина — Китай, на втором месте Россия и на третье место, судя по всему, стремятся США. Но у учёных во всем мире, и, в том числе в России, есть озабоченность административным давлением, принуждающим к быстрому использованию недостаточно проверенной вакцины.

Можно надеяться, что к началу 2021 года проверенная в клинических испытаниях вакцина появится, но питать большого оптимизма по этому поводу не стоит.

Во-первых, специалисты, которые проводят клинические испытания, находятся в сложном и непредсказуемом положении — для исследований нужно большое количество добровольцев. А эпидемия в определенном регионе, где организуются эксперименты, может закончится в критический момент, не дав возможность набрать достаточное число испытуемых. 

Во-вторых, вакцина действительно не станет панацеей. Фармацевтические компании подписывают с правительствами стран соглашения о том, что вакцина должна в два раза снижать вероятность заболевания. То есть о стопроцентной защите речь не идёт. И даже гарантий пятидесятипроцентной нет.

— То есть «вечная жизнь» с коронавирусом вполне реальная перспектива?

— Да, не исключено, что нам придётся привыкнуть к СOVID-19 и навсегда изменить свой образ жизни. И это уже не первый случай в истории. Когда-то эпидемии чумы в Европе трансформировали социально-экономические отношения, появление сифилиса изменило сексуальные практики.

Возможно маски, антисептики, физическая дистанция с окружающими станут привычной частью нашей жизни. А если вирус исчезнет из циркуляции — такое тоже может быть — то человечество приобретет полезные привычки. 

— В борьбе с гриппом применимо всё то, что мы делаем в повседневной жизни, чтобы избежать заболевания СOVID-19?

— В целом да. Самое главное — избегать контактов с больными людьми, но этого не достаточно. Даже, если инфицированный человек по внешним признакам ещё не болен, он всё равно выделяет вирус во внешнюю среду. 

Поэтому — важно использовать универсальные средства защиты. А именно — часто мыть руки и носить маску в тех случаях, когда есть неизбежный близкий контакт с другим людьми — например, в лифтах, куда набивается много людей, в вагонах метро и т.д. Маска, конечно, также не панацея, но она несколько снижает риск — заразить других людей, если вы больны и заразиться самим, если рядом с вами больной человек. 

И очень важно, чтобы мы стали менее терпимы к ситуациям, когда больные люди проявляют «геройство» и «ответственность» — ходят на работу, перенося заболевание на ногах и являясь тем самым источником заражения для окружающих.

— А что Вы думаете по поводу перчаток, как средства защиты от вирусов?

— Совершенно бесполезно, поскольку люди с таким же успехом касаются лица и в перчатках. Более того, ношение перчаток может нанести вред здоровью, потому что может оказаться пораженной кожа рук. Лучше периодически мыть руки мылом или обрабатывать антисептиком.

— Может ли человек одновременно заболеть гриппом и СOVID-19 и насколько сложной терапия может быть в таком случае?

— Пока наука ещё не накопила достаточных сведений о том, как грипп ведёт себя на фоне коронавируса или коронавирус на фоне гриппа. Но, если даже случится такое, то для врачей лечение подобных случаев не составит проблемы, поскольку грипп не требует какой-то специфической терапии.

— Вы сказали, что СOVID-19 теоретически может исчезнуть из циркуляции, а может то же самое произойти когда-нибудь с гриппом?

— Это маловероятно. Грипп — это инфекция, которая существует не только среди людей, но и среди птиц и животных. Я думаю, что вероятность исчезновения человечества значительно выше, чем вероятность исчезновения вируса гриппа.
IQ

Автор текста: Селина Марина Владимировна, 8 сентября