• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Россияне оказались не готовы к бедности

И не могут адаптироваться к её угрозе в течение многих лет

ISTOCK

Сначала коротко 

Суть: Население России на протяжении многих десятилетий переживало кризисы, связанные с перестройкой, распадом СССР, становлением рыночной экономики, денежными реформами, падением цен на нефть и т.д. Казалось бы, россияне должны иметь хорошую адаптивность к потенциальным экономическим сложностям.

На деле: Адаптивность к материальной уязвимости — рискам оказаться за чертой бедности — не вырабатывается у жителей России на протяжении многих лет. Она связана с более низкой удовлетворенностью жизнью и более низким субъективным благополучием. Рост этих показателей на фоне перспективы обеднеть со временем не наблюдается.

Теперь подробнее

Исследователи из Всемирного банка и Высшей школы экономики провели первое в России исследование адаптации населения к материальной уязвимости. Были проанализированы данные RLMS-HSE (Российский мониторинг экономического положения и здоровья населения НИУ ВШЭ) с 2002 по 2017 годы. Выяснилось, что россияне на протяжении долгого периода не обретают привычку к материальной уязвимости. Это касается практически всех групп населения с некоторыми различиями. Например, несколько менее адаптивны к рискам бедности люди с высшим образованием, сельские жители и женщины.

О чём речь?

Под материальной уязвимостью подразумевается значительный риск снижения доходов ниже официальной границы бедности в будущем, например, на фоне потери работы, источников дохода. Россия в этом плане — интересное поле для исследований. Страна совершила радикальный переход от плановой к рыночной экономике — и, немотря на это, добилась значительных результатов в сфере роста уровня жизни населения и сокращения неравенства. Но никаких исследований, посвященных анализу благосостояния уязвимых групп россиян в этот необычный период экономических роста и падений, не проводилось.

Авторы отмечают, что существующие исследования уязвимости в странах с переходной экономикой основаны на панельных данных с короткими временными рядами. В случае России эта проблема снимается наличием RLMS, который ведется в течение двух последних десятилетий.

Ранее проведенные исследования, в том числе в России, демонстрируют, что люди не адаптируются к бедности. Даже если у них есть опыт бедности в прошлом, они не снижают ожиданий относительно улучшения своей экономической ситуации в будущем. Еще одно исследование показывает, что люди могут адаптироваться к таким жизненным событиям как, например, появление детей, развод и овдовение, но не к безработице.

Возникает вопрос, а что в случае с материальной уязвимостью? Адаптируются ли люди к вероятности стать бедными в будущем? Если да, то от чего зависит процесс адаптации?

Как изучали?

Основной материал, который использовался в ходе исследования — данные RLMS-HSE. Мониторинг существует с 1994 года, в настоящее время его проводит НИУ ВШЭ, ООО «Демоскоп» с участием Центра народонаселения Университета Северной Каролины (США) и Института социологии РАН.

Размер выборки составляет 4000–6000 домохозяйств, ежегодный охват — 8000–17000 респондентов. Основная переменная, которая анализировалась в исследовании — общий доход домохозяйства на душу населения. Авторы ориентировались на период с 2002 года, так как рост доходов на душу населения за этот год составили 7,1%, что близко к среднему уровню роста доходов — 6% — в период с 2002 по 2017 годы. В 2001 году рост доходов был значительно выше и составил 27%. В фокусе внимания — россияне в возрасте от 16 лет. 83% респондентов имели среднее или высшее образование, 64% трудоустроено, 74% живут в городах. 

Авторы использовали недавно разработанную методику установления порога благосостояния, которая определяет уязвимые группы населения. В ней используется национальная или международная черта бедности для выделения категории бедных. В России чертой бедности считается доход ниже регионального прожиточного минимума. Небедные респонденты разбиваются на уязвимых, то есть, сталкивающихся со значительным риском впасть в бедность, и принадлежащих к группам с более высокими доходами. Индекс уязвимости формально определяется как доля небедного населения в первый период, которая попадает в бедность во втором периоде.

Чтобы понять, наступает ли адаптация к уязвимости, исследователи разделили материально уязвимых людей на несколько групп — ставшие уязвимыми год назад, один-два года назад, три или более лет назад. Под адаптацией к уязвимости подразумевается, что связь субъективного благополучия со статусом социальной уязвимости со временем ослабевает.

Что получили?

Результаты подтвердили, что со временем у россиян не развивается адаптация к материальной уязвимости. Риски бедности связаны с более низким субъективным благополучием и удовлетворенностью жизнью практически у всех групп населения. В целом уровень уязвимости, согласно полученным данным, составляет около 27% (процент небедного населения в текущем году, доходы которого в следующем году упадут ниже границы бедности).

В ходе исследования не обнаружилось большой разницы в адаптации к рискам бедности у мужчин и женщин. Тем не менее, некоторый гендерный разрыв есть. Мужчины, как отмечают авторы, несколько лучше адаптируются в долгосрочном периоде (более года) — их субъективное благополучие страдает не так сильно, как у женщин. 

Также на фоне продолжительной уязвимости более значимо субъективное благополучие снижается у жителей сельских районов, чем городских.

Менее адаптивны к рискам обеднеть люди с высшим образованием. В краткосрочной перспективе их удовлетворенность жизнью на фоне уязвимости ниже, чем у людей, не имеющих вузовского образования. Но со временем, если угроза впасть в бедность остается, эти различия стираются.

Есть также U-образная зависимость между возрастом и длительностью уязвимости, что соотносится с U-образной зависимостью между возрастом и субъективным благополучием.

Для чего это нужно?

Тема бедности населения по-прежнему актуальна для многих стран мира. Тем не менее, как отмечают авторы исследования, по мере того как социальные программы помогают сокращать бедность, внимание все больше смещается от бедных к уязвимым группам населениям. Например, ООН призвала к расширению для них прав на экономические ресурсы и доступ к основным услугам.

Проведенное исследование, как отмечают авторы, важно не только для России, но и для других стран с переходной экономикой, которые сталкиваются с подобными проблемами.
IQ

 

Авторы исследования:
Хай-Анх Дэнг, Всемирный банк
Михаил Локшин, Всемирный банк
Ксения Абанокова, младший научный сотрудник Института социальной политики НИУ ВШЭ
Автор текста: Селина Марина Владимировна, 29 сентября