• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Россияне считают себя беднее, чем есть на самом деле

Свое место на шкале доходов правильно оценивает лишь каждый десятый

Sam Greenhalgh / flickr

Мотивация: Часто неравенство в доходах считается источником многих социальных бед. Оно обычно измеряется с помощью специальных статистических показателей, которые рассчитываются на данных налоговой статистики или массовых обследований домохозяйств. Эти меры дают объективную картину. Их анализ позволяет сделать вывод о том, является ли неравенство высоким или низким, и каковы его основные факторы.

Ряд экономических и политических теорий предсказывают, что уровень неравенства влияет на самоощущение и поведение индивидов: в условиях высокого уровня неравенства индивиды сильнее требуют перераспределения, более склонны к конфликтам, менее счастливы и т.п. Однако для таких поведенческих реакций нужно, чтобы они адекватно оценивали распределение доходов и свое относительное место в нем. Статистика говорит, что неравенство большое, а люди верят в то, что оно незначительное. Или наоборот. Статистика может поставить человека на одну ступень, а он себя — на другую, чувствуя себя богаче или беднее, чем есть в реальности.

На деле: Оказывается, что субъективное восприятие неравенства у индивидов сильнее связано с их поведением и взглядами, чем объективные показатели неравенства. Экспериментальные исследования также свидетельствуют о том, что люди плохо осведомлены о неравенстве, и дополнительное информирование способно влиять на индивидуальные решения. Недавние исследования восприятия неравенства подтверждают «тройное заблуждение». Люди неверно представляют:

как выглядит распределение доходов в их странах;

как неравенство изменяется во времени;

в какой части распределения находятся они сами.

Возникает вопрос: как индивиды сами оценивают свое место и почему они ошибаются относительно статистических измерителей?

Субъективное восприятие расходится с официальными цифрами во многих странах. Россия не исключение. Экономисты Владимир Гимпельсон и Евгения Чернина из НИУ ВШЭ показали, что своё положение по шкале доходов правильно оценивает лишь каждый десятый россиянин. Остальные либо недооценивают, либо переоценивают, выбирая себе место чуть ниже середины распределения.

Как изучали?

Представьте себе лестницу из десяти ступеней, где на каждой стоят по 10% населения страны. На нижней — 10% самых бедных семей, на высшей — 10% самых богатых. На какой из десяти ступеней находится ваша семья? В 2016 году это был один из вопросов мониторинга RLMS-HSE. Владимир Гимпельсон и Евгения Чернина проанализировали ответы 10 тысяч россиян. Опираясь на свои представления о распределении доходов, отвечавшие помещали себя на конкретную ступень, а исследователи в свою очередь сравнили получившееся распределение с «объективными децилями», то есть такой же лестницей, но построенной на данных о доходах, которые респонденты сообщили в обследовании.

Денежный доход на одного члена семьи измерялся разными способами. Дополнительно использовались альтернативные показатели — потребительские расходы и индекс активов, учитывавший информацию о жилье и владении товарами длительного поль­зования. Для определения факторов, влияющих на расхождение между субъективными и объективными оценками благосостояния, в качестве объясняющих переменных вводились социально-демографические и экономические характеристики (пол, возраст, занятость, образование, место жительства и проч.), а также изучались вопросы, связанные с прошлой динамикой доходов и психологическим состоянием респондентов.

Что получили?

Приписывая себя к конкретному децилю, человек размышлял о личном благосостоянии не абстрактно, а оценивал относительно других жителей страны. В итоге:

 считаться беднейшими пожелали немногие: нижний дециль опустел наполовину — вместо 10% в нем оказалось 4,7%;

самыми обеспеченными или близкими к ним тоже назвались далеко не все: ступени с шестой по десятую вместо 50% (суммарно) заняли только 10%;

основная масса (70%) заполнила середину – выбрала положение ближе к центру или чуть ниже: 3, 4 и 5 ступени.

Только каждый десятый (11%) смог адекватно оценить свое положение. Две трети опрошенных недооценили (предпочли ступень ниже), а каждый пятый (20%) — переоценил. Средняя величина ошибки составила два дециля, хотя немало и тех (22%), кто перепрыгивал сразу через пять.

Люди чаще всего неверно судят о своем месте в распределении доходов и ошибки восприятия очень распространены, заключают авторы. Остается разобраться, от чего это зависит.

Выяснилось, что влияют социально-демографические факторы. Например:

 Место жительства. Наибольший разрыв между субъективным и объективным статусом (при одинаковом уровне фактического дохода) — у жителей малых населенных пунктов. Наименьший — у москвичей и петербуржцев. В столицах же — самое позитивное восприятие своего положения (также при прочих равных условиях): самооценку поднимает сам факт жизни в городе с лучшими возможностями и более качественными услугами;

 Возраст и здоровье. С повышением одного и ухудшением второго растет недооценка позиции по доходам. Такой пессимизм может также отражать увеличение трат на поддержание здоровья, снижающих уровень жизни и соответственно — отметку благосостояния;

Образование. Более образованные недооценивают себя меньше, но разрыв сам по себе остается: «“больше образования” не превращается в “более точную информацию”».

Исследователи не нашли значимых гендерных различий. Нет и связи с объективными оценками динамики дохода: люди не чувствуют себя более или менее обеспеченными в зависимости от того, как их доход менялся фактически. Исключение составляют респонденты с наиболее высоким уровнем показателя счастья. Такие «оптимисты» реагируют на положительные долгосрочные изменения доходов и имеют более выраженное положительное соотношение между субъективными и объективными оценками своего положения.

А вот субъективное отношение к таким переменам важно. Улучшение материального положения самооценку по шкале доходов повышает, а ухудшение или его ожидание — снижает. Опыт такой мобильности, по словам исследователей, посылает сигнал, влияющий на восприятие. Срабатывает так называемый «туннельный эффект» из теории американского экономиста Альберта Хиршмана: застрявшие в туннеле, когда видят, что соседний ряд начинает двигаться, надеются на лучшее и ждут позитивной динамики.

Для чего это нужно?

Можно предположить, что высокое неравенство — это угроза стабильности общества: в странах, где разрыв в доходах значительный, люди больше склонны протестовать и требовать перераспределения благ. Однако прямой зависимости такого поведения от глубины пропасти между богачами и бедняками исследования практически не фиксируют: там, где уровень неравенства выше, конфликтов не больше.

Субъективное восприятие неравенства — один из факторов, который это объясняет. Человеком движут не объективная информация, которую он может и не знать, а собственные представления о реальности и о себе в ней. Однако, как эти представления формируются и насколько соответствуют действительности, науке пока известно еще слишком мало.
IQ

 

Авторы исследования:
Владимир Гимпельсон, директор Центра трудовых исследований НИУ ВШЭ, профессор факультета экономических наук
Евгения Чернина, научный сотрудник Центра трудовых исследований НИУ ВШЭ, старший преподаватель факультета социальных наук
30 сентября