• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Нобелевскую премию по экономике присудили за исследования аукционов

И изобретение их новых форматов

Wikimedia Commons

Сегодня в Стокгольме Шведская королевская академия наук назвала имена лауреатов Премии Шведского национального банка по экономическим наукам памяти Альфреда Нобеля. Ими стали Пол Милгром (Paul Milgrom) и Роберт Уилсон (Robert Wilson) из Стэнфордского университета и с официальной формулировкой «за усовершенствования в области теории аукционов и изобретение их новых форматов». Их теоретические изыскания позволили улучшить функционирование аукционных торгов на практике.

Лауреаты этого года, Пол Милгром и Роберт Уилсон долгое время занимались исследованиями механизмов работы аукционов. Благодаря вновь полученным теоретическим результатам, им удалось разработать новые форматы аукционов для таких товаров и услуг, которые сложно продавать с помощью уже устоявшихся систем торгов, например, прав на использование радиочастот в определенном спектре операторам сотовой связи. Их работы принесли пользу продавцам, покупателям и налогоплательщикам во всём мире.

Доктор наук, профессор Факультета экономических наук НИУ ВШЭ и директор МЦАВР Фуад Алескеров о лауреатах Нобелевской премии по экономике 2020 года

 




Фуад Алескеров,
директор Международного центра
анализа и выбора решений НИУ ВШЭ



Читать комментарий

Оба исследователя — фундаментальны и многогранны. Роберт Уилсон и Пол Милгром — выдающиеся учёные, которые внесли огромный вклад прежде всего в игровые и поведенческие модели в экономике и её приложениях, причём в очень широком спектре областей. Оскар Майер, создатель термодинамики, говорил, что нет ничего более практичного, чем хорошая теория. В случае двух сегодняшних Нобелевских лауреатов мы видим полное подтверждение этих слов.

Пол Милгром и Роберт Уилсон вместе создали формат аукционной продажи множества взаимосвязанных активов, направленный на максимизацию общественного блага. Именно он был впервые использован в 1994 году при продаже радиочастот в США.

Они строго доказали два неожиданных результата, вступающих в кажущееся противоречие со здравым смыслом. Роберт Уилсон пришел к выводу, что участники аукциона с общей конечной ценой делают ставки ниже собственной рациональной оценки, потому что опасаются «проклятия победителя» — заплатить за актив больше реальной цены. Пол Милгром показал, что в аукционах с частными конечными ценами максимальная информированность покупателей об оценках актива другими участниками увеличивает, а не уменьшает ожидаемую выручку продавца.

Пол Милгром проанализировал стратегии назначения ставок в нескольких форматах аукционов (английский с повышением ставок, голландский с понижением) и выяснил, что продавец получит более высокий ожидаемый доход, когда участники торгов узнают больше об оценочной стоимости друг друга во время торгов. Например, продавец дома может рассчитывать на более высокую окончательную цену, если участники торгов имеют доступ к экспертной оценке до начала торгов. В итоге была создана теория, разрешающая повторные заявки, что снизило влияние неопределенности и «проклятия победителя». Получилось так, что выигрыш от аукциона одной компании компенсирует проигрыш других компаний.

Впоследствии теоретики усовершенствовали новые форматы аукционов, уменьшив возможности для манипуляций и сговоров. В частности, Пол Милгром принимал участие в разработке модифицированного аукциона и аукциона с двумя раундами.

Я давно уже предсказывал, что они должны получить Нобелевскую премию по экономике за их выдающиеся работы. Когда пришло это известие, я очень обрадовался и немного позавидовал Стэнфордскому университету, в котором сосредоточены выдающиеся коллективы ученых.

Я выступал в этом университете два раза и очень хорошо знал Кеннета Эрроу, который очень тепло ко мне относился и много помогал. Я знаком с новыми лауреатами, и я знаю там еще несколько человек, которые, я уверен, будут удостоены этой премии в будущем.


Традиционно, люди продают свои товары тому, кто готов больше заплатить, а покупают, наоборот, у тех, кто предлагает самую низкую цену. Однако в настоящее время на аукционах торгуются не только произведения искусства и предметы роскоши, ежедневно переходящие из рук в руки за баснословные суммы, но и ценные бумаги, сырьё, залежи полезных ископаемых и права на их разработку, электрическая энергия и радиочастоты. Кроме того, государственные закупки сейчас также могут (и должны!) проводиться в виде аукционов.

Используя теорию аукционов, экономисты пытаются понять, как различные правила проведения торгов, способов повышения и установления окончательной цены, сам формат аукциона влияют на его результаты. Анализ обычно затруднён тем, что участники торгов ведут себя стратегически, основываясь на имеющейся информации. Они принимают во внимание как то, что знают сами, так и то, что, по их мнению, знают другие участники торгов.

Роберт Уилсон разработал теорию для аукционов, в которых торгуются объекты, имеющие общую ценность. Она заранее неизвестна, но в итоге одинакова для всех участников торгов. Однако каждый из них может иметь различную частную информацию о том, какова же реальная ценность. Таковы как раз аукционы по продаже краткосрочных казначейских векселей, прав на радиочастоты, вырубку лесных массивов, выработку месторождений нефти и газа.

 Предположим, продаётся банка с неизвестным количеством монет определенного номинала (скажем по 10 рублей). Несмотря на неизвестное общее количество монет в банке, любое их конкретное число представляет собой одинаковую ценность для всех участников торгов. Важно лишь, чтобы они не заплатили в ходе аукциона цену, превышающую общую ценность всех монет в банке (число монет умноженных на номинал).

Собственно, именно последний феномен и изучал Уилсон. Он показал, почему рациональные участники торгов склонны размещать ставки ниже их собственной лучшей оценки общей ценности: они обеспокоены проклятием победителя — заплатить гораздо большей истинной ценности торгуемого объекта и тем самым оказаться в проигрыше.

В свою очередь Пол Милгром сформулировал более общую теорию аукционов, которая допускает не только общую, но и частную ценность, которая может варьироваться от одного участника к другому. Он проанализировал стратегии торгов в ряде наиболее известных форматов аукционов и показал, что когда участники торгов больше узнают об оценках общей ценности торгуемого объекта, имеющихся у их конкурентов, то это даёт продавцу более высокий ожидаемый доход. 

Исходя из своих теоретических изысканий, Уилсон и Милгром изобрели новые форматы аукционов для торговли множеством взаимосвязанных объектов единовременно, причём при условии, что продавец в большей степени обеспокоен не максимизацией собственной прибыли, а реализацией широкой общественной выгоды. Такие форматы наиболее подходят в тех случаях, когда государство продаёт частным компаниям некий всеобщий ресурс. Так, в 1994 году власти США впервые использовали один из придуманных Уилсоном и Милгромом форматов аукциона для продажи прав на отдельные радиочастоты операторам связи. С тех пор их примеру последовали  и многие другие страны.

Свои прогнозы относительно потенциальных кандидатов на Нобелевскую премию по экономике в этом году на страницах IQ дал известный российский экономист профессор Чикагского университета и научный руководитель Факультета экономических наук НИУ ВШЭ, кандидат физико-математических наук Константин Сонин. По его мнению, высокие шансы в этом году были у женщин-экономистов, таких как Джанет Йеллен из Калифорнийского университета в Беркли, а также Института Брукингса, известную всем больше как бывшего председателя американского ЦБ, снятую с Должности президентом Дональдом Трампом, а также у Клаудии Голдин из Гарвардского университета. Последняя знаменита своими исследованиями роли человеческого капитала, работами по широкому спектру проблем из области экономической истории, включая особенно актуальные сейчас вопросы рабства, женщин на рынках труда, гендерного экономического неравенства и разрыва в оплате труда и т.д. 

К слову, Клаудия Голдин фигурировала и в прогнозе компании Clarivate Analytics, которой принадлежит одна из крупнейших научных информационных систем Web of Science. Правда до сих пор ни одно из их предсказаний относительно лауреатов по другим номинациям Нобелевской премии успехом не увенчалось. Как, впрочем, и по экономике.

Среди других возможных нобелиатов Сонин выделил своих коллег Дарона Асемоглу из Массачусетского технологического института и Джеймса Робинсон из Чикагского университета, авторов знаменитого аспирантского учебника «Economic Origins of Dictatorship and Democracy», больше известного массовому читателю по его популярному изложению «Почему одни страны богатые, а другие бедные». А также целую группу экономистов: Кеннета Рогоффа и  Грегори Мэнкью из Гарвардского университета, Оливье Бланшара и  Стэнли Фишера из Массачусетского технологического института за исследование и практическое применение макроэкономических моделей.

Определенные шансы, по мнению Сонина, были и у Роберта Барро из Гарвардского университета — одного из основателей современного — последних сорока лет — взгляда на инфляцию. И у статистиков, методологов новых подходов к анализу данных — Питера Филлипса и Дональда Эндрюса

Clarivate Analytics добавила к этим кандидатам ещё Дэвида Дики из Университета Северной Каролины и Уэйна Фуллера из Университета Айовы. Оба они — создатели теста Дики-Фуллера, который позволяет проверить, есть ли тенденция к развитию во временном ряде данных. Маловероятными, но попавшими в прогноз считались также Стивен Берри, Джеймс Левинсон из Йельского университета и Ариэль Пейкс из Гарвардского университета за разработку одноименной эконометрической модели — BLP (акроним по первым буквам фамилий авторов — Berry, Levinsohn & Pakes) — для оценки кривой спроса на различных рынках.

Забавно, но сбылся прогноз Константина Сонина, причём не этого года, а предыдущего. Сонин отмечал: «А с другой стороны, есть еще много замечательных специалистов по экономической теории без Нобелевской премии — Пол Милгром обойден в премиях за аукционы и организацию рынков, Киотаки, Райт и Мур могли бы получить за «динамические контракты», Моррис и Шин уже, возможно, готовы к награде за «глобальные игры», основной инструмент моделирования катастрофических кризисов на финансовых рынках и революций». И хотя Милгром был упомянут походя и без своего «напарника» Роберта Уилсона, тем не менее, очевидно, что он давно был на радаре у ведущих экономистов, таких как сам Сонин

Премия Шведского национального банка по экономическим наукам памяти Альфреда Нобеля — высшая награда за научные достижения в области экономики и смежных наук (эконометрики, статистики, экономической психологии и экономической истории) — ежегодно присуждается Шведской королевской академией наук в Стокгольме. В отличие от остальных премий, вручаемых на церемонии награждения нобелевских лауреатов в Стокгольме 10 декабря — в годовщину смерти Альфреда Нобеля, данная премия не является его наследием. Она учреждена лишь в 1968 году посредством крупного денежного взноса в Нобелевский комитет Шведским национальным банком в честь 300-летия с момента его основания. По состоянию на конец 2019 года премия присуждалась 51 раз, ею были награждены 84 учёных-экономистов.

Первую Нобелевскую премию по экономике вручили в 1969 году норвежскому экономисту Рагнару Фришу и голландскому экономисту Яну Тинбергену «за создание и применение динамических моделей к анализу экономических процессов». 

В прошлом, 2019-м, году Премии Шведского национального банка по экономическим наукам памяти Альфреда Нобеля были удостоены Абхиджит Банерджи (Abhijit Banerjee), Эстер Дюфло (Esther Duflo) и Майкл Кремер (Michael Kremer) «за экспериментальный подход к искоренению глобальной бедности».
IQ

Автор текста: Кузнецов Даниил Александрович, 12 октября