• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Благоухающий уд

В чём смысл корейского ритуала «захоронения аромата»?

ISTOCK

Агаровое дерево или уд — самое дорогое в мире в силу своих лечебных и ароматических свойств. В средние века на юге Корейского полуострова существовал ритуал «захоронения аромата» 埋香, связанный с аквилярией — древесиной агарового дерева. В чём смысл ритуала, и что известно о нём учёным — рассказала на семинаре Международного центра антропологии НИУ ВШЭ научный сотрудник Департамента зарубежного регионоведения НИУ ВШЭ Анна Шмакова.

Дороже золота 

«Захоронение аромата» (мэхян) 埋香 — древний религиозный ритуал, который практиковался с VIII по XV век в южной части Корейского полуострова. Участники ритуала закапывали в землю куски древесины агарового дерева с надеждой на божественное благоденствие. 

Агаровое дерево, уд или аквилярия (Aquilaria agallocha (malaccensis)), как рассказала Анна Шмакова, почиталось ещё в культурах древних цивилизаций — Индии, Древнего Египта, Вавилона, Китая и имело статус «царя ароматов». Различные виды древесины аквилярии обладали терпким ароматом. Их использовали в медицинских и санитарно-гигиенических целях, для окуривания помещений, ароматизации предметов, в религиозных и других ритуалах. Агаровое дерево и сегодня применяется в косметической, парфюмерной, аюрведической продукции, а также используется в декоративно-прикладном искусстве. 

«В 2015 году мы с коллегами совершили экспедицию в Южную Корею с целью проведения исследования ритуала мэхян, и там в частных музеях увидели старинные предметы, изготовленные из агарового дерева, они до сих пор излучают неповторимый аромат», — поделилась Анна Шмакова. 

Древесина аквилярии не имеет запаха до заражения бактериями или грибками. Дерево начинает источать приятный хвойный аромат только под воздействием микроорганизмов, когда происходит выработка смолы для их подавления. Сила аромата часто зависит от типа бактерий или грибков.

Древесина агарового дерева могла долгие годы лежать в земле или гнить в воде, прежде чем из неё готовили благовония. Именно в процессе гниения она усиливала свои свойства. Процесс «созревания» древесины мог занимать от нескольких десятков до нескольких сотен лет, объяснила суть древней «технологии» Анна Шмакова. 

Родом из Китая

Именно благодаря свойству древесины аквилярии — источать аромат, будучи зарытой в землю — в Юго-Восточной Азии в течение многих сотен лет сформировалось понятие «захоронения аромата» — мэхян. Ритуал мэхян, как считают учёные, имел связь с буддизмом, в частности, с культом Будды Майтрея — Будды будущего.

Вероятно, отметила Анна Шмакова, обычай зародился в Южном Китае как погребальный церемониал, в котором тело усопшего обкладывали кусками ароматической древесины. Но традиция «захоронения аромата» не получила особого развития в Китае. Также она, как ни странно, не дошла и до Японских островов, где существовала укоренившаяся традиция возжигания древесины аквилярии. Однако ритуал мэхян широко распространился на Корейском полуострове в период Средневековья — с VIII по XV век — и был связан с важной ролью буддизма в регионе. 

Рассказы каменных стелл

Благодаря оставшимся физическим свидетельствам — каменным стелам на местах захоронения и письменным источникам — учёные сегодня пытаются реконструировать ритуал мэхян. Именно с этой целью в 2015 году Анна Шмакова поехала в экспедицию в Южную Корею. «Мы посетили пять памятников — стел, расположенных вдоль побережья южнокорейского полуострова», — рассказала она. В целом все стелы, связанные с ритуалом мэхян, находятся в местах, имеющих выход к морю — в основном в юго-восточной и южной части полуострова. 

Всего на данный момент на территории Южной Кореи обнаружили 15 стел, оставленных в качестве свидетельств совершённых ритуалов. Их установили в период с 1002 по 1457 годы. Стелы представляют собой в основном большие куски горной породы разной формы — прямоугольной, квадратной, трапецевидной, круглой.

На всех стелах имеются иероглифические тексты. Они свидетельствуют, что между самим ритуалом «захоронения аромата» и установкой стелы могло пройти от нескольких месяцев до сотен лет — вплоть до 800! Такая стела — «Еньяам Чхэджири мэхянби» — находится в окрестностях южнокорейского города Мокпхо.

Стелу, как рассказала докладчица, обнаружил деревенский житель в 1992 году. В том же году она была внесена в реестр материального культурного наследия. Согласно тексту, высеченному на камне, ритуал захоронения ароматической древесины был совершён в 636 году во время правления королевы Сондок. Сама стела высотой 106 см была установлена только в 1430 году.

На информационном стенде рядом со стелой есть пояснение о том, что захороненная в земле древесина, как верили буддисты, вместе с чудесным ароматом, идущим из земли, могла оповестить о наступлении нового справедливого мира, в котором царит спокойствие и благоденствие.

Не все стелы сейчас находятся на месте захоронения ароматов. Одну из них — «Енги Попсон Ибамни» — обнаружили в сельскохозяйственном поле провинции Чолла-Намдо во время прокладки дренажной системы в 1985 году. «Местные жители рассказали нам, что этот камень долго использовался как причальный столб для лодок и небольших судов», — отметила Анна Шмакова.

Текст на стеле сообщает, что захоронение в месте установки памятника проводилось два раза — в 1371 и в 1410 годах, сама стела была установлена в 1371 году. На одной её стороне указано, что ароматическая древесина захоронена в 1371 году «в 200 шагах к востоку». Надпись на другой — «200 шагов на юг» — указывает на захоронение аквилярии, выполненное в 1410 году. Сейчас памятник установлен рядом с мемориальными стелами в честь основания деревни Ибамни — именно там он был обнаружен.

Среди посещённых Анной Шмаковой объектов, самый необычный, пожалуй, памятник «Омгилли мэхянби», расположенный в провинции Чолла-Намдо. Это не стела, а участок скалы в горах высотой 125 см и шириной 80 см с высеченной надписью. Он находится на высоте около 1000 метров и туда, как рассказала исследовательница, было совсем непросто добраться.

Памятник обнаружен в 1984 году во время археологических раскопок. Он зажат в узком проходе, и это позволило ему остаться в относительной сохранности — учёные смогли восстановить почти весь текст, который свидетельствует о том, что ритуал захоронения проводился в 1344 году в присутствии большого количества людей. Согласно надписи на скале, было 10 миллионов человек. «Конечно, 10 миллионов не было, но эта надпись говорит не только о самом факте события, которое привлекло большое количество людей, но и важности подобных ритуалов для местных жителей», — пояснила Анна Шмакова.

Надпись на другой стеле — «Сачхон Хынсари Махянби», установленной в провинции Кенсан-Намдо в 1378 году, рассказывает о том, что в ритуале участвовали 4100 человек (по другой версии, 1000), в том числе монахи. Участники церемонии молились о долголетии, народном благоденствии, счастье и процветании правителя.

Ещё одна стела — «Ёсан Хёгёри Мэнянби» (Матвебави), расположенная в провинции Чхунчхон-Намдо, интересна тем, что на её поверхности есть три углубления разной формы — круглое и два прямоугольных. Как рассказали местные жители, в них, как в ритуальных чашах, ежедневно появлялись пища и вода. Вероятно, это сопровождалось жертвенным церемониалом и связывалось в народных представлениях с благоволением высших сил, отметила Анна Шмакова.

Как проводился ритуал

Несмотря на имеющиеся источники информации, в том числе тексты на стелах, о ритуале «захоронения аромата», его предназначении и смыслах известно пока не много. Есть много оснований полагать, что ритуал связан с буддийской религией и культурой. Именно с закатом буддизма на Корейском полуострове и усилением конфуцианства из религиозных практик местных жителей к XV веку стал уходить и ритуал мэхян. Но существует также мнение, что ритуал «захоронения аромата» использовался как средство «защиты» от японских пиратов — морских разбойников, которые действовали с XIII по XVI века у берегов Корейского полуострова.

Ритуал проводился группами последователей буддизма, состоящих из руководителя (дарителя, жертвователя), распорядителя ритуала, буддийских монахов, чиновников низших рангов и местного населения. «Хён Гвансик уточняет, что во время ритуала все участники становились в одну линию. Предположительно, в ходе проведения церемонии между участниками устанавливались особые доверительные родственные отношения, то есть они условно становились “братьями”», — пишет в своей статье с соавторами Анна Шмакова.

Известно также, что ритуал проходил в определенные дни лунного месяца — преимущественно в восьмой, а также в третий, четвёртый, седьмой, десятый. По крайней мере об этом свидетельствует информация на 15 обнаруженных на полуострове стелах. Вероятно выбор «времени захоронения» аквилярии был связан с сезонностью, ритуал не проводился в холода, в период полевых работ.

А восьмой месяц по традиционному лунному календарю — канун осени. Этот период, как отмечает исследовательница, был связан в Корее с богатейшей календарной обрядностью праздника Чхусок («Осенний вечер»), известного в древности как праздник урожая и поминовения усопших родственников. «Этап чествования покойных предков зачастую сопровождался возжиганием благовонных курений, среди которых были стебли проса и конопли, рассматривавшиеся как средство коммуникации живых с умершими предками, а в дальнейшем связывались в народных представлениях с благодарностью за обильный урожай и “осеннем прибытке” в виде еды и одежды», — отмечают учёные.

Сегодня термин «захоронения аромата» в культуре благовоний Юго-Восточной Азии используется как процесс поджигания ароматического порошка, когда мастер в специальном сосуде с пеплом делает углубление и помещает туда порошок. При поджигании из недр сосуда выходит струя ароматного дыма, которая должна благотворно влиять на нравственное и физическое здоровье собравшихся на ритуал людей.

Загадка для учёных

В соседних с Кореей странах не сохранилось памятников, свидетельствующих о существовании сходных культовых практик. В Китае, как отмечает Анна Шмакова, известен чуть ли не единственный памятник такого рода. Это каменная стела, установленная в середине XIX века при династии Цин в Пекине.

В связи с эти ритуал мэхян сложно реконструировать. Остается много неизвестного. Например, действительно ли на месте установки каждой стелы зарыты куски благовонного дерева, и если да, то на какой глубине и каким образом они расположены — задаётся вопросами исследовательница. «Раскопки не проводили и сложно представить, как в Южной Корее можно получить на них разрешение», — пояснила Анна Шмакова. Также интересно как стелы доставлялись в места установки.  Вероятно, в будущем могут появиться новые факты, связанные с ритуалом «захоронения аромата» мэхян.
IQ
  

При подготовке материала использована статья «Ритуал “захоронения аромата” 埋香 мэхян на юге Корейского полуострова: проблемы реконструкции», А.С. Шмакова, Кидун Бэ (Ансан, Республика Корея), Е.Э. Войтишек (Новосибирск, Россия).

Автор текста: Селина Марина Владимировна, 5 февраля