• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Наука — дело личное

Учёные НИУ ВШЭ — о своих занятиях наукой, самых важных книгах и теориях, необычных методах преподавания. Часть 1

ISTOCK

Семь учёных и преподавателей отвечают на вопросы IQ.HSE о своих научных интересах, любимых научных теориях и самых впечатливших их научных и научно-популярных книгах, а также дают советы нынешним и будущим студентам.



Юлия Папушина
доцент департамента менеджмента
факультета экономики, менеджмента
и бизнес-информатики НИУ ВШЭ в Перми



— Какова область ваших научных интересов?

— Социология культуры, потребления, моды, интеллект-карты в образовании.

— На какой вопрос вы или ваша исследовательская группа ищете ответ прямо сейчас?

— Прямо сейчас я довольно много времени трачу на подготовку заявок на гранты в разные фонды. Когда отвлекаюсь, готовлю текст для дистанционного семинара Worlds of Management и начитываю теорию для статьи по альтернативной советской моде.

— Что лично вас привлекает в занятиях наукой?

— Возможность удовлетворять свое любопытство и создавать порядок из хаоса.

— Что мотивирует каждый день идти в лабораторию или архив, а что, наоборот, демотивирует к занятиям наукой?

— Я не хожу в архив каждый день, потому что «если вы всё время работаете, то когда же вы думаете?» Моя мотивация внутренняя: любопытство, азарт решения задачи, которая сложнее, чем предыдущая, найти что-то, на что никто не обращает внимание и т.п. Не то чтобы я считаю, что низкие зарплаты учёных — это нормально. Мало платить за сложную работу — это безобразие, но деньги лично для меня не работают как мотиватор. Главный демотивирующий фактор — дурной менеджмент на разных уровнях, от департамента до страны.

 Какая научная или научно-популярная книга (статья, энциклопедия и пр.) вдохновила вас на научную карьеру?

— Никакая или я не помню. Я не планировала научную карьеру. Я просто пыталась получить кандидатскую степень в приличном месте, в котором смогу чему-то научиться. Случайно таким местом оказалась Вышка. Из этого я выросла как учёный. Ещё раньше в Пермском государственном университете, который я закончила, меня воспитывала мой научный руководитель Людмила Ивановна Геращенко. При чём тут книги? Главное — люди.

— Какая научная теория или эксперимент произвели на вас самое сильное впечатление или значительно повлияли на ваши научные взгляды/интересы?

— Опять же никакие или я не помню. Есть исследования, с которыми работаю сейчас, которые мне кажутся очень важными. Это книга Сергея Журавлёва и Юкки Гронова «Мода по плану», книга Ларисы Захаровой «Одеваться по-советски. Мода и Оттепель в СССР» (Кто-нибудь, уже переведите это замечательное исследование с французского!), статья Пьера Бурдьё и Иветты Делсо «Кутюрье и его подпись: вклад в теорию магии» (тоже давно пора перевести).

— Назовите, пожалуйста, три работы (книги, статьи — отечественные или зарубежные), которые вы считаете основополагающими в своей научной области.

— Про советскую моду уже ответила выше. По социологии я не скажу ничего оригинального, это Пьер Бурдьё «Различения: социальная критика суждения» и статьи американского социолога Ричарда Петерсона (Richard A. Peterson) про омниворизм начала 1990-х. Но вообще я не сторонник назначать какие-то основополагающие работы. Все зависит от задачи. Те же самые классические работы, которые я назвала, уже активно разбираются и критикуются, от этого они не становятся менее важными, но в исследованиях их уже применяют с оговорками. Для некоторых задач основополагающие работы довольно-таки бесполезны, потому что мир меняется, а вот то, что сделано на их фундаменте и даже критикует их, может быть очень полезно.

— Читаете ли вы (смотрите, слушаете) какие-либо научно-популярные ресурсы или издания. И если да, то какие?

— Иногда. Последнее в этом жанре — Роберт Сапольски «Биология добра и зла». Слежу за мемуарами советских модельеров, искусствоведов и других очевидцев, их читаю более или менее системно.

— Какой самый необычный формат представления результатов исследования (презентации, рассказа о нём) вы встречали? 

— Креативное агентство SALT снимает ролики, используя собранные ими видеоинтервью. Этот материал я использую в преподавании. Мне кажется, необычные форматы презентаций сильно переоценены. Хороший спикер и интересный материал дают вовлеченную аудиторию и в традиционном формате.  

— Что бы вы сейчас посоветовали молодым людям, размышляющим о научной карьере в вашей области?

— Ничего. Давать советы вообще затея так себе, а уж без знания всех входящих обстоятельств тем более. И, кстати, что такое научная карьера? :)

 


 



Александр Чулок
директор Центра научно-технологического
прогнозирования Института статистических
Международной научно-учебной лаборатории
исследований и экономики знаний (ИСИЭЗ) НИУ ВШЭ


— Какова область ваших научных интересов?

— Форсайт, инновации, научно-техническая политика, прогнозы научно-технологического развития.

— На какой вопрос вы или ваша исследовательская группа ищете ответ прямо сейчас?

— Разрабатываем сценарии будущего развития агропромышленного комплекса, изучаем особенности поведения экономических агентов в АПК.

— Что лично вас привлекает в занятиях наукой? 

— Возможность понимать текущую картину с разных сторон и предвидеть будущее.

— Что мотивирует каждый день идти в лабораторию или архив, а что, наоборот, демотивирует к занятиям наукой? 

— Мотивирует — игра на скорость с реальностью: кто быстрее, демотивирует — необходимость решать организационные вопросы.

— Какая научная или научно-популярная книга (статья, энциклопедия и пр.) вдохновила вас на научную карьеру?

— Книга академика Рэма Викторовича Петрова «Беседы о новой иммунологии».

— Какая научная теория или эксперимент произвели на вас самое сильное впечатление или значительно повлияли на ваши научные взгляды/интересы?

— Анализ взаимосвязи размещения и защиты прав собственности на результаты НИОКР и инноваций, представленное моделью Гроссмана-Харта-Мура, относящейся к теории неполных контрактов и анализирующей, каким образом структура прав собственности на нематериальный актив влияет на стимулы и интенсивность инвестиций. Я использовал её в своей диссертационной работе, чуть позже один из авторов модели — Оливер Харт — получил Нобелевскую премию.

— Назовите, пожалуйста, три работы (книги, статьи — отечественные или зарубежные), которые вы считаете основополагающими в своей научной области.

— Книга «Прогноз научно-технологического развития России на период до 2030 года» — о прогнозе, который вошёл в топ-5 мировых прогнозов по версии ОЭСР в 2018 году. Пособие ЮНИДО « Technology Foresight Manual », два тома с детальным описанием организационных и методических подходов к форсайту. Статья Рафаэля Поппера « Foresight Methodology » в книге « The Handbook of Technology Foresight », где он представил свой «бриллиант» — ромб, классифицирующий методы форсайта.

— Читаете ли вы (смотрите, слушаете) какие-либо научно-популярные ресурсы или издания. И если да, то какие?

— «РБК тренды». Скорее, профессиональный ресурс — раздел по форсайту на портале Европейской комиссии. Журнал Harvard Business Review .

— Какой самый необычный формат представления результатов исследования (презентации, рассказа о нём) вы встречали?

— На одной из стратегических сессий, посвящённой будущему нефти, я выступил по просьбе компании «Салым Петролиум» в роли «злобного футуролога» — на все рассказываемые истории и сценарии я давал прогноз, построенный по джокерам, — событиям с низкой вероятностью, но масштабными эффектами. Более 100 профессионалов со всего мира, присутствующие на этом мероприятии, взглянули на свою отрасль совсем другими глазами.

— Что бы вы сейчас посоветовали молодым людям, размышляющим о научной карьере в вашей области?

— Сделать личный форсайт — составить собственную дорожную карту развития, указав там не только свои ключевые цели и шаги по их достижению в науке, зарабатывании денег, личном росте, но и идентифицировав угрозы, возможности и джокеры, которые для них создают глобальные тренды грядущего десятилетия.

 


 



Георгий Сафонов
доцент департамента мировой экономики,
директор Центра экономики окружающей
среды и природных ресурсов НИУ ВШЭ



— Какова область ваших научных интересов? 

— Устойчивое развитие, экономика изменений климата и окружающей среды.

— На какой вопрос вы или ваша исследовательская группа ищете ответ прямо сейчас?

— Как может развиваться экономика России и мира в условиях радикального сокращения выбросов парниковых газов и достижения полной климатической нейтральности к 2050 году. Это необходимо для предотвращения изменения климата, крайне опасного для человечества, экосистем и планеты в целом. Цели глубокой декарбонизации экономики принимаются в ЕС, Японии, Китае, Канаде и ещё более 120 странах, регионах, городах мира. 

— Что лично вас привлекает в занятиях наукой? 

— Возможность найти необычные и эффективные решения для актуальных проблем, например, с помощью экономико-математических моделей, межстрановых сопоставлений, анализа эмпирических данных. Представьте — есть идея спасти природный объект от безжалостной разработки промышленниками, но как убедительно показать, что его сохранение даст больше выгод, чем уничтожение? Вот такие задачи — очень интересное и важное дело для учёных, работающих в моей области. 

— Что мотивирует каждый день идти в лабораторию или архив, а что, наоборот, демотивирует к занятиям наукой? 

— Поиск новых идей, анализ и проработка решений, обсуждение их с высококвалифицированными коллегами — ради этого стоит заниматься наукой. Преодоление бюрократических препон, которым несть числа, — демотивирующий фактор.

— Какая научная или научно-популярная книга (статья, энциклопедия и пр.) вдохновила вас на научную карьеру?

— Книга «Пределы роста» (1972). В ней впервые было показано, что безудержная эксплуатация природных ресурсов (недра, вода, загрязнение воздуха, биологические виды) крайне опасна для человечества. Необходимо выработать более природодружелюбные подходы к развитию мировой экономики. Во многом благодаря этой книге и её обсуждению в Римском клубе появилась на свет концепция устойчивого развития, которая в наши дни является ориентиром для развития экономики, учёта интересов общества (инклюзивность) и сохранения природы и окружающей среды.

— Какая научная теория или эксперимент произвели на вас самое сильное впечатление или значительно повлияли на ваши научные взгляды/интересы?

— Современная теория парникового эффекта и изменения климата, разработанная советским ученым Михаилом Ивановичем Будыко в 1970-х годах. Благодаря ей, а также многим научным исследованиям, инициированным международным сообществом, сегодня мы точно знаем причины глобального потепления, умеем прогнозировать с помощью сложных климатических моделей будущие изменения, вырабатывать меры по борьбе с климатическими катастрофами. 

— Назовите, пожалуйста, три работы (книги, статьи — отечественные или зарубежные), которые вы считаете основополагающими в своей научной области.

— Книга «Пределы роста» (1972). Доклад Николаса Стерна «Экономика климатических изменений» (2006). Пятый оценочный доклад Межправительственной группы экспертов по изменению климата (2013–2014). Эта группа МГЭИК получила Нобелевскую премию в 2007 году. 

— Читаете ли вы (смотрите, слушаете) какие-либо научно-популярные ресурсы или издания. И если да, то какие?

— Подписки в научных сетях Scopus, ResearchGate, статьи The Economist.

— Какой самый необычный формат представления результатов исследования (презентации, рассказа о нём) вы встречали?

— Мной разработан собственный уникальный формат представления, обсуждения научных результатов, поиска новых идей для исследований. Слушатели моих курсов в НИУ ВШЭ участвуют в экоквизах, где в интерактивной форме, с элементами перформанса, в костюмах различных эпох (XIX век, XX-ый, будущее) мы проводим обсуждение интересных и актуальных научных фактов, результатов исследований, ищем инновационные подходы к решению эколого-экономических проблем. Участвуют не только студенты, но и учёные, представители предприятий, министерств и ведомств, экоактивисты.

— Что бы вы сейчас посоветовали молодым людям, размышляющим о научной карьере в вашей области?

— Изучение и поиск решений в сфере сохранения природы и устойчивого развития экономики — крайне увлекательное, интересное и важное дело. Здесь найдётся много задач для широкого круга специалистов: экономистов, инженеров, финансистов, брокеров, юристов, международников, журналистов, математиков... Это направление всё больше востребовано в мировой науке, есть огромные возможности для сотрудничества с ведущими научными центрами мира, действует множество научных грантовых программ, международных проектов, тематических летних школ и стажировок, развиваются научные сети и сообщества, где доступно общение с ведущими экспертами современности. «Зелёное» направление — лидер по росту научных публикаций, регистрации патентов, разработке инноваций, и это только начало. За специалистами этого направления будущее, и уже в настоящем есть уникальные возможности для творчества, карьеры, интересной и благотворной работы для природы и человечества. 

 


 



Анна Зудина,
научный сотрудник Центра трудовых
исследований (ЦеТИ) ВШЭ, доцент
департамента прикладной экономики НИУ ВШЭ



— Какова область ваших научных интересов?

— Мои научные интересы определились ближе к четвёртому курсу обучения в бакалавриате Вышки, когда я заинтересовалась экономической социологией — отдельным исследовательским направлением социологии, анализирующим социальные основания хозяйственной деятельности. Тема диплома, который я защищала на четвёртом курсе, была связана с изучением атрибуции бедности — представлениями о бедности, существующими у людей. 

Эту тему я решила продолжать и в магистратуре, поэтому поступила на программу «Прикладные методы социального анализа рынков». На втором курсе магистратуры Владимир Ефимович Гимпельсон, директор Центра трудовых исследований НИУ ВШЭ, читал у нас курс по анализу рынка труда, и спустя какое-то время, когда я начала активно выступать на семинарах, он предложил мне работу. Так я пришла в ЦеТИ и стала заниматься социологическим анализом различных аспектов рынка труда и трудовых отношений, защитила кандидатскую диссертацию по социологии. Очень важным для меня было то, что тема моей диссертации не только была напрямую связана с проектом, которым мы в ЦеТИ тогда занимались, но и являлась логическим развитием моих исследовательских интересов, связанных с субъективным направлением изучения социальной стратификации. Кстати, 1 февраля исполнилось 11 лет, как я работаю в ЦеТИ.

— На какой вопрос вы или ваша исследовательская группа ищете ответ прямо сейчас?

— Сейчас коллектив нашего Центра продолжает очень интересный трёхлетний проект, который находится в русле самых современных экономических исследований человеческого капитала — мы изучаем влияние его некогнитивных составляющих на функционирование российского рынка труда. Некогнитивные навыки — это важнейшие элементы человеческого капитала, формирование которых происходит в раннем детстве и в дальнейшем влияет на всю жизнь, от образовательных достижений до поиска работы, занятости и зарплаты. До недавнего времени они оставались вне фокуса исследовательского внимания экономистов из-за того, что такие индивидуальные черты, как упорство, мотивация, склонность к риску, самоконтроль, плохо измеряются и плохо фиксируются в обследованиях. 

Начало экономического анализа их влияния на поведение людей в различных сферах стало возможно лишь с появлением специальных исследований, а также с включением психологических переменных в регулярные обследования домохозяйств и предприятий, которые проводятся на больших выборках. Прорыв в экономических исследованиях человеческого капитала такого типа связан преимущественно с новейшими научными работами Нобелевского лауреата по экономике Джеймса Хекмана и его команды.

— Что лично вас привлекает в занятиях наукой? 

— Возможность узнавать что-то новое, искать ответы на сложные вопросы и постоянно учиться.

— Что мотивирует каждый день идти в лабораторию или архив, а что, наоборот, демотивирует к занятиям наукой? 

— Занятие наукой предполагает необходимость достаточно жёсткой самодисциплины. Умение собраться и организовать свой рабочий график так, чтобы можно было регулярно читать статьи коллег по теме, работать с данными, писать статьи и редактировать их, распределяя внимание и время между несколькими проектами и преподаванием — всё это требует определенных навыков. Однако многие из них у меня сформировались ещё во время обучения в бакалавриате и магистратуре Вышки, где были очень чёткие модульные требования, которым необходимо было соответствовать. Конечно, нужно также сохранять саму мотивацию к работе, и тут очень важно, чтобы было интересно то, что делаешь.

— Какая научная или научно-популярная книга (статья, энциклопедия и пр.) вдохновила вас на научную карьеру?

— Назову две, которые я прочитала ещё при подготовке к поступлению в Вышку — «Социология» Энтони Гидденса и «Социология» Нила Смелзера. Научным редактором русского перевода книги Смелзера был выдающийся советский и российский социолог Владимир Александрович Ядов. Даже не могла представить тогда, что однажды Владимир Александрович будет присутствовать на защите моей кандидатской диссертации.

— Какая научная теория или эксперимент произвели на вас самое сильное впечатление или значительно повлияли на ваши научные взгляды/интересы?

— Это экономико-социологический подход к анализу рынков в целом и концепция социальной укорененности экономической деятельности Марка Грановеттера, согласно которой смысл, цели и средства хозяйственной деятельности, особенности её осуществления и допустимые способы поведения участников рынка имеют социальное происхождение в виде институтов, социальных структур, властных интересов и культурных контекстов. Также это социокультурный подход в экономической социологии, преимущественно, концепция конститутивных правил и ролей Митчела Аболафии, согласно которой рынки являются местами повторяющегося взаимодействия, и одинаковое положение на рынке будет способствовать возникновению и воспроизводству сходных идентичностей участников рынка, общих смыслов и способов оценки.

— Назовите, пожалуйста, три работы (книги, статьи — отечественные или зарубежные), которые вы считаете основополагающими в своей научной области.

— Назову не книги, а авторов–зарубежных классиков социологии, чьи работы были связаны с изучением трудовых отношений и профессий — Макс Вебер, Эмиль Дюркгейм, Карл Маркс, Питирим Сорокин.

— Читаете ли вы (смотрите, слушаете) какие-либо научно-популярные ресурсы или издания. И если да, то какие?

— Я читаю преимущественно профессиональные зарубежные ресурсы, связанные с моими научными проектами.

— Какой самый необычный формат представления результатов исследования (презентации, рассказа о нём) вы встречали?

— Стандарты выступления на академическом семинаре или конференции достаточно традиционны, и я пока не встречала каких-либо экстравагантных форм представления результатов среди коллег. Однако при занятии преподавательской деятельностью необходимо всё время искать и изобретать новые способы коммуникации со студентами, чтобы уметь доступным языком рассказывать то, о чём они пока ничего не знают, и заинтересовать их — приводить примеры из повседневной жизни, опираться на сюжеты известных фильмов и книг. К примеру, недавно вышел фильм Дэвида Финчера «Манк», посвящённый эпохе Золотого Голливуда, и некоторые цитаты из него я планирую использовать при разборе экономических аспектов культурного потребления в будущем учебном году.

— Что бы вы сейчас посоветовали молодым людям, размышляющим о научной карьере в вашей области?

— Научная карьера, прежде всего, предполагает, что тебе интересно то, что ты делаешь, и тебе хочется продолжать узнавать что-то новое и делиться этим с другими. Как и в любой другой сфере, важно также быть готовым много и упорно работать и выдерживать жёсткий темп. Но, если ты знаешь, что это действительно твоё, то игра стоит свеч.

 


 



Алёна Нефёдова,
старший научный сотрудник
Лаборатории экономики инноваций
ИСИЭЗ НИУ ВШЭ


— Какова область ваших научных интересов? 

— Я социолог, но моя область интересов довольна широка — меня волнуют вопросы в сфере образования, науки и инноваций — в общем, всё, что связано с созданием и передачей знаний.

— На какой вопрос вы или ваша исследовательская группа ищете ответ прямо сейчас?

— Сейчас я руковожу исследовательским коллективом из пяти человек. Мы в рамках проекта пытаемся понять, как сказывается опыт мобильности на дальнейшую карьеру российских молодых учёных по их возвращению в Россию. Пытаемся измерить, насколько компетенции, приобретенные ими за рубежом, оказываются востребованы в российской науке, насколько они содержательно встраиваются в повестку, как это сказывается на их дальнейшей публикационной активности, и многое другое. 

— Что лично вас привлекает в занятиях наукой? 

— Я очень люблю узнавать что-то новое. Когда в детстве запоём читала книжки, я мечтала о мире, где за это можно получать ещё и деньги. Кажется, что наука в этом смысле мне идеально подходит.

— Что мотивирует каждый день идти в лабораторию или архив, а что, наоборот, демотивирует к занятиям наукой?

— В науке мне очень нравится, что ты по большей части самостоятельно планируешь свою работу. С этой свободой одновременно идёт и ответственность за результаты, поэтому переработки случаются часто: нет такого, что пришёл в 10, ушёл домой в 18 и полностью переключился на свои дела. В голове постоянно возникают какие-то мысли, сюжеты, вот это надо бы сделать, вот это. Мне это очень интересно.

Демотивирует то, что каких-то видимых результатов приходится ждать очень долго. Например, можно ждать ответа от журнала два-три года, переделывать пять раз рукопись, потом уже даже забыть, о чём она была. Вообще, очень часто непонятно, кому это всё пригодится и зачем. Есть дискуссионное мнение, что самое ценное знание сразу уходит в бизнес и в научных журналах не появляется совсем, мысль об этом вводит меня в уныние. 

То есть нет прямого отклика на твою деятельность. Иногда даже порой хочется взять и пойти работать дворником: поработал два часа и всем видны результаты твоей деятельности, твой вклад в общественное благосостояние. Меня в этом плане спасает преподавание, можно сразу получать мгновенную реакцию и отклики студентов, передавая им знания. Для меня это очень важная отдушина.

— Какая научная или научно-популярная книга (статья, энциклопедия и пр.) вдохновила вас на научную карьеру?

— Меня вдохновили не письменные источники, а конкретный человек, Барсукова Светлана Юрьевна, профессор НИУ ВШЭ, доктор социологических наук. Вообще я в университете не очень понимала, чем именно хочу заниматься, мне нравилось слишком много разных направлений — и PR, и аналитика, и консалтинг. После защиты магистерской диссертации Светлана Юрьевна (она была председателем комиссии) подошла ко мне в коридоре и спросила, а не хочу ли я пойти в аспирантуру. Я сказала, что это, возможно, неплохая идея. Вот так и завертелось. Я не раз думала, а как бы повернулась моя жизнь, если бы она тогда не подошла. Но это точно была бы совсем другая история. Я за это ей безмерно благодарна.

— Какая научная теория или эксперимент произвели на вас самое сильное впечатление или значительно повлияли на ваши научные взгляды/интересы?

— Эксперименты Стэнли Милгрэма [по подчинению авторитету], конечно. Это не то чтобы повлияло на мои научные интересы, но впечатление произвело сильное.

— Назовите, пожалуйста, три работы (книги, статьи — отечественные или зарубежные), которые вы считаете основополагающими в своей научной области.

— Сложный вопрос. Лучше назову работы, которые могу посоветовать прочитать всем, так как они написаны научно-популярным языком и действительны интересны: Питер Бергер и Томас Лукман. «Социальное конструирование реальности»; Ульрих Бек «Общество риска. На пути к другому модерну»; Saskia Sassen «The Global City: New York, London, Tokyo».

— Читаете ли вы (смотрите, слушаете) какие-либо научно-популярные ресурсы или издания. И если да, то какие?

— Да, я подписана на почтовую рассылку Naked Science. Периодически читаю материалы сайта ECONS.ONLINE, IQ.HSE.RU. Иногда захожу на Постнауку. Слушаю выступления TED и курсы на Arzamas. Какое-то время была подписана на Instagram NASA (благодаря коллеге Косте Фурсову).

А в целом в этой нише довольно пустынно, увы. Я стараюсь вносить свой скромный вклад, участвую в разных научно-популярных активностях и веду в качестве хобби свой образовательный телеграм-канал «Бережливые инвестиции», где среди прочего делюсь результатами коллег-социологов про сберегательное или кредитное поведение россиян, о желаемых зарплатах и так далее.

— Какой самый необычный формат представления результатов исследования (презентации, рассказа о нём) вы встречали?

— Уже несколько лет подряд на международном уровне проводится конкурс «Dance your PhD» («Станцуй свою диссертацию»), видео танцев потом выкладывается на YouTube. Не знаю, насколько это информативно, но по крайней мере, весело.

— Что бы вы сейчас посоветовали молодым людям, размышляющим о научной карьере в вашей области?

— Чтобы быть высококлассным социологом, нужно обладать довольно широким набором компетенций: быть способным как формулировать теоретические концепции, так и уметь анализировать данные, чтобы аргументированно объяснять наблюдаемую реальность. Поэтому я посоветовала бы изучать как можно больше иностранных языков: как минимум английский, немецкий и французский, чтобы читать классические работы в оригинале. А также осваивать языки программирования, чтобы уметь анализировать данные в R или с помощью Python.

 


 



Денис Щербаков,
академический руководитель образовательной
программы двух дипломов НИУ ВШЭ
и Университета Кёнхи «Экономика и политика в Азии»


— Какова область ваших научных интересов? 

— Сфера моих научных интересов связана, в первую очередь, с Японией, поскольку эта страна — предмет моей научной специализации уже многие годы. При этом тематика моих исследований не ограничивается только экономикой Японии или её отношениями с Россией. Я также занимаюсь научными сюжетами, связанными со всей Восточной Азией и трансформацией ее позиций в современной мировой экономике.

— На какой вопрос вы или ваша исследовательская группа ищете ответ прямо сейчас?

— Мы с коллегами активно продолжаем разрабатывать тему растущей Азии и её важности как для России, так и для мира в целом. Несколько лет назад вышла монография, посвященная роли Японии в Азиатско-Тихоокеанском регионе, при подготовке которой я был руководителем авторского коллектива. Также я продолжаю следить за развитием российско-японских торгово-экономических отношений и периодически пишу статьи и экспертные комментарии на эту тему.

Кроме того, мы с соавторами-специалистами по другим странам и регионам активно работаем над тематикой, посвящённой взаимоотношениям Японии с новыми центрами экономической и политической силы: в первую очередь, с Китаем и Латинской Америкой.

— Что лично вас привлекает в занятиях наукой?

— Мне нравится заниматься наукой именно в университете, поскольку здесь можно не только находить новые знания, но и сразу же делиться ими со студентами. То есть чувствуешь, что плоды твоей работы нужны именно здесь и сейчас. Это вдохновляет.

— Что мотивирует каждый день идти в лабораторию или архив, а что, наоборот, демотивирует к занятиям наукой?

— Самый большой научный демотиватор нашей действительности — это зачастую слепо скопированные с Запада количественные методы оценки научных заслуг, применяемые повсеместно: от Российской академии наук до университетов. Ведь качество не всегда можно измерить количеством. В погоне за желанием угодить западной наукометрике и базам научного цитирования мы зачастую забываем о развитии и продвижении собственных. Например, в Южной Корее статьи, индексируемые в национальных базах научного цитирования ценятся зачастую выше, чем статьи, индексируемые в WoS или Scopus.

Поэтому, конечно, угнетает тот факт, что действительно глубокие и важные статьи могут остаться никому не нужными, поскольку робот Айзек не посчитает их достойными внимания.

— Какая научная или научно-популярная книга (статья, энциклопедия и пр.) вдохновила вас на научную карьеру?

— Мне сложно сейчас выделить какую-то одну книгу, поскольку мой путь в науку был довольно долгим. Скорее, на мое желание заниматься Японией повлиял весь комплекс накопленных в научной, научно-популярной и художественной литературе знаний, в которые я был погружен со средней школы.

— Какая научная теория или эксперимент произвели на вас самое сильное впечатление или значительно повлияли на ваши научные взгляды/интересы?

— Зарубежное регионоведение находится на стыке мировой экономики, международных отношений, политологии, истории и культурологии, поэтому данный вопрос к моей области научных интересов применить сложно.

— Назовите, пожалуйста, три работы (книги, статьи — отечественные или зарубежные), которые вы считаете основополагающими в своей научной области.

— На этот вопрос ответить сложно, так как выдающихся японоведов в советской и российской науке много. Мне бы не хотелось обижать никого из них.

— Читаете ли вы (смотрите, слушаете) какие-либо научно-популярные ресурсы или издания. И если да, то какие?

— Среди российских научных изданий основополагающим и всеми уважаемым в моей области является журнал «Проблемы Дальнего Востока», который я регулярно читаю.

— Какой самый необычный формат представления результатов исследования (презентации, рассказа о нём) вы встречали? 

— На нашем факультете и, в частности, у нас на программе «Экономика и политика в Азии» недавно начала работать зарубежный постдок А.В. Кутелёва, которая предложила студентам представлять результаты научных проектов в форме poster presentations . Данный метод позволяет научить студентов выделять в полученных ими результатах только самое важное, поскольку пространство постера ограничено. Лично для меня это действительно новый и необычный формат подачи материалов, который я ранее не встречал.

— Что бы вы сейчас посоветовали молодым людям, размышляющим о научной карьере в вашей области?

— На встречах с моими студентами я постоянно повторяю знаменитую фразу Вениамина Каверина, применяя её в качестве девиза, с которым необходимо идти по жизни регионоведу: «Бороться и искать, найти и не сдаваться».

 


 


Леонид Григорьев,
ординарный профессор, научный руководитель
департамента мировой экономики факультета
мировой экономики и мировой политики
НИУ ВШЭ, академический руководитель образовательной
программы «Мировая экономика» НИУ ВШЭ


— Какова область ваших научных интересов? 

— Мировая экономика: от пандемии через рецессию к финансам, неравенству и к целям устойчивого развития

— На какой вопрос вы или ваша исследовательская группа ищете ответ прямо сейчас?

— Как будет меняться образ жизни населения стран мира после встряски пандемии и рецессии и постепенного восстановления после 2020 года, но по уровням развития стран и по крупным социальным группам, как минимум: богатый квинтиль, средние группы, бедные.

— Что лично вас привлекает в занятиях наукой? 

— Полная загрузка мозга и фан от постановки\решения задач и создания\разрушения ответов.

— Что мотивирует каждый день идти в лабораторию или архив, а что, наоборот, демотивирует к занятиям наукой?

— Мотивировать меня не надо — это моё нормальное состояние. А демотивируют бюрократические выдумки — вдруг опять что-то придумали!?

— Какая научная или научно-популярная книга (статья, энциклопедия и пр.) вдохновила вас на научную карьеру?

— Дело было давно — в школе — я поступал в 1963 году в МГУ с намерением заниматься Бразилией и США, что собственно и делаю по сей день с расширением, конечно, к России. По Бразилии помню хорошую книгу по истории и стране. По США тогда был период после Гагарина, соревнование в космосе и Джон Кеннеди, который всем очень нравился.

— Какая научная теория или эксперимент произвели на вас самое сильное впечатление или значительно повлияли на ваши научные взгляды/интересы?

— Если брать «советские времена», то сначала неизбежный Карл Маркс — только его и знали. Потом эконометрика и Лоуренс Кляйн — нобелевский лауреат 1980 года — я у него в WEFA в Филадельфии в 1979 году полгода стажировался. И большая группа теоретиков делового цикла XX века. А в цикле же колебания всего идут — очень развивает!

— Назовите, пожалуйста, три работы (книги, статьи — отечественные или зарубежные), которые вы считаете основополагающими в своей научной области.

— Трудно уже решить ретроспективно за такой долгий срок и в примерно пяти-шести областях, в которых у меня есть работы: Рональд Коуз «Природа фирмы», Уильям Росс Эшби «Введение в кибернетику» да Томас Кун «Структура научных революций».

— Читаете ли вы (смотрите, слушаете) какие-либо научно-популярные ресурсы или издания. И если да, то какие?

— На самом деле нет… Хотя нет, смотрю по ночам под работу (чтобы правое полушарие занять чем-то) старые детективы, мюзиклы и документальные фильмы со всего мира по истории, природе, архитектуре.

— Какой самый необычный формат представления результатов исследования (презентации, рассказа о нём) вы встречали?

— Мьюзикл «My Fair Lady»

— Что бы вы сейчас посоветовали молодым людям, размышляющим о научной карьере в вашей области?

— Кто «размышляет», тот уже опоздал... Нужна интересная задачка — в год пандемии и рецессии это не сложно найти! Ну а дальше покопаться в статистике — придумать что-нибудь до того, как чужие теории всё разъяснили и загнали тебя в колею. А тут уже обязательно почитать умных людей и посмотреть теории, насколько ваши догадки и соображения с ними расходятся. Вот так итерациями: прикинул — придумал — почитал! Глядь — и что-то вышло новое...
IQ

Автор текста: Салтанова Светлана Васильевна, 8 февраля