• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

«Большая пятёрка» предсказала тягу россиян к алкоголю

А вот наличие высшего образования сокращает потребление спиртного. Хотя и не так сильно, как думали раньше

ISTOCK

Сначала коротко

Проблема: Потребление алкоголя в России сокращается. Постепенно снижаются «алкогольная» смертность и преступность. Однако, по данным ВОЗ, наша страна всё равно остаётся в двадцатке самых пьющих.

Решение: Отношение человека к спиртному формирует не только внешняя среда. Ответственны за тягу к алкоголю и некогнитивные (психологические) навыки — черты характера и социально-эмоциональные особенности поведения. Однако их влияние изучено мало из-за чего недостаточно используется как инструмент антиалкогольной политики.

Теперь подробнее

В психологии воздействие особенностей личности на уровень потребления алкоголя обычно изучается на небольших выборках и без связи с социально-экономическими показателями, что в значительной степени снижает валидность получаемых данных. Ксения РожковаСергей Рощин и  Яна Рощина из НИУ ВШЭ провели исследование на данных массового опроса с учётом всех параметров. Учёные измерили вклад некогнитивных навыков в вероятность и объём потребления россиянами спиртных напитков и подтвердили роль личных качеств в «алкоголизации» населения. Кроме того, новые данные заставили переоценить значимость фактора образования, считающегося одним из главных в снижении чрезмерного потребления алкоголя. С препринтом работы можно ознакомиться на сайте НИУ ВШЭ.

О чём речь?

Основная цель исследования состояла в проверке влияние некогнитивных навыков, входящих в так называемую «Большую пятерку» (Big Five) черт личности. Этот термин впервые появился в 1981 году в работе американского психолога Льюиса Голдберга, а сегодня это одна из самых популярных моделей, на основе которой можно составить портрет личности.

«Большая пятерка» объединяет следующие характеристики:

 добросовестность/сознательность (conscientiousness). Включает такие характеристики, как упорство, аккуратность, трудолюбие, обязательность, стремление к порядку;

 экстраверсия (extraversion) — ориентация интересов и энергии человека на внешний мир, а не на субъективный опыт (общительность, энтузиазм, эмоциональная теплота, склонность к приключениям, активность);

 невротизм/нейротизм (neuroticism) — отражает эмоциональную стабильность или нестабильность (беспокойство, импульсивность, неуверенность, раздражительность, уязвимость к стрессам, враждебность);

 открытость опыту (openness) — подразумевает творческое начало (креативность, любознательность, хорошее воображение);

 согласность/доброжелательность (agreeableness) — способность идти на компромиссы и быть дружелюбным (сговорчивость, кооперация, альтруизм, доверие, скромность).

Как изучали?

Для работы были взяты результаты опроса RLMS-HSE 2016–2018 годов — социально-демографические показатели 5,3 тыс. жителей России в возрасте от 20 до 60 лет, информация об их некогнитивных навыках (ответы на 24 вопроса по категориям «Большой пятерки») и о потреблении алкоголя (вопросы о вероятности воздержания, предпочитаемых напитках, периодичности и объемах выпиваемого).

 

Данные анализировались с помощью различных эконометрических моделей. В качестве основных применялись пробит- и тобит-модели со случайными эффектами. 

Пробит — это модель бинарного выбора, позволяющая оценить вероятность события в зависимости от переменных. Тобит — модель, которую применяют, когда зависимая переменная имеет ограничения возможных значений. В данном случае переменная объёма алкоголя ограничена снизу — люди не могут пить меньше 0 литров. И если не учитывать это ограничение, оценки будут несостоятельны. Использование моделей со случайными эффектами позволяет учитывать различия между разными людьми в потреблении алкоголя.

Контроль осуществлялся по 19 индивидуальным и региональным характеристикам: от пола, возраста, этнической принадлежности, семейного положения и массы тела человека до доходов на душу населения, цен на спиртное и температуры воздуха в регионах.

Что получили?

Не связанной с «алкогольными» практиками оказалась только одна черта — доброжелательность или согласность. Степень влияния остальных отличается, в том числе для мужчин и женщин, но главный вывод однозначный: особенности личности определяют отношение к алкоголю — предсказывают вероятность и объем потребления.

Так, оказалось, что чем человек добросовестнее (упорнее, трудолюбивее, обязательнее), тем меньше он выпивает и больше шансов, что не начнёт. Тем более что добросовестность — это ещё и дальновидность. У таких людей лучше развиты самоконтроль, потребность в накоплении человеческого капитала (инвестиций в свое здоровье и образование), ориентация на здоровый образ жизни.

Увеличение сознательности на одно стандартное отклонение, подсчитали исследователи, повышает вероятность воздержания от алкоголя на 2,5 п.п. для мужчин и на 1,7 п.п. для женщин, а также снижает объем потребления на 38 п.п. и 28 п.п. соответственно.

В то же время, экстраверты пьют больше, а открытые новому опыту люди — меньше. В отличие от добросовестности эффект экстраверсии противоположный. Ориентация на внешний мир, жажда общения ведут к частым социальным контактам, а значит, к большей возможности выпить и меньшей вероятности отказаться от рюмки.

Увеличение экстраверсии на одно стандартное отклонение сокращает возможность воздержания на 2,1 п.п. для мужчин и на 2,7 п.п. для женщин и «наращивает» объём потребления на 27 п.п. и 24 п.п. соответственно.

У открытых новому опыту (креативных, любознательных, с хорошим воображением) зависимость обратная. Чем сильнее эта черта личности, тем меньше спиртного: на 7 п.п. — у мужчин. Для женщин связи не обнаружено, зато сильнее эффект нейротизма. Эмоциональная нестабильность, неуверенность, тревожность, уязвимость перед стрессами подталкивает к выпивке. Объём потребляемого алкоголя у мужчин с этой выраженной чертой прибавляет 7 п.п., тогда как у женщин почти в два раза выше — 13 п.п.

Истоки гендерного различия, вероятно, в разной мотивации к распитию алкоголя. «У мужчин он чаще ассоциируется с конформизмом и стремлением получить приятные ощущения, у женщин — с защитой от негативных эмоций. Кроме того, более высокий нейротизм связан с депрессивными эпизодами, которые чаще испытывают женщины, а алкоголь в этом случае может служить инструментом самолечения», — поясняют учёные.

 

Известно, что образование снижает потребление алкоголя. Исследование НИУ ВШЭ такую связь подтвердило: наличие высшего образования сокращает объём выпитого в месяц на 50 п.п. (мужчины) и 31 п.п. (женщины), среднего специального — на 37 п.п. и 21 п.п. соответственно. Однако это всё без учёта некогнитивных навыков.

Когда в анализ включили «Большую пятёрку», те же цифры заметно уменьшились. Для выпускников вузов — почти вдвое — до 26 п.п. у мужчины и 16 п.п. у женщины. А для выпускников колледжей — до 24,8 п.п. и 11,6 п.п.

«Без изучения личностных черт влияние образования на поведение, связанное с алкоголем, переоценивается, — заключают учёные. — Университеты и колледжи дают новую социальную среду, но качества личности, связанные с ограничением потребления алкоголя (например, добросовестность, экстраверсия, нейротизм), к студенчеству уже формируются. Исследования близнецов показывают, что 30–50% самооценочных личностных черт наследуются, причем экстраверсия и нейротизм — наиболее наследуемые категории “Большой пятёрки”, а сознательность в основном представляет собой итог первичной социализации».

Для чего это нужно?

На сокращение потребления алкоголя в России работает государственная политика. Оценки некогнитивных навыков могут помочь ей практически, а пересмотр исследователями эффекта образования ставит важный вопрос. Концентрироваться на профилактической работе со студентами — не поздно ли? Если личностные черты, провоцирующие склонность к чрезмерному потреблению спиртного, к этому времени уже сложились, то и действовать нужно раньше — развивать психологические особенности, в первую очередь сознательность, ещё в школе.
IQ
 

 

Авторы исследования:
Ксения Рожкова, младший научный сотрудник Лаборатории исследований рынка труда (ЛИРТ) факультета экономических науки НИУ ВШЭ
Сергей Рощин, доцент факультета экономических наук, заведующий Лабораторией исследований рынка труда (ЛИРТ) НИУ ВШЭ
Яна Рощина, доцент факультета социальных наук, старший научный сотрудник Лаборатории исследований экономической социологии, ведущий научный сотрудник Центра лонгитюдных исследований НИУ ВШЭ
Автор текста: Салтанова Светлана Васильевна, 2 марта