• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Кооперкуренция

Как люди преодолевают трагедию общих ресурсов

ISTOCK

Экономика напоминает хаос, которым государства и межгосударственные органы пытаются управлять. Однако на деле это очень сложная система и всякие попытки её регулирования сверху обычно заканчиваются провалом. Решением проблемы могут стать малые локальные сообщества. Именно они позволяют разумно перераспределять ресурсы без введения централизованных административных органов. А как именно — объясняет доцент факультета экономических наук и старший научный сотрудник Международного центра анализа и выбора решений НИУ ВШЭ Генрих Пеникас в шестнадцатом выпуске рубрики «Экономист на диване».



Генрих Пеникас,
доцент факультета экономических наук,
старший научный сотрудник
Международной научно-учебной лаборатории
анализа и выбора решений НИУ ВШЭ


«Сложность и хаос — это не одно и то же», произнесла в своей нобелевской речи Элинор Остром. В 2009 году она стала первой женщиной, получившей Нобелевскую премию по экономике. 

Профессор Остром начала свои исследования ещё в 1970-х с утверждения, что рынки — это плохо. Ведь если вспомнить, то как раз в 1970-е произошёл острый нефтяной кризис. Тогда рыночные цены на нефть выросли в четыре раза, что негативно сказалось на транспортной индустрии во всём мире. Не в последнюю очередь из-за этого мы сегодня редко видим на наших дорогах машины с 12-цилиндровыми двигателями, и гораздо чаще — с 4-мя цилиндрами. Ведь первые требуют гораздо больше бензина, чем вторые. А после роста цен надо было экономить!

Впрочем, в своей гипотезе Остром была не одинока. С 1950-х в экономической теории обсуждали так называемую «трагедию общин». Так называли ситуации, когда рынок тоже плох. Представьте себе пастбище. Если не ограничивать выпас скота, то животные быстро всё съедят. Ничего не достанется ни другим стадам, ни этому же пастуху и стаду через год. Аналогично с выловом рыбы и вырубкой лесов. Учёные утверждали, что рынок — это хаос. Его нужно регулировать! Поэтому стали появляться централизованные регулирующие структуры, в том числе и международные.

Элинор Остром задалась вопросом, а так ли это в жизни? Она посмотрела много реальных ситуаций в городах и сёлах, где должна была возникать «трагедия общин». И её вывод оказался парадоксально приятен для людей! Они не будут бездумно пасти скот на всём пастбище, пока другой не привёл своё стадо. Люди не будут вылавливать всю рыбы или вырубать весь лес — они умеют думать наперёд, пусть и не строго — «на формулах». 

Выяснилось, что обычно люди понимают, жизнь — «это то, что мы взяли в долг у наших внуков», как говорили индейцы. Поэтому они всегда думают о следующих поколениях, чтобы им было, где пасти скот, что ловить и рубить. Дабы внукам достались не голые пастбища и пустые водоёмы, люди самоорганизовываются. Они умеют договариваться с соседями, где и когда можно пасти скот; совместно устанавливают размеры ячеек в рыболовной сети, чтобы мальки выплывали, а рыба оставалась.

Отсюда главный вывод Остром — важны не огромные централизованные (особенно международные) организации, а малые (местные) сообщества. И таки да, рынок может быть не всегда хорош. Но это не хаос, это просто сложная структура. Поэтому полное централизованное регулирование рынка — тоже не решение. Не нужно ещё больше усложнять сложную структуру. Но и не нужно пытаться её упростить до чего-то легко управляемого. Это заведомо приведёт к краху. Нужна «золотая середина» — небольшое участие малой группы людей. Это необходимо и достаточно. Сегодня такие явления называют коллаборацией, или иногда «coopetition» — смесь кооперации (COOPEration) и конкуренции (compeTITION).

Если вам интересно развитие данных идей сегодня, то рекомендую прочитать работу Виктора Мееровича Полтеровича.
IQ

 

Автор текста: Пеникас Генрих Иозович, 17 мая