• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Педагоги серой зоны

Как повысить качество услуг репетиторов

ISTOCK

Сейчас, когда в школах идут последние экзамены, становится ясно, как работали в течение года не только учителя и ученики, но и репетиторы. Многие из них специализируются на подготовке к ОГЭ и ЕГЭ, но нередко берутся и просто подтянуть успеваемость. В мире репетиторство существует в симбиозе со школой. Охват учащихся варьируется от примерно 30% в России, Канаде и Чехии — до более чем 70% в Китае и Южной Корее. При этом качество услуг репетиторов контролируется редко. Как регулировать этот рынок и защищать интересы семей школьников, IQ.HSE разбирается по докладу Анастасии Гетман на XXII Апрельской международной научной конференции, организованной совместно НИУ ВШЭ и Сбером.

Тень образования

«С младших классов учимся с репетитором, — говорит бабушка 12-летнего школьника Галина П. — Программу осваиваем нелегко, но учитель не готов подолгу разжёвывать материал». Мать семиклассницы Алёна К. говорит: «Я после работы не в состоянии с ней [с дочерью] заниматься. Ну и уже многое забыла по предметам. Так что тратимся на частные уроки».

Часто учебные материалы включают лишь минимум — и детям приходится добирать знания. Или ситуация обратная: материал сложный, в учебнике изложен неудачно, тогда тоже приходится его разбирать с педагогом-частником. Репетиторы заполняют те лакуны, которые оставляет школа.

Отец старшеклассника Александр Р. замечает: «В прежней школе учительница прямо сказала, что, кто надеется на пять, надо заниматься с репетитором. Сейчас сменили школу на более качественную — нагрузка стала огромная, но и преподают на уровне, хорошо готовят к ЕГЭ».

К старшим классам с репетитором занимаются уже очень многие. Слишком высоки ставки: на кону — поступление в вуз, возможности социального лифта, заманчивые перспективы для тех, кто закончил престижный университет. Так что родители по полной вкладываются в занятия детей у репетиторов или на подготовительных курсах. «Конкуренция сильная, и надо повышать шансы для ребенка», — подчёркивает мать выпускницы школы Элина Ш. «Школьное образование — с пробелами, и если хочешь поступить, приходится активно грызть науку за пределами школы», — говорит мать 11-классника Светлана И.

В целом, как показали исследовательские интервью с семьями учеников, причин для обращения к репетиторам немало. В каждом третьем случае (36%) школьник, по мнению родителей, нуждается в индивидуальном подходе. Большие классы, стандартное обучение — для него просто не вариант. 20% родителей недовольны школьной программой и ищут спасения у частников. 7% разочарованы в учителях. Но почти в половине случаев (48%) репетиторы оказываются востребованы потому, что детям нужны расширение и углубление знаний (за пределами программы). В этом случае дополнительные занятия не заменяют, а дополняют школу.

Услугами репетиторов в России пользуются, по разным оценкам, от примерно трети до более чем 40% учащихся. Точно подсчитать эти цифры проблематично: рынок во многом остаётся в тени.

В то же время, репетиторов сложно назвать «монополистами» в подтягивании знаний. Часто ученики стараются улучшить свои навыки самостоятельно (например, с помощью электронных ресурсов, коих предостаточно). В одном из исследований получился такой расклад: для поступления в вуз школьники прежде всего занимаются сами (45% ответов) или с репетиторами (44%). Дальше идут занятия на подготовительных курсах при вузе (около 35%).

В международной тени

При всем буме репетиторства в России, среди рекордсменов теневого образования совсем другие страны. В последние годы с ростом образовательной конкуренции репетиторство в мире интенсифицировалось. Некоторые исследователи даже говорят об эпидемии теневого образования, причём в глобальных масштабах. В некоторых странах — например, в Китае — репетиторство по масштабам даже стало превосходить основную систему образования.

В связи с пандемией многие частные уроки во многом перешли «в цифру» (по скайпу, зуму и пр.), «дистанцировались». На рынок хлынули мошенники, обещавшие за два месяца подготовить к экзаменам (нередко это были люди, потерявшие работу в другой сфере и решившие кормиться за счёт индивидуальных занятий).

Но, несмотря ни на что, репетиторство остается востребованным. В Канаде частные уроки посещают 35% учащихся, в Чехии — 37%, в Германии — 47%, в Бразилии — 52%.

Впрочем, и это не рекорд. В Японии охват репетиторством —от 47 до 60%, в Австралии —до 65%. И самые высокие доли в КНР — более 70%, и в Республике Корея — до 80%. Где-то (например, в Китае) такие гигантские цифры больше связаны с жёсткой конкуренцией за места в престижных вузах, а где-то (например, в Австралии) — действует важный социальный посыл: подтянуть отстающих, дать им шанс преуспеть.

Чем объясняется бум частного преподавания в мире? Причин несколько. «Первое — многие семьи не жалеют вложений в дополнительное образование своих детей в надежде обеспечить им перспективное будущее, — говорит Анастасия Гетман. — Второе — недовольство официальной системой образования, потребность в дополнительных знаниях. Третье — подготовка к экзаменам с высокими ставками, от которых зависят дальнейшая образовательная и трудовая траектории. У Марка Брея даже фигурировала в исследованиях причина — peer effect , или эффект сообучения. Подростки смотрят на сверстников, которые занимаются с репетиторами, и сами тоже начинают заниматься».

Дорогая лотерея

Рынок репетиторства в России, как и во многих других странах, по большей части теневой. Провайдеры услуг часто даже не называют себя репетиторами. К тому же педагоги могут совмещать частное преподавание с основной работой, предпочитая при этом оставаться в тени. Так что, с учётом множества вариантов игроков, любые оценки объёма рынка могут быть лишь приблизительными. Некоторые исследователи называют цифру 30 млрд рублей.

Семьям школьников частные занятия обходятся дорого, а гарантий их качества — никаких. Репетиторство имеет низкий порог входа: частным преподавателем в России может быть практически любой, кто предлагает свои услуги по той или иной дисциплине.

Лицензирования и сертификации репетиторских услуг нет. И роль гаранта качества отчасти берут на себя полученные репетитором регалии и метод «сарафанного радио». Но это, скорее, обещания, и к тому же условные. А вот траты на репетиторов — вполне реальные.

«Когда старший внук учился в 11-м классе и ему наняли репетиторов, мы на многом экономили, — вспоминает Галина П. — Но не скажу, что педагоги были прямо супер. Денег на таких у нас не было. Ну, решили, и эти вроде ничего». Мать выпускника школы Светлана И. говорит, что пришлось сменить двух репетиторов, поскольку «один был неопытным, сын нашёл его случайно, на сайте», а другой педагог занимался «с массой детей сразу, и ему важнее были деньги, чем результаты». Остановились на третьем преподавателе, которого рекомендовали знакомые. «На него шла львиная доля моего заработка, — замечает респондентка. — По сути, это дорогая лотерея. Но никто не обещает, что занятия дадут результат».

Поиск педагогов через знакомых и родственников — самый популярный, на втором месте — рекомендации школьных учителей и преподавателей вуза, в который собирается поступать ребёнок. В последние годы актуализировался поиск частных педагогов через специальные сайты — но это, скорее, для младшей и средней школы. Для старшеклассников нужны «проверенные» варианты, опытные педагоги.

Преподаватель вуза Павел Ш. рассказывает: «Массово не репетирую, у меня бывают один-два ученика в год, больше не беру. Нет времени. И надо понимать, что это всё-таки ответственность — хорошо подготовить к экзаменам».

«Ко мне иногда обращаются, и я подтягиваю школьников, — говорит учительница Дарья П. — Но это от случая к случаю, не регулярно. Серьёзное репетиторство требует экспертных знаний».

Эффект репетиторства

Для семей траты на частные уроки — весьма существенные. И теневое образование усиливает социальное неравенство — оплачивать индивидуальные занятия могут далеко не все, только относительно обеспеченные семьи, и они же получают наибольший эффект от занятий.

Однако в целом, по мнению экспертов, чудес ждать не стоит: КПД внешкольных занятий невысок даже для сильных учеников. Речь идёт о повышении результата ЕГЭ на считанные баллы.

Специалисты отмечают, что гораздо продуктивнее — просто добросовестно учиться. Баллы ЕГЭ, по сути, зарабатываются весьма заблаговременно — регулярной хорошей учёбой. Так, например, высокие оценки за 10-й класс школы позволяют надеяться на успех на экзаменах. «Все, кто учился как следует, в итоге поступили, и многие на бюджет, — говорит отец первокурсника Андрей Т. — Спросил сына, сдал бы он математику без подготовки с репетитором? Говорит, вполне. Но это можно оценить уже после сдачи экзаменов».

Любопытно, что, по данным исследований, главная цель частных уроков — получить более глубокие знания, чем в школьной программе (31% ответов). Для повышения успеваемости занимаются 21% учеников. И лишь 18% прямо говорят о задаче подготовиться к ЕГЭ.

Даже если это социально ожидаемые ответы, между заявленными целями сложно провести чёткие границы. Ясно, что более глубокие знания позволяют лучше сдавать экзамены, а улучшение успеваемости по русскому языку или математике в выпускном классе поможет повысить баллы ЕГЭ.

Диапазон ограничений

Из-за бума репетиторских услуг правительства многих стран стали задумываться о значимости государственного регулирования этого сектора. Причины обеспокоенности могут быть разными: недополученный доход от уплаты налогов, недостаточное качество услуг репетиторов, нежелание пускать образовательную деятельность на волю случая.

Аспирант Института образования НИУ ВШЭ Анастасия Гетманизучила международный опыт государственного регулирования в этой сфере и успешные российские практики. В своём исследовании она применила классификацию образовательной политики, предложенную специалистом по сравнительному образованию Марком Бреем, который выделил шесть типов правительственных подходов к регулированию репетиторства (см. Таблицу 1). Они варьируются от жёсткого контроля до поддержки и субсидирования.

Таблица 1. Государственные подходы к  регулированию частных занятий

Подход

Действия

Невмешательство

Политики игнорируют систему негосударственного сектора дополнительного образования

Мониторинг

Данные о явлении собираются и оцениваются, но меры не принимаются

Регулирование и контроль

На деятельность накладываются определенные ограничения (в плате за услуги, круге лиц, которые могут давать уроки)

Финансовая помощь

Налоговые льготы, субсидии

Смешанный подход

Продвижение только некоторых видов репетиторства и ограничение других, комбинирование методов регулирования

Запрет

Разрешена лишь бесплатная помощь некоторым категориям

Источник: статья А.В. Гетман.

Анастасия Гетман приводит примеры стран, которые придерживаются той или иной политики в отношении репетиторства. Например, в Чехии и Канаде — отношение к частным педагогам снисходительное. В Китае и Японии, напротив, применяют рестриктивный подход.

Таблица 2. Типы и способы государственного регулирования рынка репетиторства по странам.

Страна

Тип государственного регулирования

Инструменты регулирования

Чехия

Невмешательство

Налоговая политика в отношении репетиторов проводится, но жёсткого контроля нет

Канада

Невмешательство

Отсутствуют

Бразилия

Невмешательство

Отсутствуют

Австралия

Смешанный подход

Мониторинг, финансирование

Китай

Регулирование и контроль

Лицензирование, сертификация, ограниченный круг людей, которые могут заниматься репетиторством

Япония

Регулирование и контроль

Сертификация, встраивание репетиторских центров в систему общего образования, лимиты времени занятий

Германия

Регулирование и контроль

Налоговая политика

Россия

Регулирование и контроль

Налоговая политика, самозанятость

Южная Корея

Запрет; регулирование и контроль

Ограничение круга людей, которые могут заниматься репетиторством, лимиты времени занятий

Источник: статья А.В.Гетман.

Паттерны невмешательства

В Чехии распространены и частные преподаватели, и подготовительные курсы. К услугам частников прибегают свыше трети учащихся, особенно при подготовке к экзаменам. Но на фоне такой распространённости явления механизмы регулирования рынка, как ни странно, не развиты. Кроме законов и норм, применимых к любому другому бизнесу, частное репетиторство не подпадает под какое-либо конкретное правовое регулирование.

В Канаде также действует политика невмешательства. Рынок репетиторов представлен частными преподавателями, обучающими на дому, и корпоративными франшизами, которые имеют четкие и узнаваемые учебные планы, инструкции и пр. Несмотря на развитость, сектор теневого образования в Канаде слабо влияет на образовательную политику и социальную стратификацию. Дело в том, что в Канаде нет экзаменов «с высокими ставками», а значит, и образовательная конкуренция среди учащихся низка. Поэтому правительство Канады смотрит на ситуацию с дистанции.

В Бразилии — похожая ситуация. При этом сектор преимущественно теневой. Репетиторы не спешат легализоваться: в стране очень высокая налоговая нагрузка, а процесс регистрации и ведения бизнеса бюрократизирован. Так что о легализации задумываются лишь участники рынка с большим оборотом.

В целом стратегии невмешательства придерживаются страны, в которых репетиторство, хотя и распространено, но мало влияет на образовательную политику в целом.

Паттерн поддержки

В Австралии частные занятия посещают до двух третей учащихся, однако законодательной базы для репетиторства нет. Заменой служит Национальный кодекс поведения репетиторов, разработанный Australian Tutoring Association (АТА). Эта профессиональная ассоциация старается повысить стандарты частного преподавания в стране, но нужно учесть, что созданные ею документы носят лишь рекомендательный характер.

Любопытно, что при отсутствии правовой базы для репетиторства правительство Австралии финансирует этот сектор, особенно в социально значимых проектах. Например, «Система помощи репетиторам для коренных народов» (ITAS) даёт возможность целевой аудитории индивидуально изучать ряд академических предметов на разных уровнях. Другой пример — программа «Even Start» для детей, которые не достигли национальных стандартов тестирования. Им давали ваучеры на сумму 700 долларов США для изучения родного языка и математики в небольших группах.

Ясно, что финансовая поддержка репетиторства характерна для стран, где вовлечение учеников в дополнительное образование служит важной частью образовательной стратегии. Тем самым и успехи школьников растут, и образование становится доступнее.

Ограничения и контроль

В странах Азии политика в отношении репетиторства более жёсткая, поскольку оно не просто очень распространено, но ещё и весьма влиятельно, и может даже превалировать над государственным образованием. Впрочем, «учёт и контроль» соседствует с государственно-частным партнёрством и попытками интеграции дополнительного образования в основное.

В Китае родители стремятся вовлечь детей в дополнительные занятия с раннего возраста. Конкуренция на всех уровнях образования очень высока, и от того, насколько престижен выбранный вуз, зависит дальнейшая карьера молодого человека. В целом с частными педагогами занимаются свыше 70% учащихся.

В этой ситуации сложно не обратить внимания на рынок. Его пытаются контролировать с помощью лицензирования. Но из-за высоких требований к лицензии многие учреждения работают без неё. В Китае также ограничен круг лиц, которые могут заниматься репетиторством. Так, частные занятия школьных учителей со своими же учащимися караются штрафом и могут стать причиной увольнения.

В Японии популярны частные коммерческие школы juku и yobiko, предлагающие обучение в группах по академическим и неакадемическим дисциплинам, а также школы hoshu, которые готовят школьников к экзаменам. Плюс к этому — широко распространены индивидуальные занятия.

Принимая во внимание влиятельность сектора репетиторства, власти задумались о форматах государственно-частного партнёрства и после образовательной реформы в 2006 году приняли решение институционализировать теневое образование. Некоторые региональные органы власти заключили контракт с juku на проведение уроков непрерывного обучения для местных сообществ и предоставили им право саморегулирования.

При этом властями контролируется уровень услуг: для успешной работы juku рекомендуется получить сертификат качества. Кроме того, есть временны́е ограничения: нельзя обучать школьников после 19:00.

В Южной Корее на рынке представлены индивидуальные занятия и «школы зубрежки» (cram schools) Hagwons. В эти школы ученики приходят для подготовки к экзаменам. Государство ограничивает стоимость услуг и время работы этих школ. Это позволяет снизить нагрузку на корейских школьников, которые проводят в «школах зубрежки» очень много времени. И самое главное —  школьным учителям в Южной Корее запрещено заниматься репетиторством.

Таким образом, контролирующую функцию берут на себя те государства, где сектор репетиторства лидирует в досуге учащихся и даже может быть приоритетнее официальных образовательных институтов. При этом важен не контроль как таковой, но и установление стандартов качества репетиторских услуг, лицензирование и сертификация.

Льготные налоги

В отличие от тех стран, где меры регулирования затрагивают репетиторские организации, в Германии и России в фокусе внимания оказываются репетиторы как индивидуальные предприниматели. В приоритете — вывод частных преподавателей из серой зоны и налогообложение.

В Германии размер налогов для репетиторов зависит от суммы дохода (их следует уплачивать, если годовой доход составляет более 8 354 евро). Причём при превышении этой суммы репетиторам рекомендуют создать свою компанию и пройти лицензирование.

В целом в немецком законодательстве акцент сделан на регулярности оказания услуг. Если частные уроки служат постоянным источником дохода, то преподавателю следует выбрать один из возможных форматов регистрации своей деятельности. Самый популярный из них — «мини-работа» (Minijob), со статусом трудовых отношений.

А в России по закону репетитор должен регистрироваться как индивидуальный предприниматель (статья 23 Гражданского кодекса РФ). Он должен отчислять взносы в Пенсионный фонд России и Фонд обязательного медицинского страхования, а также оплачивать налоги.

Незаконное ведение репетиторской деятельности карается штрафом. Чтобы снизить эти риски, государство предложило попытку вывода репетиторов из серой зоны путем налоговых каникул (пункт 70 статьи 217 Налогового кодекса РФ). Эта инициатива, стартовавшая в 2017 году, давала освобождение от уплаты НДФЛ в течение трёх лет репетиторам, вставшим на учёт в налоговые органы. Но мера не оправдала ожидания. По данным налоговиков, каникулами воспользовались лишь 2 149 человек по всей стране. Это заставило государство искать другие решения для легализации репетиторства.

Привлекательная самозанятость

В 2019 году в России в качестве эксперимента был введён специальный налоговый режим для самозанятых — появился налог на профессиональный доход (НПД). По закону № 422-ФЗ, в рамках этого режима могут работать граждане, оказывающие услуги без найма работников, с доходом не более 2,4 млн рублей ежегодно (режим будет действовать до 2028 года без изменения первоначальных условий налогообложения).

Ставка налога на доход для граждан этой категории — льготная. Она составляет 4% при работе с физическими лицами и 6% — при работе с юридическими лицами (раньше размер налога мог достигать 13% при работе в качестве индивидуального предпринимателя).

Изначально НПД запускался в четырёх пилотных регионах: Москве, Московской области, Калужской области, республике Татарстан. Но интерес к программе проявили и многие другие субъекты Федерации. С июля 2020 года она распространилась на все регионы.

Эксперимент оказался удачным. По состоянию на май 2020 года, число тех, кто оформил статус самозанятых, превысило 650 тысяч. А в марте этого года число зарегистрированных самозанятых достигло 2 млн.

Успех программы можно объяснить тем, что она предложила удобный выход из тени и ведение предпринимательской деятельности на понятных и приемлемых условиях — при льготном налогообложении и без лишней бюрократии.

Для постановки на налоговый учёт самозанятому достаточно зарегистрироваться через специальное мобильное приложение (посещать налоговую инстанцию не обязательно). Налоговая отчётность также упрощена.

Чтобы стимулировать переход на новый режим самозанятым также предложили налоговый вычет (10 000 рублей) за первый год работы. Все эти решения убедили заметную часть игроков рынка выйти из тени в правовое поле.

Пользователям нужны гарантии

Несмотря на успех российской налоговой политики в отношении репетиторства, многие другие аспекты регулирования сектора так и не затронуты. Прежде всего — лицензирование и сертификация частного преподавания. Репетитор должен хорошо знать предмет, который он собирается преподавать, но стандартов качества услуги пока не существует. Так что спрогнозировать эффект обучения у такого педагога по-прежнему сложно.

Нужно также обозначить правовой статус репетитора. Это поможет юридически закрепить его обязанности и одновременно защитить его права. Но главное, чтобы семьи школьников тратили деньги не зря, и частные уроки приносили бы пользу, и не только в баллах экзаменов, но и в развитии мышления школьников и абитуриентов. Например, учили бы применять знания в практических ситуациях из жизни, а также прививали желание глубже изучать самые разные дисциплины.
IQ

Автор текста: Соболевская Ольга Вадимовна, 23 июня