• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
vision

Учёные оценили энергетическое неравенство стран Евразийского экономического союза

В России самая низкая энергоэффективность. Армения — лидер в развитии возобновляемой энергетики

ISTOCK

Сначала коротко

Ситуация: К 2030 году страны-члены ООН обязались достичь 17 целей в области устойчивого развития (ЦУР), направленных на сбережение ресурсов планеты и рост благосостояния. Одна из них — под номером семь (ЦУР-7) — предполагает «обеспечение всеобщего доступа к недорогим, надёжным, устойчивым и современным источникам энергии для всех».

На деле: Пока формулировка «для всех» только в планах. В реальности существует так называемое энергетическое неравенство — дисбаланс в использовании энергии внутри стран и неравномерное распределение её мирового потребления, когда одни государства и регионы по энергозатратам (из расчёта на душу населения) существенно превосходят другие.

Теперь подробнее

Объём потребления энергии зависит от разных параметров: ВВП, численности населения, диспропорций в доходах и проч. Через все эти показатели можно измерить энергетическое неравенство как в пределах отдельной страны, так и между их группами — в масштабе регионов. Исследователи из НИУ ВШЭ и Университета Генуи Лилиана Проскурякова, Алена Стародубцева и Винченцо Бьянко обратили внимание на территорию Евразийского экономического союза (ЕАЭС), объединяющего пять государств — Армению, Беларусь, Казахстан, Кыргызстан и Россию. В совокупности это один из крупнейших энергетических рынков в мире, однако тема неравенства в региональном объединении до сих пор оставалось фактически неизученной. Совместная работа учёных из РФ и Италии этот пробел восполнила. Результаты исследования опубликованы в журнале Renewable and Sustainable Energy Reviews.

О чём речь

Пространство ЕАЭС — одно из самых энергетически «заряженных» на планете. К 2025 году участники Союза планируют создать общий энергетический рынок, который будет в ряду крупнейших в мире с долей 14,6% мировой добычи нефти и 17,3% добычи природного газа.

При этом внутри ЕАЭС по потреблению энергоресурсов равны не все. Авторы работы выделили две группы стран. В первую входят Россия и Казахстан, они обладают значительными запасами ископаемых видов топлива, генерируя 85% от общего объема энергоресурсов Союза. Во вторую — Беларусь, Кыргызстан и Армения, где ископаемого топлива недостаточно, однако быстрее развивается возобновляемая энергетика (особенно в Армении).

К концу 2017 года доля возобновляемых источников энергии в энергетическом балансе Армении достигла 32,5%. В планах увеличить её до 70%. В других странах ЕАЭС она составляет 6% и менее.

Переход к использованию возобновляемых источников энергии — одна из пяти задач ЦУР-7. Ещё одна — удвоить к 2030 году глобальный показатель энергоэффективности, то есть использовать меньший объём энергии для функционирования экономики. Здесь страны тоже различаются.

Энергоемкость ВВП самая низкая в Беларуси — 0,17 тут (тонн условного топлива) на $1000 в ценах 2010 года, средняя в Казахстане (0,21) и самая высокая в России (0,32). Для сравнения, энергоемкость ВВП Германии — 0,10.

В целом из пяти задач ЦУР-7 абсолютно все члены ЕАЭС решили лишь одну — обеспечение всеобщего доступа к электроэнергии: за последние 10 лет его получили 100% населения. Хотя проблема остается. В России, например, в части обеспечения энергоснабжения на удаленных и изолированных территориях.

Задачи ЦУР-7 к 2030 году

 Обеспечить всеобщий доступ к недорогому, надёжному и современному энергоснабжению.

 Значительно увеличить долю энергии из возобновляемых источников в мировом энергетическом балансе.

 Удвоить глобальный показатель повышения энергоэффективности.

 Активизировать международное сотрудничество в целях облегчения доступа к исследованиям и технологиям в области экологически чистой энергетики, включая возобновляемую энергетику, повышение энергоэффективности и передовые и более чистые технологии использования ископаемого топлива, и поощрять инвестиции в энергетическую инфраструктуру и технологии экологически чистой энергетики.

 Расширить инфраструктуру и модернизировать технологии для современного и устойчивого энергоснабжения в развивающихся странах, в частности в наименее развитых странах, малых островных развивающихся государствах и развивающихся странах, не имеющих выхода к морю, с учётом их соответствующих программ поддержки.

Таким образом, к достижению ЦУР-7 идут все страны, но каждая в меру своих сил. Остается понять, что определяет это движение.

Как изучали?

Работа построена на данных 2000–2017 годов с использованием нескольких методов. Во-первых, проанализированы научные исследования по энергетике ЕАЭС. Выяснилось, что в базах ScienceDirect и Web of Science их немного — не более 20.

Во-вторых, рассмотрены документы, связанные с целями устойчивого развития в ЕАЭС как на уровне Союза, так и входящих в него государств: программы, декларации, пресс-релизы, официальные доклады. Информация из политических заявлений была дополнительно проверена данными международной и национальной статистики.

В-третьих, применялись математические методы анализа. Измерить уровень энергетического неравенства помогли два из них, подходящие для понимания тенденций в сфере потребления энергии: декомпозиция факторов энергопотребления посредством расчёта логарифмического среднего индекса Дивизиа (LMDI) и оценка неравенства с использованием индекса Тейла.

Благодаря декомпозиционному анализу удалось получить «идеальное разложение энергопотребления», то есть понять вклад каждого фактора и каждой страны в тренды потребления в регионе ЕАЭС.

Индекс Тейла, рассчитанный с учётом ежегодного энергопотребления, переменных ВВП, численности населения и т.д., дал оценки энергетического неравенства по двум компонентам: «внутри» (степень неравенства по внутренним для страны причинам) и «между» (вклад в неравенство региона, в котором находится страна).

Что получили?

Потребление электроэнергии в ЕАЭС с 2000 по 2017 год увеличилось на 153% при совокупном годовом темпе роста 5,3%. Согласно выводам исследования, этому способствовало три фактора:

 экономическая активность — объясняет энергопотребление в результате роста ВВП в регионе;

 структурный эффект, то есть воздействие, которое экономическая деятельность отдельной страны оказывает на весь регион;

 интенсивность — учитывает влияние изменений энергоёмкости государств-членов ЕАЭС на потребление энергии в каждом из них и в регионе в целом.

На уровне Союза наиболее актуальной была экономическая активность, её рост в 2000–2017 годах дал 67% роста энергопотребления. На втором месте интенсивность — 32%. Оставшееся приходится на структурный эффект.

Причина меньшего вклада структурного фактора в том, что весь регион в значительной степени находится под очевидным и затяжным влиянием одной страны — России.

С другой стороны, во всех государствах кроме РФ структурная составляющая имеет положительное значение. «Из этого следует, что относительный экономический вес Армении, Беларуси, Казахстана и Кыргызстана по сравнению с Россией вырос и определил прирост потребления энергии», — комментируют учёные.

Увеличением энергоемкости объясняется рост энергопотребления в Казахстане и России, в последнем случае — на 38%. Стимулов повышать энергоэффективность экономики у этих стран, богатых ископаемым топливом, меньше.

 

В Армении и Беларуси процесс обратный: интенсивность снижается, что, возможно, связано с сокращением потребления ископаемых источников и более динамичным развитием «зелёной» энергетики. Кыргызстан идёт по пути общему для развивающихся стран, уделяя внимание экономическому росту в ущерб рациональному использованию энергии.

В масштабе ЕАЭС энергоемкость заметно подталкивала рост потребления электроэнергии в 2006–2011 годах. Затем положительное воздействие чередовалось с отрицательным в зависимости от ситуации в России: в РФ энергии расходовалось существенно больше, что негативно отражалось на всем регионе.

Компонент экономической активности (рост ВВП) положительно влиял на энергопотребление, за исключением 2008–2009 и 2014–2015 годов. «В эти периоды в некоторых странах, включая Россию, наблюдалось снижение ВВП, что уменьшило потребление энергии», — поясняют исследователи.

«ВВП и энергопотребление в государствах ЕАЭС взаимосвязаны. Это согласуется с литературой по развивающимся странам», — заключают они. Однако для обеспечения будущей энергоустойчивости в регионе требуется совсем иное.

Необходимо отделить энергопотребление от экономического роста. Способствовать этому должно увеличение доли возобновляемой энергетики.

Кроме ВВП глубина энергетического неравенства может зависеть от других факторов: численности населения, распределения доходов, уровня жизни и проч. Их значимость была проверена через индекс Тейла и оказалась небольшой: индекс постоянно снижался и после 2008 года закрепился на низких позициях.

Индекс также «разложили» между двумя группами стран (энергетически богатыми и энергетически бедными) и внутри этих групп. Сначала, до 2008 года, большая часть неравенства формировалась из-за различий между группами. «Богатые могли извлечь выгоду из своего доминирующего положения на международных энергетических рынках, и это объясняет более высокий уровень неравенства по сравнению с бедными, которым потребовалось некоторое время, чтобы достичь сопоставимого уровня», — отмечают исследователи.

Затем ситуация изменилась: «В 2008–2017 годах произошло сокращение неравенства, и вклад внутри групп возобладал: экономический рост выровнял уровень жизни в регионе за счёт уменьшения разницы между странами».

Для чего это нужно?

Результаты работы помогают не только оценить энергетическое неравенство, что само по себе ценно, поскольку на примере ЕАЭС сделано впервые, но и определить действия по его сокращению. На уровне Евразийского экономического союза это, прежде всего, сотрудничество стран-участниц.

Учёные показали, что областей партнёрства должно быть больше, например, сферы энергоэффективности и альтернативной энергетики. Предпосылки к этому есть, но требуется менять подходы к энергетической политике — от поправок к Договору о ЕАЭС до стимулирования совместной научных разработок.

 

Общие усилия нужны и для разрыва установленной связи между экономическим ростом и потреблением энергии. «Отделить рост ВВП от энергопотребления задача непростая, а при необходимости обеспечить доступность энергии для всех может показаться невыполнимой», — говорят авторы. Одно из вероятных решений — «распределение бремени между членами ЕАЭС, в результате чего может быть достигнута экономия за счет масштаба, специализации и хеджирования рисков».

Движение в этом направлении — создание общих энергетических рынков. Процесс идёт, но речь о рынках ископаемого топлива, что не согласуется с ЦУР-7, предполагающей переход к «зелёной» энергетике. Однако цели интеграции, уверены исследователи, можно скорректировать, если на то будет политическая воля.
IQ
 

Авторы исследования:
Лилиана Проскурякова, заместитель заведующего Лабораторией исследований науки и технологий Института статистических исследований и экономики знаний (ИСИЭЗ) НИУ ВШЭ
Алена Стародубцева, аспирант ИСИЭЗ НИУ ВШЭ
Винченцо Бьянко — доцент (Associate Professor), Department of Mechanical, Energy, Management and Transportation Engineering, Университет Генуи (Италия)
Автор текста: Салтанова Светлана Васильевна, 22 июля