• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

В НИУ ВШЭ установили точную дату рождения царя Бориса Годунова

Помог анализ свидетельств австрийских дипломатов

Альбом «История Государства Российского в изображениях державных его правителей с кратким пояснительным текстом», 1896 год / Wikimedia Commons

Сначала коротко

Проблема: До сих пор дату рождения царя указывали лишь приблизительно — 1552 год. На протяжении веков уточнить её не представлялось возможным.

Решение: Прямое упоминание дня рождения Бориса Годунова нашлось в записках его современника, участника посольства Священной Римской империи к персидскому шаху в 1602 – 1604 годах, Георга Тектандера.

Теперь подробнее

Исследователи из НИУ ВШЭ Фёдор Успенский и Анна Литвина изучили свидетельства дипломата Священной Римской империи Георга Тектандера, собранные в книге «Путешествие в Персию через Московию: 1602 – 1603 год», и обнаружили там точное указание дня рождения царя Бориса Годунова — 2 августа по старому или 12 августа по новому стилю. Впоследствии учёные верифицировали и подтвердили указанную дату с помощью других источников начала XVII века, в частности, записок имперского посла в Москве, барона Генриха фон Логау. Результаты работы историков представлены в статье, опубликованной в итальянском журнале Studi Slavistici (Флоренция), и её продолжении, которое выйдет там же в конце года.

О чём речь?

Неоднозначный правитель Борис Годунов (1552–1605) невольно оказался нелюбимым персонажем отечественной истории. В его биографии были и остаются неточности и пробелы. Так, ему приписывали несуществующие имена, обвиняли в гибели чуть ли не всех последних Рюриковичей — не только царевича Дмитрия, но и царей Ивана Грозного и Фёдора Ивановича. День рождения царя тоже упорно не замечали. Относительно этой даты встречались лишь приблизительные оценки — например, что Борис появился на свет незадолго до Казанского похода 1552 года, который приходился на лето – осень.

 

 

Сколь бы ни был неоднозначен правитель, его исторические «права» стоит восстановить. И для начала — определить точную дату рождения. Фёдору Успенскому и Анне Литвиной это удалось сделать благодаря внимательному изучению одного источника — записок Георга Тектандера.

Георг Тектандер фон дер Ябель (родился около 1570 года – умер в 1614 году) прямо указал: «Также и 2-го августа, когда Великий Князь [Борис Годунов] праздновал день своего рождения, нам, как и раньше, прислали из дворца 200 человек, которые несли каждый по блюду с разными рыбами, ибо это был постный день у московитов».

Этот труд австрийского дипломата сложно назвать неизвестным: он публиковался трижды ещё при жизни своего автора, да и впоследствии тоже, а в 1896 году был переведён на русский язык под названием «Путешествие в Персию через Московию: 1602–1603 год» (авторы — Георг Тектандер и Стефан Какаш). Тем не менее, историки каждый раз проходили мимо ремарки Тектандера, никогда не фокусировались на ней. Так, Герард Фридрих Миллер, Николай Карамзин, Сергей Соловьёв, Василий Ключевский и даже прямые биографы Годунова Сергей Платонов и Руслан Скрынников не учли столь ценные «показания» посла.

Иностранные специалисты — от наёмников на русской службе до купцов, путешественников и «по совместительству» дипломатов — оставили бесценные свидетельства. Английские дипломаты Джайлс Флетчер и Джером Горсей, французский офицер при дворе Годунова Жак Маржерет, посланник Священной Римской империи Сигизмунд фон Герберштейн, голландский дипломат Исаак Масса, немецкий опричник Ивана Грозного Генрих фон Штаден, его соотечественник, учёный Адам Олеарий, папский легат в Восточной Европе, итальянец Антонио Поссевино многое рассказали о Московии XVI–XVII веков.

Оставляя в стороне неизбежные моменты их пристрастности и вольных трактовок фактов, акцентируем главное: с помощью «показаний» иностранцев можно проверить важные данные по русской истории. Так, европейские хроники неоднократно проливали свет на некоторые события русских летописей.

Записки Тектандера — секретаря посольства императора Рудольфа II к персидскому шаху Аббасу I — пример источника, которому можно верить. Дипломат дважды побывал при дворе Годунова — по пути в Персию и обратно (1602–1604 годы). Первый раз Тектандер приехал в Москву вместе с руководителем посольства, трансильванским дворянином Стефаном Какашем, а вот вернулся уже без него — глава миссии умер ещё по пути в Персию. Потеряв всех попутчиков и претерпев немало лишений, Тектандер так или иначе довел миссию при персидском дворе до конца (как и завещал ему Какаш) и направился в Москву, где и отпраздновал день рождения Бориса Годунова.

Принципиально важный момент в том, что Георг Тектандер предельно точен в датах. В течение своей миссии он педантично указывал все числа. И очень переживал, когда оказался в Персии в обстоятельствах «безвременья»: «У них [у мусульман] нет ни часов, ни чего-либо подобного, так что я, как-то раз, сбился в числах и жил целые полгода до возвращения моего в Московию, изо дня в день, не отличая одного дня от другого».

Как следует из его замечания, в Москве он восстановил счёт дням. Правда, теперь он указывал даты не по новому стилю — в соответствии с григорианским календарем, как раньше, а по старому — то есть по юлианскому календарю. Заметим, что и на Руси тогда был принят именно юлианский календарь.

Записи о миссии вели поначалу вели оба — как Тектандер, так и Какаш, причём независимо друг от друга. Первый — как протестант, внук ученика Мартина Лютера, писал на немецком. Второй — католик — на латыни. Тектандер опубликовал свои дневники уже по возвращении на родину, а Какаш до своей смерти писал «с колёс» — прямо в дороге.

Подобная «двойная запись» дала уникальную возможность историкам проверить сведения секретаря посольства с помощью «показаний» его шефа, который сообщал о тех же событиях. «Результат этой проверки Тектандер выдерживает идеально — все даты в его записках, в частности, те, которые относятся к первому пребыванию в Москве, когда глава посольства ещё был жив, полностью соответствуют датам у Какаша, правда, не вполне тривиальным образом <...>», — подчёркивают Фёдор Успенский и Анна Литвина.

Речь идёт как раз о различных календарях. Дело в том, что даже спустя двадцатилетие после введения григорианского календаря Европа всё ещё жила вразнобой. Кто-то перестроился, а кто-то придерживался старого стиля. Разница в датах тогда составляла десять дней. Католические страны, в основном, переключились на новый стиль, а большинство протестантских монархий его не приняли. В конфессионально пёстрой Священной Римской империи ситуация была особенно неоднозначной — жители сопредельных земель часто пользовались разными календарями. В этом плане любопытно, что католик Какаш, вопреки ожиданиям, датировал письма по-старому, а его помощник, протестант Тектандер, при жизни посла пользовался новым стилем (как было принято в его родной Богемии).

Простой пример: в датировке Какаша, первая аудиенция у Бориса Годунова состоялась 17 ноября 1602 года, а в датировке Тектандера — 27 ноября. Первый пишет об отъезде из Москвы 27 ноября, а второй — 7 декабря.

Так что если бы глава посольства не скончался и вместе с секретарем вернулся в 1604 году в Москву, они оба поучаствовали бы в царском празднике — и, скорее всего, дали бы ему двойную датировку. Однако события развивались иначе. Тектандер вернулся в одиночестве — и по неизвестной причине перестроился в Москве на юлианский календарь.

Возможно, просто взяв на себя функции Какаша, он перенял и его стиль. А может быть, после «сбоя» календаря в мусульманских странах нашему герою было проще вернуться к тому календарному стилю, которым пользовались на Руси. Заметим, что старый счёт дням был в ходу и в Саксонии, где, собственно, и осел Тектандер по возвращении из миссии. Там он получил место и издал своё сочинение.

Как изучали?

Чтобы доказать, что день рождения Бориса Годунова — 2-е августа — указан по старому стилю (по новому это 12 августа), а также что эта дата верна, исследователи провели внутреннюю реконструкцию событий и проанализировали внешние источники информации. Ключевой момент здесь — прибытие в Москву императорского посольства, возглавляемого мальтийским рыцарем Генрихом фон Логау. Тектандер в числе других своих соотечественников с радостью ждал встречи с ним. Он сообщил, что барон фон Логау приехал 15 июля. Но старый это стиль или новый?

Из русской переписки известно, что 5 июля (15 июля по новому стилю) из Москвы ещё только отправляли делегацию — встретить посланника императора в Торжке. Так что в этот день Логау никак не мог въехать в Москву. 6 июля ещё уточнялись детали его питания в дороге, а 7 июля (17 по новому стилю) он прибыл в Тверь. Дальше государев указ предписал посланнику двигаться медленнее (чему и способствовали русские сопровождающие) и останавливаться в каждом стане. На последних подступах к Москве посольству выслали драгоценные одежды и замечательных коней. «Очевидно, что таким темпом как раз 15 июля по старому стилю Генрих Логау и входит в столицу, как это отмечено у Тектандера <...>», — резюмируют исследователи.

Но что если попробовать подтвердить дату 2-е августа, что называется, от противного. Допустим, иностранец Тектандер запутался в русских праздниках и принял за день рождения обычные именины. Ведь 24 июля — день памяти святых Бориса и Глеба и, соответственно, день тезоименитства Бориса Годунова — отстоит недалеко от интересующей нас даты.

Предположим, 2-е августа у Тектандера — это дата по новому стилю. Но в таком случае получается, что царский день рождения приходился не на 24, а на 23 июля. Можно было бы допустить, что Тектандер, вопреки собственной пунктуальности, ошибся на один день, и послов потчевали всё же 24 июля. Но тогда непонятно, откуда взялись 200 рыбных блюд и постный день у московитов. «24 июля 1604 года — это вторник, непостный день недели, и никакого большого общего поста на этот день также не приходится, поэтому причин есть исключительно рыбное на царские именины нет», — поясняют авторы исследования.

Наконец, гипотеза о новом стиле в датировке Тектандера не проходит и в том случае, если он не ошибался в датах. Как уже говорилось, 2-е августа по новому стилю соответствовало 23 июля по старому, и по русским традициям было бы вполне логично, если бы мальчик, родившийся 23 июля, в канун празднования Борису и Глебу, был бы наречен Борисом . Но вот незадача: в 1604 году 23 июля было понедельником, и оснований кормить послов рыбой у царя тоже не было.

Что касается 2-го августа по старому стилю, то это не что иное, как Успенский пост (в честь Успения Пресвятой Богородицы). «День рождения государя не мог, разумеется, его отменить, и немцам, закономерным образом, были посланы обильные постные кушанья, так что Тектандер нигде не ошибся и всё понял правильно, — объясняют исследователи. — В его свидетельстве сходится всё — царский день рождения, а не именины; пост и конкретная дата».

Но есть и другое — внешнее — свидетельство, доказывающее правильность данных Тектандера. Это «показания» упомянутого выше Логау. Заметим, что в приведённом выше сообщении Тектандера о дне рождения царя употреблен оборот «как и раньше» ( wiederumb — можно также перевести «снова», «как и прежде» и пр.). Речь о щедрых угощениях, которые «опять» присланы иностранным гостям. Но по какому случаю был предыдущий «банкет»?

Ясность по этому поводу как раз и вносит отчёт Генриха фон Логау. В отличие от рассказа Тектандера, который публиковался не раз, текст Логау так и остался рукописью в недрах Венского архива. Но в датах проявили точность оба. Правда, вновь, Логау пользовался григорианским календарём, а секретарь злополучной миссии — юлианским. Если Тектандер указал, что Логау въехал в Москву 15 июля, то у последнего предсказуемо фигурировало 25 июля.

Барон фон Логау сообщил, что на третий день августа (по-старому — 24 июля) посольство получило от Годунова две сотни яств и напитков: «3-го [числа] того же [месяца] великий князь весьма пышно справил свой день рождения — Borisium — и прислал мне в апартаменты через одного из своих благородных бояр свыше 200 кушаний на золотых блюдах и почти столько же сосудов с напитками со своего стола».

Под словом Borisium, по-видимому, подразумевался Борисов день. То есть именины царя, но не день рождения. Посол, как многие иностранцы, путал два этих торжества в Московии. Что вполне понятно, поскольку в русском обиходе празднование именин обычно отстояло недалеко от дня рождения.

Что получили?

Осталось собрать все данные вместе. Благодаря записи Логау становится понятно, что подразумевал Тектандер под выражением «как и раньше». Речь об именинах, которые предшествовали дню рождения, но в силу обстоятельств праздновались несколько пышнее. На них, в отличие от дня рождения, не приходился никакой пост. Поэтому в Borisium гости лакомились весьма разнообразно, а день рождения царя оказался сплошным «рыбным днём».

Получается, что ремарка Тектандера относительно постности меню особенно красноречива. Она не только указывает на Успенский пост и, следовательно, позволяет подтвердить дату рождения царя Бориса, но и многое говорит о самом авторе записок. Для протестанта Тектандера, который хотя сам постов не держал, но подолгу жил в католическом окружении, необходимость поститься воспринималась как нечто непривычное, специфически русское. Католический мир просто не знал столь долгого поста на Успение.

Так или иначе, теперь можно с уверенностью считать днём рождения царя Бориса Годунова 2/12 августа 1552 года. И это соответствует практике русского имянаречения той эпохи. «Подбирая единственное христианское имя — а Борис Годунов был одноимённым, искали подходящее в окрестностях дня появления ребёнка на свет, охотно листая месяцеслов как вперёд, так и назад, — комментируют исследователи. — Девять дней до дня рождения и имя столь любимого на Руси святого, как князь Борис, как нельзя лучше подходили мальчику, родившемуся 2/12 августа».

Для чего это нужно?

Точные даты необходимы для восстановления важных исторических фактов. День рождения Бориса Годунова был забыт несправедливо. При жизни царя он отмечался с не меньшим размахом, чем царские именины.

Достаточно прислушаться хотя бы к Жаку Маржерету, французу, принятому царём на службу (под его началом служили наёмники-кавалеристы). В своем труде «Состояние российской империи» французский капитан упоминал о «широко празднуемом по всей России» дне рождения «императора Бориса».

Возможно, введение в научный оборот точной даты рождения царя стимулирует дополнительные исследования его биографии. В конце концов, в следующем году у Годунова юбилей — 470 лет. И к этому моменту канва его жизни могла бы стать более понятной.

Кроме того, сжатое изложение такого почти детективного расследования поможет широкой аудитории понять — как на самом деле работают историки, и насколько трудно им бывает точно установить даже самые простые факты вроде дня рождения царской особы.
IQ
 

Авторы исследования:
Анна Литвина, ведущий научный сотрудник Лаборатории лингвосемиотических исследований Школы филологических наук НИУ ВШЭ
Фёдор Успенский, член-корреспондент РАН, главный научный сотрудник Лаборатории медиевистических исследований НИУ ВШЭ
Автор текста: Соболевская Ольга Вадимовна, 20 августа