• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
vision

В Москве — мафия, коммунизм и медведи. В Сеуле — культ еды и технологический комфорт

Россия и Южная Корея в представлениях студентов двух стран

GIGGLE / YouTube

В Институте прикладных политических исследований НИУ ВШЭ изучили, что знает и думает корейская молодёжь о России, а российская — о Корее. Результаты удивили и привели к выводу о необходимости взаимного ликбеза.

«Специфичные респонденты»

Понять, что такое Россия как «другое» государство для корейской молодежи, а Южная Корея — для российской, удалось через глубинные интервью с теми, кто по роду своих занятий странами как минимум интересуется и должен бы знать о них больше, чем обычные граждане.

С корейской стороны опрашивались студенты, приехавшие учится в МГУ, РУДН и НИУ ВШЭ. С российской — первокурсники образовательной программы «Востоковедение» НИУ ВШЭ. Всего 100 человек, по 50 с каждой.

«Мы ставили целью поговорить именно с теми, кто ориентирован на Россию и Южную Корею, учит их языки и в дальнейшем заинтересован в выстраивании карьеры в области развития корейско-российских отношений», — говорят авторы работы Анна Сорокина, Анастасия Катрич и Анна Шилина.

 
 
 
 

via GIPHY

Ответы «специфичных респондентов» учёных впечатлили. Знания у будущих специалистов по международным отношениям и межкультурным коммуникациям оказались поверхностными, а образы стран — во власти обывательских стереотипов.

«Страшно, холодно и грубые люди…»

В представлении корейцев Россия «самая большая», её жители «всегда носят тёплую одежду, «не очень много улыбаются», а по городам ожидаемо ходят медведи. Причём не любые: «Бурые медведи — такое прозвище у России в нашей стране. В Корее Россию называют страной бурых медведей» (студент, 27 лет, Республика Корея — РК).

Негатива в этом сравнении нет, но есть обобщение, где рассуждения о типичном смешались крайне причудливо: медведя «скорее отождествляют с Путиным или с Лениным, с типичным советским человеком» (студентка, 23 года, РК).

Россияне кажутся корейцам опасными. Студенты «слышали» и «думают», что у нас «страшно, холодно и грубые люди», «очень развит расизм», много скинхедов и криминала.

«Знаешь, многие из корейцев считают, что Россия — это достаточно опасная страна… некоторое время назад здесь было много опасных расистов» (студент, 25 лет, РК). «Дома очень волновались за меня. Когда я сказал, что собираюсь в Россию, они мне сказали быть очень осторожным с русской мафией» (студент, 27 лет, РК).

Мнение меняется после приезда сюда. Погода становится теплее, а «грубые люди» — отзывчивее. Однако это про личный опыт, доступный не всем. Показательно другое. Участники опроса — не случайные прохожие с улиц Сеула, но даже в видении посвященной молодежи «в Москве повсюду медведи и все русские любят пить водку».

«Можешь стать для них никем…»

Российские студенты сигналов опасности не улавливают. О Южной Корее они в первую очередь выдают то, что помнят со школы: полуостров на карте, национальный символ-цветок гибискус и корейская музыкальная субкультура К-pop.

Звучат ассоциации с горами («Наверное, различные виды гор и когда туман на гору приходит — вот этот вид красивый»), но это, считают исследователи, «во многом связано с устойчивым в представлении россиян образом всего Дальнего Востока — “региона, покрытого сопками”».

Восхищаются национальной едой, «очень вкусной» и «острой», которая, по мнению некоторых, «становится всё более популярной в России». Последнее при целенаправленном государственном продвижении корейской кухни в других странах не удивительно. Видимо, как и то, что не продвигаемую на таком же уровне русскую еду опрошенные корейцы не отмечают, даже живя в России.

Культ еды по-корейски

 В 2009 году правительство Кореи запустило долгосрочную программу глобализации отечественной кухни с целью её вхождения в пятерку самых признанных кулинарных традиций мира.

 В 2013 году южные корейцы убедили ЮНЕСКО включить традицию закваски на зиму кимчхи — главной корейской закуски — в список нематериального культурного наследия человечества.

 Южнокорейский телесериал «Жемчужина дворца», показанный более чем в 90 странах мира, посвящён приключениям придворной поварихи XVI века, поэтому львиную долю времени на экране демонстрировались блюда корейского королевского стола и процесс их приготовления.

(Из книги «Вкус Востока. Гастрономические традиции в истории, культуре и религиях народов Азии и Африки», М., 2019)

Суровых и хмурых корейцев в ответах российских студентов, как правило, не обнаруживается. Говорят об открытости, искренности, позитивном настрое: «Первое, что мне запомнилось, и самое важное, наверное, это дружелюбная и мирная атмосфера. Добродушные корейцы» (студентка, 22 года, РФ).

Впрочем, корейский менталитет заряжает и отрицательными эмоциями: «То, что мне сразу не понравилось <…> Ты вроде бы с ними знаком год, но в один момент ты можешь стать для них никем» (студентка, 22 года, РФ).

«Стать никем» грозит из-за соблюдения «правил социальной стратификации»: если общественность или старшие по возрасту не одобрят, корейцы не рискнут их ослушаться.

Отношение к местным традициям тоже неоднозначное, а негатив зависит от того, с чем сталкиваются сами. Одним не приглянулся «застоявшийся традиционализм». Другие сожалеют, что страна европеизируется и традиции «потихоньку уменьшаются». Третьи не в восторге от поведения пожилых людей, которые «очень консервативные и в принципе не любят иностранцев».

«В России же сейчас коммунизм?»

Главное, что характеризует Республику Корея, по мнению почти всех студентов из РФ, это её быстрорастущая экономика. Страна «совершила огромный скачок», она высокотехнологична и комфортна для проживания.

«Взять, например, метро, именно технические процессы. В метро поезда ездят без машинистов, на автомате» (студентка, 21 год, РФ). «Там всё продумано для человека до мелочей» (студентка, 19 лет, РФ). «В Корее видно, что многие вещи сделаны для удобства людей, и я думаю, что они дальше будут развивать свою сферу» (студентка, 20 лет, РФ).

Экономическая система как компонент образа Кореи в интервью россиян упоминается чаще всего: о ней сказали 24 человека из 50-ти. В случае с корейскими студентами ситуация обратная. О нашей экономике они мало что знают и почти не говорят (только каждый десятый).

«В России же сейчас коммунизм, правильно? <...> Я просто слышала, что в 90-х там был коммунизм» (студентка, 21 год, РК).

При этом незнание не исключает желания видеть Россию партнёром своей страны: «Если говорить об экономическом сотрудничестве, то это, конечно, Россия и Китай» (студент, 23 года, РК).

«Всё в культуре остаётся…»

В представлениях корейской молодежи Россия не только огромная и холодная. Почти все обращают внимание на культуру. В основном классическую музыку, балет и литературу: «Россия — это литературная страна. Я знаю Толстого, Пушкина, Достоевского. Я читала роман Достоевского, когда училась в средней школе. Моим родителям тоже он нравился. Моя семья читала» (студентка, 22 года, РК).

Отчасти ассоциации с культурой — следствие подхода к ней в самой Корее. «Корейцы, — объясняют учёные, — видят в культурном факторе движущую силу развития государства и системы международных отношений. Это связано с явлением халлю — распространением корейской культуры на все страны».

Халлю (한류, корейская волна) — термин, появившийся в 1990-х в связи с ростом популярности в мире современной культуры Южной Кореи — поп-музыки, фильмов, сериалов-дорама, видеоигр, одежды, косметики, национальной еды и проч. 

Корейская волна вынесла и главные ассоциации российских студентов. Корею они связывают с её культурой («всё в культуре остаётся») и вспоминают исторические корни («буддизм, Чосон и традиционный уклад»), однако называют преимущественно K-pop, то есть современную музыку, и дорамы.

«В области музыки, литературы и живописи Южной Кореи знания касались в основном современности и почти не затрагивали историю. Привести примеры респонденты (корееведы) также зачастую затруднялись. Так, лишь немногие смогли назвать имена корейских писателей. Остальные отвечали, что не интересуются подобными вещами», — отметили исследователи.

«Я знаю про секретную полицию…»

История — вторая после экономики российская терра инкогнита для корейцев. В исследовании приводится забавный пример: некоторые вспомнили дочь Николая II («А ещё Анастасия — последняя принцесса»), но где исток воспоминаний — в истории России или в американском мультфильме «Анастасия», ещё вопрос.

 

Признавая влияние Российской Федерации на международной арене, они оговариваются: «несмотря на то, что сама по себе страна появилась не так давно». Имеют в виду, что раньше был СССР, о котором осведомлены даже лучше, чем о современной России.

«Я знал про Советский Союз и что он сыграл большую роль во Второй мировой войне» (студент, 27 лет, РК). «Я слышал про российскую поддержку Афганистана… А ещё я знаю про секретную полицию — КГБ» (студент, 27 лет, РК).

Но основная ассоциация с СССР — его участие в Корейской войне (1950–1953). Её же плюс разделение страны главными историческими событиями Кореи посчитали и российские студенты.

И те, и другие похожи малой информированностью о внутренней политике. Назвать, кто возглавляет Корею, смогли меньше 50% россиян: «знаю, что там есть президент; но я не знаю имени и вряд ли могу его как-то охарактеризовать».

Корейцы на этом фоне слегка в выигрыше: о политической системе РФ преимущественно не в курсе, но имя главы государства им знакомо. Удивляются тому, что он долго у власти и, возможно, отсюда выводят параллели со своими реалиями.

«Корейцы не понимают, почему Путин такой популярный, почему люди поддерживают его. Для нас в это очень трудно поверить» (студентка, 21 год, РК). «Путин во многом схож с президентом Пак Чон Хи для нас» (студентка, 25 лет, РК).

«Отношения, возможно, будут развиваться…»

Путаясь в прошлом и не особенно разбираясь в настоящем, большинство студентов верят в будущее сотрудничество стран. Отрицают его немногие. Среди россиян есть сомнения в наличии взаимного интереса: «Они (отношения) довольно медленно развиваются. Корейцы особо с нами не считаются, а мы особо с ними не считаемся» (студентка, 18 лет, РФ).

Камень преткновения для студентов из Кореи — контакты РФ и КНДР: «Нет, потому что Россия ближе к Северной Корее. Сейчас тоже наши взаимоотношения с Россией и не хорошие, и не плохие, поэтому и через 10 лет не факт, что они улучшатся» (студент, 20 лет, РК).

 

В желании сотрудничать корейская молодежь исходит из экономических соображений: «Мы могли бы построить железную дорогу между Россией и Кореей»; «В Корее нет нефти и газа, поэтому мы должны дружить с Россией». Российские студенты видят сопутствующий партнерству вектор международной политики: «тношения между Россией и Кореей, возможно, будут развиваться, так как Россия у нас сейчас повернулась на Восток» (студент, 22 года, РФ).

«Вполне логично, что люди, которые изучают страну и планируют работать с ней, хотели бы, чтобы взаимоотношения между Россией и Южной Кореей укреплялись», — заключают авторы исследования. Позитивный сигнал в этом смысле — отсутствие во взаимных представлениях терминов «враг», «соперник», «конкурент». Негативный — стереотипы, преодолеть которые, уверены учёные, можно через обмен знаниями — включение соответствующих образовательных блоков в программы вузов России и Кореи.
IQ
 

Авторы исследования:
Анна Сорокина, заместитель директора Института прикладных политических исследований, ведущий научный сотрудник Научно-учебной лаборатории политических исследований НИУ ВШЭ
Анастасия Катрич, аналитик Центра политических исследований и экспертизы Института прикладных политических исследований НИУ ВШЭ
Анна Шилина, аналитик Центра политических исследований и экспертизы Института прикладных политических исследований НИУ ВШЭ
Автор текста: Салтанова Светлана Васильевна, 8 сентября