• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Кто станет лауреатом Нобелевской премии по экономике в 2021 году?

Прогноз от профессоров экономического факультета НИУ ВШЭ и компании Clarivate Analytics

ISTOCK

По просьбе редакции IQ.HSE шесть ведущих специалистов в различных областях экономической науки, профессоров Высшей школы экономики поделились своими размышлениями о возможных лауреатах Нобелевской премии по экономике в 2021 году. Чей прогноз совпадёт с мнением Нобелевского комитета — компании Clarivate Analytics (владельца крупнейшей научной информационной системы Web of Science), которая уже угадала одного из победителей в области физики — или российских экономистов?

 
 





Виктория Добрынская,
финансовая экономика




Нобелевский комитет идёт в ногу со временем, и мы уже видели премии, присужденные за острые, актуальные вопросы — психологию принятия решений или глобальные изменения климата. Сейчас мы наблюдаем новую важнейшую трансформацию финансового мира — переход к децентрализованным финансам и цифровым финансовым активам. 

С момента появления биткоина в 2009 году технология блокчейн приобрела огромную популярность в различных сферах экономики и финансов, а глобальный рынок криптовалют вырос почти до 2 триллионов долларов. Свыше 12 тысяч криптовалют торгуются на более чем 400 биржах с суточным объёмом торгов почти в 100 миллиардов долларов. И если ещё пару лет назад всё это вызывало непонимание, скептицизм и страх, то сейчас уже стало понятно, что это реалии современного финансового мира, и их нужно изучать! 

Исследование цифровых финансовых активов быстро стало важным разделом финансовой науки, и мы уже видим, что криптовалютный рынок работает (почти) по тем же законам экономики, как и рынки стандартных финансовых активов. Существенный вклад в данной области сделан профессором школы бизнеса Фукуа американского Университета Дьюка Кэмпбеллом Харви (Campbell Russell « Cam » Harvey). У него множество важнейших научных работ по ценообразованию финансовых активов, инвестиционным стратегиям и криптофинансам. Недавно вышла его новая книга «ДеФи и будущее финансов» («DeFi and the Future of Finance», 2021). За эти достижения, а также активную научно-просветительскую работу и публичные лекции Кэм Харви достоин оказаться среди лауреатов Нобелевской премии в самом ближайшем будущем!





Пётр Евдокимов,
экспериментальная экономика




Я бы номинировал Джеймса Андреони (James Andreoni), Эрнста Фера (Ernst Fehr) и Мэтью Рабина (Matthew Rabin) на совместную Нобелевскую премию за исследование роли социальных предпочтений в экономических решениях. Работая независимо друг от друга, они разработали ряд теорий о том, как забота о благополучии других может быть включена в классические модели экономического поведения, и протестировали эти модели в контекстах решений о благотворительности, кооперации, поведении на рынках труда и др. Их исследования повлияли не только на экспериментальную или теоретическую экономику, но и на представление нашей профессии в целом о мотивациях экономического поведения.

В 1989 году Андреони постулировал теорию «теплого сияния», согласно которой экономический агент извлекает полезность не только из результата игры, но и из процесса, который привёл к достижению результата. В 1993 году Рабин подчеркнул важность ответных реакций и показал, как наша доброта может стимулироваться добротой других. А в 1999 году Фер совместно с Клаусом Шмидтом популяризировал идею «избегающих неравенства предпочтений» и изучил влияние избегания неравенства на рыночное поведение. Благодаря их работам идею о том, что сочувствие в какой-то форме влияет на экономические решения, можно считать общепринятой, а все её последствия нам еще только предстоит изучить.





Олег Замулин,
макроэкономика




Я бы считал логичным наградить основателей новой кейнсианской теории. В 2004 году Нобелевскую премию получили основатели новой классической теории, Финн Кидланд (Finn Kydland) и Эдвард Прескотт (Edward C. Prescott), которые действительно в 1980-е годы перевернули всю методологию макроэкономики. Однако содержательно их теория не прошла проверку временем, так как она подразумевает, что рецессии и бумы (то есть экономический цикл) являются оптимальной реакцией экономики на технологические шоки.

Такая интерпретация плохо сочетается как с данными, так и со здравым смыслом. Поэтому перед следующим поколением макроэкономистов стояла сложная задача: создать теорию, которая, с одной стороны, была бы основана на более правдоподобных предположениях об источниках и механизмах цикла, а с другой — использовала современный методологический аппарат и избежала бы ошибок ранней кейнсианской теории, существовавшей до 1980-х годов.

Подобной теорией стала новая кейнсианская модель, основанная на традиционных кейнсианских предположениях, что рецессии являются неравновесными явлениями, вызванными колебаниями совокупного спроса и рыночными несовершенствами, такими как медленная подстройка номинальных цен. Эта модель уже около двадцати лет является основной моделью экономического цикла и стабилизационной политики.

Довольно много имён хочется назвать в качестве основателей данной теории, но, наверное, особенно нужно выделить Грегори Мэнкью (Nicholas Mankiw), Стэнли Фишера (Stanley Fischer), Оливье Бланшара (Olivier Blanchard) и Майкла Вудворда (Michael Dean Woodford). Именно они стояли у истоков ещё в 1970-е и 1980-е годы и на базе их прорывных работ потом развилась уже полноценная новокейнсианская модель, используемая до сих пор.





Александр Тарасов,
международная торговля




Я бы однозначно выделил Джина Гроссмана (Gene Grossman) из Принстонского университета и Элханана Хелпмана (Elhanan Helpman) из Гарвардского университета, причём именно вместе. Их вклад в развитие области «Международная торговля» сложно переоценить. Они стоят у истоков ряда важных исследований, связанных с пониманием следствий и влияния международной торговли на экономику. Область их интересов очень разнообразна. Начать можно с цикла работ (конец 1980-х – начало/середина 1990-х) о связи экономического роста, инноваций и международной торговли. Затем я бы отметил ряд работ о торговой политике, среди которых отдельно выделю выдающуюся статью 1994 года «Protection for Sale», которая инициировала большое количество исследований о связи торговой политики государства с политикой (представленной лоббированием интересов бизнес-групп) как таковой. Наконец, ряд важных работ связан с организацией производства в общем равновесии, включая равновесие в глобальной экономике. Они одними из первых стали анализировать поведение транснациональных компаний. Их последние работы связаны с эффектами международной торговли на неравенство.





Константин Сонин,
политическая экономика




Я был дал Нобелевскую премию Дарону Асемоглу (Daron Acemoğlu) из Массачусетского технологического института и Джеймсу Робинсону (James Alan Robinson) из Чикагского университета за исследование роли институтов в экономическом развитии и современную политическую экономику. То, чем они знамениты на весь мир — можно прочитать в известнейшей книге «Почему одни страны богатые, а другие бедные», — и это лишь малая часть их исследований.

Асемоглу и Робинсон, можно сказать, создали современную институциональную экономику, сменившую «новую институциональную экономику» Дугласа Норта (Douglass North), Рональда Коуза (Ronald Coase) и Роберта Фогеля (Robert William Fogel). Вместо интуитивных соображений и важных, но узких эмпирических упражнений, Асемоглу и Робинсон дали институциональной и политической экономике рабочие модели, применимые к самым разным вопросам политической динамики, и одновременно показали, вместе со своими соавторами, какие эмпирические вопросы можно ставить и как анализировать данные.





Мария Тетерятникова,
экономическая теория




Я хотела бы увидеть профессора Стэнфордского университета Мэтью Джексона (Mathew Jackson) лауреатом Нобелевской премии в области экономической теории в самом ближайшем будущем. Джексон посвятил большую часть своей выдающейся карьеры изучению теории сетей и теории игр. За последние 30 лет социальные и экономические сети стали важным предметом для экономистов, и именно благодаря работе Мэтта Джексона стало ясно, что понимание сетей имеет широкое применение не только в экономике, но и в других областях.

Джексон использовал теоретико-игровой подход для изучения того, как формируются сети, и вместе с Ашером Волински (Asher Wolinsky) изобрёл одну из самых широко используемых концепций «попарной устойчивости». Он исследовал формирование реальных сетей в различных контекстах, включая причины расовых предубеждений в дружбе среди учащихся старших классов и предоставление микрофинансирования в загородных поселениях в Индии. 

Джексон также изучал роль социальных сетей в передаче информации и их влияние на поведение. Например, его исследования продемонстрировали роль социальных сетей в получении информации о вакансиях и в доступе к рабочим местам и, как следствие, их влияние на сохранение социального неравенства и различий между отдельными группами на рынке труда. 

Другие его работы были посвящены таким важным вопросам, как почему возникают войны, как социальная структура общества влияет на убеждения, социальные нормы и политический выбор людей, как взаимодействие между компаниями и финансовыми институтами влияет на финансово-кредитную систему и возникновение системных рисков, и какое значение имеют межличностные отношения в развивающемся мире для принятия ряда решений, начиная с вакцинации и заканчивая внедрением новых аграрных технологий. Изучение роли сетей зачастую является чрезвычайно сложным вопросом, и работа Джексона помогла преодолеть многие из возникших трудностей, предоставив исследователям возможность анализировать сетевые данные и использовать их в моделировании.

С 2002 года каждую осень специалисты из Института научной информации (Institute for Scientific Information) при компании Clarivate проводят наукометрический анализ данных о публикациях и цитированиях в системе Web of Science для выявления наиболее влиятельных учёных — потенциальных лауреатов Нобелевских премий.

В этом году было проанализировано около 52 млн статей и материалов, индексируемых в Web of Science с 1970 года, из которых только 6,5 тыс. (менее 0,01%) цитировались от 2000 и более раз. Именно из авторов этого кластера статей отбираются так называемые «Лауреаты по цитированию» (Citation Laureates). Обычно это учёные, чей вклад в науку оказался наиболее влиятельным и даже преобразующим ту или иную дисциплину.

Clarivate является единственной организацией, которая использует объективные количественные данные в дополнение к качественной оценке для прогноза потенциальных лауреатов Нобелевской премии. На сегодняшний день 59 учёных, включенных в Зал лауреатов по цитированию, уже получили и Нобелевскую премию.

В этом году по прогнозу Clarivate Нобелевской премии по экономике больше всего достойны совместно Дэвид Одрич (David Audretsch) и Дэвид Тис (David Teece) за свои новаторские исследования в области предпринимательства, инноваций и конкуренции. Другой потенциальный лауреат — историк экономики Джоэль Мокир (Joel Mokyr) за исследования экономической и культурной истории технологического прогресса и его влияния на современное экономическое развитие европейских стран. На русский язык, кстати, за последние годы переведено несколько статей и книг Мокира. 

Последними в списке идут Кармен Рейнхарт — главный экономист Всемирного банка и самая цитируемая в мире женщина-экономист, а также Кеннет Рогофф — не только профессор Гарвардского университета и бывший главный экономист Международного валютного фонда, но и шахматный гроссмейстер. Оба должны разделить премию за свой вклад в понимание международной макроэкономики, глобальных долговых и финансовых кризисов. Рейнхарт и Рогофф в 2009 году совместно написали книгу «На этот раз все будет иначе. Восемь столетий финансового безрассудства» (This Time Is Different: Eight Centuries of Financial Folly). Она переведена на более чем 10 языков включая русский и получила признание как  одно из лучших исследований о происхождении экономических кризисов.
IQ

 

Прогнозы собрали Татьяна Солюс и Даниил Кузнецов

8 октября