• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
vision

28 миллионов лет человеческих жизней потеряли за первый год пандемии ведущие страны мира

У мужчин — 17,3 млн, а у женщин — 10,8 млн лет

ISTOCK

Ситуация: Продолжительность жизни в разных странах в прошлом году ощутимо снизилась из-за преждевременной смертности, связанной с коронавирусной инфекцией. Однако до недавнего времени у демографов не было полных данных, чтобы подсчитать, сколько лет пандемия вычеркнула из жизни людей.

На деле: 222,6 млн составила суммарная потеря лет жизни в 31 стране мира с доходом выше среднего в 2020 году. Это на 28,1 млн лет превысило ожидаемую оценку демографов. Столько стоила населению развитых стран пандемия COVID-19.

Теперь подробнее

Международная команда демографов и эпидемиологов, в которую вошли главный научный сотрудник Международной лаборатории исследований населения и здоровья НИУ ВШЭ Дмитрий Жданов и научный руководитель лаборатории Владимир Школьников установила, что суммарная потеря лет жизни в 31 стране мира с доходом выше среднего в 2020 году составила 222,6 млн лет. Полученное значение на 28,1 млн лет превысило ожидаемую оценку. Дополнительные потери лет жизни, спровоцированные пандемией COVID-19, в 5,5 раз превзошли аналогичный показатель 2015 года, когда смертность повысилась из-за эпидемии сезонного гриппа. Статья с результатами исследования опубликована в престижном журнале The BMJ, выпускаемом Британской медицинской ассоциацией.

О чём речь?

Сколько лет не дожил условный средний американец, англичанин, русский из-за заражения коронавирусом? Сколько лет COVID-19 вычеркнул и как прямая причина смерти, и как косвенная, спровоцировав обострение болезней, приведших к летальному исходу? Судить о влиянии пандемии на продолжительность жизни исключительно по «прямой» смертности от COVID-19 — существенно недооценивать потери. Важен анализ смертности от всех причин, её динамики и колебаний. 

Ряд резонансных публикаций на эту тему хорошо известны. Подсчёты потерь лет жизни из-за пандемии в 2020 году уже были, например, в Великобритании (Англии и Уэльсе). Там из-за ситуации с заболеваемостью, по данным учёных, впервые за 40 лет заметно упала продолжительность жизни, особенно у мужчин, — на 1,2 года (у женщин — на 0,9 лет).

Показательно, что авторы исследования по Англии и Уэльсу, комментируя его результаты, даже проводили аналогии с войной. Как подчеркнул один из исследователей, подобное снижение продолжительности жизни — более чем на год — не случалось «со времён Второй мировой».

 
 

Аналогичные подсчеты производились и для Индии, США, Испании. Ещё в апреле этого года Евростат (статистическая служба ЕС) опубликовал предварительные оценки продолжительности жизни при рождении для стран ЕС за 2020 год.

Исследование учёных Оксфордского университета по европейским странам плюс США и Чили (в совокупности 29 стран) показало, что продолжительность жизни при рождении упала в 2020 году по сравнению с предыдущим в 27 странах выборки. Причем наибольшие потери зафиксированы в США и Литве. Так, в Соединенных Штатах продолжительность жизни сократилась у мужчин на 2,2 года, в Литве — на 1,7 лет. Уменьшение продолжительности жизни более чем на год было зафиксировано «в 11 странах для мужчин и в 8 странах для женщин». Однако методология исследования и использование предварительных данных привело к недооценке потерь для многих государств.

Предыдущее исследование авторов статьи, о которой IQ.HSE рассказывает в этом материале, охватило 29 стран и показало высокий уровень избыточной (то есть дополнительной) смертности из-за пандемии в целом ряде государств: Литве, Польше, Испании, Венгрии, Италии, Бельгии, Словении, Англии и Уэльсе, Чехии. И всё же как эта, так и многие другие вышеназванные работы были основаны на неполной статистике за прошлый год. 

Как изучали?

В новой работе демографам удалось агрегировать уже более представительные данные. Теперь в выборке 37 стран с доходом выше среднего и высоким, по которым собрана надёжная и полная статистика за прошлый год. Преобладают государства Европы, но представлены и другие регионы.  

Исследователи использовали данные Human Mortality Database — авторитетного агрегатора, в котором показатели смертности по странам стандартизованы и сопоставимы. Данные за 2020 год взяты из Short-term Mortality Fluctuations Data Series (недавно появившегося расширения Human Mortality Database; описание данных можно посмотреть здесь). А новая методология позволила оценить потери по отношению к ожидаемому уровню смертности — то есть такому, какой был бы без пандемии. 

Согласно оценке исследователей, в 2020 году продолжительность жизни была ниже, а число потерянных лет жизни — выше ожидаемых значений во всех странах выборки, за исключением Новой Зеландии, Тайваня, Исландии, Республики Корея, Дании и Норвегии. Иными словами, в 31 стране из числа изученных наблюдалось повышение смертности, или — в демографических терминах — избыточная смертность.

Избыточная смертность — разность между наблюдаемым и ожидаемым числом смертей от всех причин. Она позволяет оценить эффекты пандемии, включая прямые потери — смертность непосредственно от COVID-19 и последующих осложнений, а также непрямые потери. Последние прежде всего связаны с перегруженностью системы здравоохранения и смертностью из-за обострения других хронических заболеваний в результате заражения ковидом.

Цифры по одной только смертности непосредственно от инфекции в этом смысле менее показательны и дают неточную картину по потерям в продолжительности жизни. Поэтому исследователи принимали во внимание также смертность от всех причин.

Важно учитывать, что продолжительность жизни, количество потерянных лет жизни и преждевременная смертность — тесно связанные показатели. Ожидаемая продолжительность жизни — это, если говорить упрощенно, среднее количество лет предстоящей жизни человека, если смертность в популяции не будет меняться.

Изменения продолжительности жизни есть разность показателей наблюдаемой и прогнозируемой ожидаемой продолжительности жизни. Например, в Литве в 2020 году прогнозировался показатель 76,69 лет, а по факту получилось — 75,08. В результате снижение составило 1,61 года. Дополнительные потерянные годы жизни считались как разность наблюдаемых и ожидаемых потерянных лет (с опорой на стандартные таблицы смертности ВОЗ). При этом показатель потерянных лет жизни учитывает, в том числе, возрастное распределение смертности (больший вес — у смертей в более ранних возрастах).

Также необходимо рассматривать продолжительность жизни и число потерянных лет вкупе. Дело в том, что первый показатель — более стандартизованный, вычисляется для условного поколения. Второй же показатель рассчитывается, исходя из смертей, наблюдаемых здесь и сейчас у реального населения. Продолжительность жизни зависит только от смертности, а число потерянных лет жизни — ещё и от возрастной структуры населения. Так что в сочетании эти показатели дают более детальную картину происходящего.

Авторы статьи проанализировали изменения в продолжительности жизни и дополнительные потерянные годы жизни, сравнив зафиксированные показатели с теми, которые ожидались, исходя из соответствующих трендов 2005–2019 годов в 37 странах. Иными словами, прогнозы смертности за прошлый год выстраивались по данным за предшествующие полтора десятилетия.

По референтному периоду — 2005–2019 годы — есть внятная статистика, и некоторые его отрезки особенно показательны. Так, зимой 2015, 2017 и 2018 годов наблюдалось увеличение смертности, что влияло на продолжительность жизни (её рост сразу «скрадывался»). Зима 2015 года была в этом плане особенно тяжелой, так как сезонный грипп унес немало жизней.

Что получили?

В 2005–2019 годах в странах из выборки наблюдалось повышение продолжительности жизни при рождении и у женщин, и у мужчин. В 2020-м году, когда разразилась пандемия COVID-19, картина существенно изменилась.

Большинство стран столкнулись с сокращением продолжительности жизни. Самые высокие потери лет жизни — около двух — наблюдаются в нескольких странах. Это уже упомянутые США, а также Россия, Болгария, Литва, Чили и Испания. Для мужчин цифры составили 2,27, 2,33, 1,96, 1,83, 1,64 и 1,35 соответственно. У женщин ситуация получше, но незначительно. Соответствующие цифры по США, России, Болгарии и Литве — 1,61, 2,14, 1,37 и 1,21. На пятом месте Испания с потерями 1,13.

С количеством потерянных лет жизни ситуация такая: за 2005–2019 годы этот показатель снижался в большинстве стран, за исключением Канады, Греции, Шотландии, Тайваня и США. В 2020 году наблюдаемый показатель потерянных лет жизни был выше ожидаемого во всех странах, кроме Тайваня и Новой Зеландии (там этот индикатор снизился), а также Исландии, Республики Корея, Дании и Норвегии (в этих странах изменения не зафиксированы). 

В остальных трёх десятках стран в сумме потеряны 222,6 млн лет жизни: 130 млн у мужчин и 92,6 млн у женщин. Это на 28,1 млн больше, чем ожидаемая цифра. У мужчин дополнительные потери лет жизни составили 17,3 млн, а у женщин — 10,8 млн лет.

В расчете на 100 тысяч населения расклад по дополнительным потерям лет жизни такой: очень похожие цифры в России и Болгарии (5810 и 5440), затем идут Литва (3940), США (3380) и Польша (2800). У мужчин дополнительные потери на 100 тысяч населения выше. Лидирует Болгария (7260). Замыкает пятерку Польша (3830).

И ещё один результат, уже в разрезе возраста. В целом дополнительные потерянные годы жизни увеличиваются с возрастом — и у мужчин, и у женщин. Однако в Финляндии, Исландии, Новой Зеландии, Южной Корее и Тайване показатель потерянных лет жизни был ниже ожидаемого у самого пожилого населения (80+).

Авторы статьи также сравнили влияние двух эпидемий — коронавируса и гриппа (2015 год) — на продолжительность жизни. Большинство стран столкнулись со снижением продолжительности жизни в 2015 году, были зафиксированы дополнительные потери лет жизни во время эпидемии сезонного гриппа 2015 года. Исключение тогда составили только Россия, Чили, Эстония, Люксембург, Латвия, Финляндия, Новая Зеландия и Тайвань. Однако в 2020 году уровень избыточной смертности существенно подскочил. По 37 странам в совокупности дополнительные потери лет жизни в 2020 пандемийном году в 5,5 раз превысили аналогичный показатель 2015 года — 2510 против 458 на 100 тысяч населения.

Зачем это нужно?

Данные по более чем трём десяткам стран разных регионов позволяют наблюдать очень разную статистику. В каких-то странах пандемия особенно сильно бьёт по населению, а в каких-то её влияние малозаметно. К опыту вторых стоит присмотреться. И не только с точки зрения доступности медицинской помощи, устойчивости системы здравоохранения и инициатив «сверху» по борьбе с распространением инфекции, но и с точки зрения поведения людей. Например, готовности вакцинироваться и ревакцинироваться, а также соблюдать другие меры, снижающие передачу коронавируса: ношение масок, соблюдение социальной дистанции, защита глаз и пр.

Кстати, те меры, которые были приняты для сокращения передачи COVID-19, по данным учёных, могли иметь и другие непрямые эффекты. Такие, как сокращение смертности от других причин — например, от гриппа и других респираторных инфекций, загрязнения воздуха и даже дорожно-транспортных происшествий. А это, в свою очередь, повлияло и на общее сокращение потерь лет жизни в 2020 году.

В любом случае, сравнительная статистика — это всегда урок. И из него важно сделать правильные выводы.
IQ
 

Авторы исследования:

Дмитрий Жданов, главный научный сотрудник Международной лаборатории исследований населения и здоровья НИУ ВШЭ, Владимир Школьников, научный руководитель Международной лаборатории исследований населения и здоровья НИУ ВШЭ, Назрул Ислам (научный сотрудник, Оксфордский университет, Великобритания), Камлеш Хунти (профессор, Университет Лестера, Великобритания), Ичиро Кавачи (профессор, Гарвардский университет, США), Мартин Уайт (профессор, Кембриджский университет, Великобритания), Сара Льюингтон (профессор, Оксфордский университет, Великобритания), Бен Лейси (ассоциированный профессор, Оксфордский университет, Великобритания)

Автор текста: Соболевская Ольга Вадимовна, 3 декабря, 2021 г.