• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

В России стало меньше работников, получающих социальные льготы и гарантии

Лучше всего ими обеспечены люди с наиболее высокой зарплатой — руководство и ценные специалисты — для них доступны бесплатная медицинская помощь, путёвки и другие преференции

ISTOCK

Сначала коротко

Ситуация: Наличие социального пакета — одно из главных условий при выборе мест работы. Важным или очень важным для своей трудовой деятельности его считает свыше 73% россиян.

На деле: В современной России система социальных гарантий и льгот на предприятиях изменилась. Объём социальных услуг, выплат и компенсаций сократился, как и охват ими сотрудников компаний всех форм собственности.

Теперь подробнее

Социологи из НИУ ВШЭ и РАН Полина Козырева и Александр Смирнов изучили ситуацию за 2000–2018 годы. Данные всероссийского мониторинга RLMS–HSE выявили нестабильность и неутешительную динамику. Число граждан, не пользующихся гарантиями, положенными по закону, остаётся значительным. Работодатели продолжают урезать незарплатные траты на персонал, а принципы подхода к распределению благ обостряют проблему неравенства. Результаты работы опубликованы в «Журнале исследований социальной политики» .

О чём речь?

Соцгарантии и льготы от работодателя — это пособия и услуги, которыми он либо обязан обеспечить сотрудников, либо предоставляет добровольно, в соответствии с политикой компании. В России с распадом СССР и переходом к рыночной экономике система стала меняться. Её масштабы сжались, особенно резко — в середине 1990-х. Так, в 1992–1995 годах охват работников различными видами компенсаций сократился на 5–30%, количество социальных объектов на балансе предприятий — на 90%.

 
 

Сегодня соцпакеты складываются из трёх групп льгот и гарантий:

 обязательные, то есть предусмотренные законом: оплата больничных листов, разных видов отпусков — очередного ежегодного, по беременности, уходу за ребёнком и т.п.;

 не обязательные, но традиционно распространенные: безвозмездное лечение в ведомственных медучреждениях, оплата питания, путёвок в дома отдыха, детские лагеря и т.п.;

 дополнительные, по инициативе работодателя: медстраховки для работников и членов их семей, беспроцентные кредиты на строительство и ремонт, оплата арендуемого жилья, служебная мобильная связь и т.п.

Как изучали?

Проанализированы результаты «Российского мониторинга экономического положения и здоровья населения НИУ ВШЭ» (RLMS–HSE) — общенациональных репрезентативных опросов домохозяйств, проводимых с 1994 года. Вопрос «Предоставляются ли вам на этой работе следующие социальные льготы…?» включался в анкеты 2000–2010 и 2018 годов. Сравнение проводилось по данным за 2000, 2006, 2010 и 2018 годы.

Что получили?

Охват необязательными льготами, то есть теми, что не гарантирует государство, после 1990-х стал меньше, но сами они — разнообразнее. Особенно в 2000–2007 годах на волне появления новых предприятий, которым требовалось решать кадровые проблемы и закреплять конкурентные преимущества.

После мирового экономического кризиса в 2008–2009 и всех последующих стало хуже: компании активизировались в оптимизации производства и сокращении издержек, в том числе за счёт содержимого соцпакетов.

Отдельных обратных примеров тоже было немало, отмечают авторы исследования. Но в целом за 2000–2018 годы сокращение составило:

 в 5,6 раза (с 14 до 2,5%) уменьшилась доля тех, кому на основной работе предоставляли ссуды и кредиты для строительства или ремонта жилья;

 в 4,3 раза (с 13,5 до 3,1%) — тех, кто имел доступ к бесплатному или частично оплачиваемому содержанию детей в дошкольных учреждениях;

 в 2,8 раза (с 44,2 до 15,8%) — отдыхавших в санаториях, на турбазах или отправлявших детей в детские лагеря за счёт предприятия;

 более чем в два раза (с 37,7 до 16,6%) — имевших возможность бесплатно лечиться в ведомственных медучреждениях или частично бесплатно в остальных;

 почти в два раза  (с 14,4 до 8,1%) — получавших компенсацию транспортных расходов;

 в 1,7 раза (с 14,4 до 8,1%) — обеспечивавшихся бесплатным или льготным питанием.

«Нередко работодатели отказываются от принятых ранее обязательств по такими льготам, понимая, что негативных последствий это иметь не будет», — комментируют исследователи. Единственное, что выбивается из общей картины — готовность к расходам по повышению профессионального уровня персонала. По данным RLMS HSE, о практике обучения в своих компаниях ежегодно говорит примерно каждый четвёртый-пятый работник.

С обеспечением обязательных (закрепленных законами) льгот и гарантий ситуация после 1990-х постепенно стабилизировалась, но сокращение отмечено и здесь. В 2000 году они были доступны примерно 89–91% занятых, в 2018-м — 73–88%.

Каждому седьмому по месту основной работы не оплачивались очередные отпуска или больничные листы, а каждому четвёртому — отпуска по беременности, родам и уходу за ребёнком до трёх лет.

При том, что урезание социальной поддержки — тенденция общая, есть нюансы для компаний в зависимости от форм собственности. На госпредприятиях такая поддержка заметнее. В частных компаниях нередко вместо соцпакетов предпочитают назначать более высокие зарплаты. 

В фирмах с иностранным капиталом социальные услуги, пособия и компенсации предоставляют чаще, чем в сугубо российских негосударственных.

Обучение за счёт работодателя — преимущество государственных и иностранных предприятий. На первых в 2018 году им было охвачено 34,2% работников, на вторых — 30,4%. Отечественные коммерческие компании значительно проигрывают — 15,7%.

В частном бизнесе по сравнению с государственным в два с лишним раза реже применяют оплату медпомощи или безвозмездное лечение в ведомственных учреждениях. Однако государственный сектор в этом смысле немного отстает от иностранного: 25,5% против 27,5%. 

В целом фирмы с иностранным участием существенно лидируют по нескольким статьям:

 оплата и льготы по питанию: предоставляются каждому пятому сотруднику (21%) — более чем в два раза чаще, чем в других компаниях;

 оплата арендуемого жилья — 5,1%. В коммерческих фирмах в пять раз меньше, в государственных — вдвое;

 оплата мобильной связи и интернета — 12,3% против 5,3% (частные) и 3,1% (государственные);

 ссуды и кредиты для строительства и ремонта — 5,1%. Преимущество перед остальными приблизительно в два раза.

Проблема масштабов не единственная. Вопрос ещё в том, каким образом соцльготы распределяются внутри компаний. Часто «больше» — это не всегда «лучше».

Обеспеченность льготами растёт по мере продвижения по службе. В результате чаще их получают руководители и ценные специалисты. Реже — неквалифицированные рабочие с самой низкой зарплатой, то есть те, кто в помощи нуждается в первую очередь. Как итог — усиление социального неравенства, и результаты исследования в подтверждение этого вывода весьма показательны.

Учёные разделили участников обследования на несколько групп в зависимости от уровня дохода по отношению к медианной заработной плате и сравнили по обеспеченности дополнительными социальными льготами по месту работы.

Получилось более чем наглядно. К примеру, бесплатное лечение или частичная компенсация лечения доступны лишь каждому десятому из группы самых низкодоходных (зарплата 0,75 и меньше медианы). А в группе самых высокодоходных (более чем вдвое выше медианы) — примерно каждому третьему.

Возможность получить путёвку в санаторий или детский лагерь есть у 9,6% низкодоходных и почти у 26% высокодоходных. Обучаться за счёт предприятия в первой группе могут около 16%, во второй — свыше 33%. Шансов на оплату проездных билетов у низкодоходных работников меньше в три раза, на помощь в содержании детей в детских садах — в два раза, на дотации по питанию — в полтора. 

Зачем это нужно?

Социальное обеспечение — чувствительная сфера для всех: сотрудников, работодателей, государства. Научные выводы на основе массовых опросов населения — помощь в «поиске более совершенных моделей взаимоотношений в сфере труда», в преодолении проблем неравенства и нарушения прав работников, в формировании более эффективной социальной политики в нашей стране.
IQ
 

Авторы исследования:
Полина Козырева, заведующая Центром лонгитюдных обследований Института социальной политики НИУ ВШЭ, первый заместитель директора Института социологии ФНИСЦ РАН
Александр Смирнов, ведущий научный сотрудник Института социологии ФНИСЦ РАН
Автор текста: Салтанова Светлана Васильевна, 13 января