• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Картотека: профессиональная аспирантура

Как сделать аспирантские программы более эффективными

ISTOCK // Icons by Freepic from flaticon.com

Аспирантура остается главной кузницей академических кадров. Но в своём традиционном — унифицированном — формате она уже мало соответствует тем разнообразным запросам, которые есть у учащихся, работодателей, научно-технической сферы и экономики в целом. Именно поэтому аспирантские программы стоит диверсифицировать по формам, содержанию и целям. Крайне актуальна профессиональная аспирантура. С её помощью можно успешно подготовить высококлассных специалистов для самых разных отраслей экономики. В чём суть этого формата аспирантуры? Каков мировой и российский опыт по её развитию — IQ.HSE разобрался с помощью статьи исследователей из НИУ ВШЭ и Национального исследовательского Нижегородского государственного университета им. Н.И. Лобачевского.

Что такое профессиональная аспирантура?

Профессиональная аспирантура — это форма подготовки кадров высшей квалификации для неакадемического рынка труда. Как и традиционная аспирантура, она включает исследовательскую и образовательную компоненты, однако её программы — более прикладные, гибкие и разнообразные. Знания и навыки, сформированные в профессиональной аспирантуре, впоследствии пригодятся не только в научной, но в самых разных сферах.

Программы профессиональной аспирантуры варьируются по форматам обучения, типу подготовки, характеристикам учащихся и рынкам их трудоустройства после выпуска. Они больше учитывают рекомендации работодателей, теснее связаны с реальным сектором экономики.

Профессиональная аспирантура оперативнее и гибче реагирует и на запросы учащихся. Её программы с самого начала были адресованы работающим профессионалам. Они помогают лучше решать рабочие задачи, расти в профессии и в карьере. Так что не удивительно, что профессиональная аспирантура весьма востребована.

Где и когда впервые появились такие профессиональные программы?

В Северной Америке. В 1898 году в университете Торонто (Канада), а затем в 1921 году в Гарвардском университете (США) были присуждены докторские степени в области образования. Но широкое распространение профессиональных программ произошло существенно позже — в 1980–1990-х гг. XX века. Тогда подобные программы появились в Великобритании и Австралии. Показательно, что их число в Великобритании увеличилось с 1998 по 2000 год в 1,4 раза — со 109 до 153. А в Австралии чуть больше чем десятилетие число таких программ выросло в 2,7 раз — с 48 в 1990 году до 131 в 2001 году. Сегодня диверсификация PhD-программ — уже глобальный тренд.

Зачем диверсифицировать аспирантские программы?

Для того, чтобы они лучше соответствовали запросам учащихся, компаний, рынка труда и экономики в целом. Традиционная — унифицированная — аспирантура уже недостаточно результативна. Это обостряет проблему кадрового обеспечения исследований, инноваций и развития наукоёмких отраслей экономики. В этом смысле Россия сегодня сталкивается с теми же вызовами, которые заложили основы для создания системы профессиональных аспирантских программ в других странах.

Одна из острейших проблем традиционной аспирантуры — превращение её в транзитную зону, территорию временного пребывания. Учащиеся какое-то время посещают занятия, числятся в аспирантуре, но затем по разным причинам покидают программы. Многие из них оказываются потеряны для академии. Причин отсева множество: от невозможности прожить на аспирантскую стипендию и необходимости совмещать учёбу с работой, нацеленности на неакадемическую карьеру до проблем с научным руководителем.

Традиционные аспирантские программы часто не отвечают ожиданиям учащихся, и те делают выбор в пользу работы. Их карьеры весьма вариативны. Только часть вчерашних аспирантов трудятся в исследовательских и аналитических подразделениях компаний. Но разнообразных опций и позиций, на которых молодые кадры могут найти себе применение, очень много. И вариативность карьер должна способствовать расширению линейки образовательных программ. В конце концов, с более гибкой аспирантурой может увеличиться и приток перспективных молодых кадров в академическую сферу.

Если говорить о тех экс-аспирантах, кто нацелен на карьеру вне академии, то работодатели отнюдь не всегда довольны качеством их подготовки. Претензии есть и к профессиональным компетенциям, и к коммуникативным навыкам. Всему этому нужно учить — например, в той же профессиональной аспирантуре, которая может формировать самые разные необходимые компетенции «под ключ».

Ещё один аргумент в пользу диверсификации аспирантских программ связан с тем, что результаты «традиционных» диссертационных исследований далеко не всегда приложимы к практике. В профессиональной аспирантуре — более прикладной — дело с этим обстоит гораздо лучше. Не случайно в экспертном и академическом сообществе активно обсуждаются перспективы внедрения интегрированных программ «магистратура – аспирантура» и развития совместных программ с индустриальными партнёрами. Но особое внимание уделяется развитию профессиональной аспирантуры.

Для чего экономике профессиональная аспирантура?

Экономике нужны специалисты высшей квалификации: исследователи, аналитики, инженеры, способные обеспечивать быстрые прорывы в наукоёмких отраслях. Наличие критической массы таких специалистов — драйвер развития экономики. И высококачественная профессиональная аспирантура как раз может готовить такие кадры. Иными словами, вектор научно-технологического развития России предполагает более тесные связи предприятий реального сектора экономики с научными и образовательными организациями.

Поддерживается ли развитие профессиональной аспирантуры со стороны государства?

Да, есть и встречное движение. Важнейшая цель новой программы поддержки ведущих российских университетов — Программы стратегического академического лидерства «Приоритет-2030» — активизация сотрудничества вузов, научных организаций и бизнеса. Предполагаются, в частности:

 коммерциализация результатов исследований и разработок;

 содействие трудоустройству выпускников университетов в высокотехнологичных отраслях экономики;

 развитие образовательных программ в сетевой форме с участием организаций реального сектора экономики;

 привлечение в университеты специалистов-практиков.

Что в самой системе образования привело к идее профессиональной аспирантуры?

По мнению экспертов, это прежде всего массовизация образования в мире и развитие принципов lifelong learning (обучения в течение всей жизни). В условиях массового высшего образования и готовности людей продолжать своё профессиональное развитие появился спрос на программы, которые дают дополнительные специализированные знания и навыки и служат сигналом высокой квалификации своих выпускников. Вместе с возрастающей ролью науки для технологического развития всё это сформировало общественный запрос на диверсификацию аспирантских программ. Традиционная аспирантура, как уже говорилось, не всегда могла удовлетворить многие потребности.

Каковы претензии работодателей к подготовке аспирантов?

Они подчеркивают, например, несоответствие компетенций выпускников ожиданиям рынка труда (скажем, слишком узкая научная специализация), неумение применять знания за пределами академической сферы. Ещё одна претензия связана с недостатком управленческих и коммуникативных навыков у выпускников аспирантуры, неумением работать в команде и решать комплексные задачи.

Всё это не удивительно: при традиционном формате обучения аспиранты во многом изолированы от профессионального мира, привычные PhD-программы обычно не предусматривают привлечения специалистов-практиков в качестве преподавателей и консультантов. В результате выпускникам, ориентированным на карьеру вне академии, не хватает связей, необходимых для успешного профессионального развития.

Можно подробнее о том, как предпочтения выпускников повлияли на эволюцию аспирантуры?

Количество выпускников аспирантских программ, которые выходили на внешний рынок труда, постоянно росло. Так, например, в Австралии с 1994 по 1998 год число вчерашних учащихся, выбравших неакадемическую сферу, удвоилось. А доля выпускников, продолживших работать в академии, напротив, снизилась с почти половины (47%) до трети (33%).

Это произошло из-за невозможности для академической сферы «вместить» увеличивающийся поток выпускников PhD-программ, роста исследовательского сектора вне академии, а также, конечно, изменения карьерных предпочтений самих аспирантов. Профессиональные степени стали ответом на эти изменения, поскольку предлагали особые программы для тех, кто не готов оставаться в науке.

Как сфера исследований повысила интерес к профессиональной аспирантуре?

Наблюдался рост новых междисциплинарных направлений, которые зачастую не вписывались в сложившиеся рамки традиционной аспирантуры. Именно в таких областях быстро формировались профессиональные программы, ставшие для университетов инструментом развития. Кстати, подобные исследовательские проекты были востребованы у заказчиков из неакадемической сферы и позволили привлечь в университеты дополнительное финансирование.

Каков портрет учащегося профессиональной аспирантуры?

Эти программы адресованы в первую очередь специалистам с опытом практической и управленческой работы. Поэтому контингент, как правило, старше, чем на программах традиционной аспирантуры. У учащихся чёткая цель поступления — развитие карьеры. Отсюда — мощная мотивация к обучению, которая, кстати, во многом объясняет более высокую результативность таких программ.

Львиная доля студентов совмещают учёбу с работой — в этом профессиональная и традиционная аспирантура похожи. Но на профессиональных программах обучающиеся не занимаются подработками и не выходят на рынок труда из-за недофинансирования. Их карьерные планы — чёткие и определённые. Кстати, во многом именно поэтому при приёме на профессиональные программы редко встречается смена направления подготовки. Помимо релевантного образования, на таких программах значим профессиональный опыт обучающегося, а вот исследовательский опыт (преимущество при поступлении в традиционную аспирантуру) уже не так важен.

Давайте о высоком — о миссии разных версий аспирантуры?

В традиционной аспирантуре цель деятельности формулируется как вклад в научное знание в определённой научной дисциплине. А в профессиональной — как вклад в знания и практику конкретной профессиональной области. И если первые программы профессиональных степеней были подготовкой исследователя для разных профессиональных сфер, то постепенно они стали развивать исследовательские навыки для последующего их применения в профессиональной деятельности.

Ориентированность профессиональной аспирантуры на практику, как уже говорилось, означает более тесное взаимодействие между университетом и индустрией. Это отражается в большей гибкости типов исследований и тем диссертаций. А также — в привлечении преподавателей и соруководителей из профессиональной сферы.

Чем ещё различаются традиционная и профессиональная аспирантуры?

Например, степенью стандартизации программ. В отличие от более или менее унифицированной традиционной аспирантуры, программы профессиональных степеней очень разнообразны. Они могут различаться по отношению к рынку труда: программы pre-service предполагают подготовку до начала профессиональной деятельности (наиболее распространены в США), а программы in-service/post-service разработаны для уже работающих специалистов. Программы могут различаться по степени специализации (узкая и широкая), по минимальной квалификации, требуемой при поступлении (бакалавриат, магистратура, степень PhD), по степени ориентации на образовательную или исследовательскую составляющую и пр.

А какие степени присуждаются после окончания профессиональной аспирантуры?

Они могут именоваться по-разному, например: «Doctor of», «Doctor in», «Doctorate of», «Doctorate in», «Professional Doctorate in». Эти названия могут содержать упоминание профессиональной области. Так, докторская степень по акушерству — Doctorate of Midwifery, докторская степень в области психологии здоровья — The Professional Doctorate in Health Psychology. Они могут иметь общепрофессиональную фокусировку без отраслевой дифференциации (например, Dprof или ProfD). С точки зрения наименований профессиональных степеней один из рекордсменов — Великобритания. Здесь исследователи насчитали более 300 различных названий.

Как обстоят дела с профессиональной аспирантурой в России?

С 2002 года такие программы открыли восемь организаций. Семь из них — государственные. Это НИУ ВШЭ, РАНХиГС (два лидера), НИТУ МИСиС, РГУ нефти и газа (НИУ) имени И.М. Губкина, РЭУ им. Г.В. Плеханова, Финансовый университет и Казанский (Приволжский) федеральный университет. Но ежегодный совокупный набор на профессиональные программы пока небольшой — всего 150–170 человек по всей России.

С точки зрения профилей подготовки пока лидирует бизнес-управление (программы DBA). Но есть также подготовка Doctor of Public Administration (РАНХиГС), Doctor of Education (НИТУ МИСиС), Doctor of Health Management (НИУ ВШЭ), Doctor of Sport Administration (НИУ ВШЭ), Doctor of Law (НИУ ВШЭ).

В нашей стране профессиональные степени нормативно признаны?

В качестве эквивалентов учёных степеней кандидата или доктора наук — пока нет. Дело в том, что программы профессиональной аспирантуры реализуются в системе дополнительного профессионального образования и завершаются выдачей соответствующего диплома. Это отчасти снижает их престижность и востребованность. Они не воспринимаются в обществе как полноценные.

Потенциал развития и нормативное закрепление системы профессиональных степеней наравне с традиционными учёными степенями уже обсуждались несколько раз. В 2013 году идею выделения и институционализации отдельной линейки профессиональных степеней, приравненных по статусу к степеням кандидата наук, озвучил председатель Высшей аттестационной комиссии Владимир Филиппов. В 2016 году аналогичная идея обсуждалась на заседании круглого стола Комитета Государственной Думы по образованию и науке. Но дальше дело не пошло.

В этом году снова шли дискуссии вокруг профессиональной аспирантуры. По распоряжению министра науки и высшего образования была создана специальная рабочая группа по разработке концепции введения в России системы профессиональных степеней.

Какие препятствия для развития профессиональной аспирантуры существуют в России?

Первый барьер, как уже говорилось, — отсутствие государственного признания профессиональных степеней наравне с традиционными. Второй барьер — отсутствие стандартов реализации профессиональных программ и оценки их результатов. Третий барьер — несоответствие большинства существующих программ требованиям международных аккредитационных агентств. Это мешает гармонизации российского и глобального рынков профессиональной аспирантуры.

Как преодолеть эти препятствия?

Прежде всего, необходима институционализация линейки профессиональных степеней. В этом случае нужно создавать отдельное нормативное поле, вносить изменения в Федеральные законы «О науке и государственной научно-технической политике», «Об образовании в Российской Федерации», а также в нормативные акты, регулирующие подготовку и аттестацию кадров высшей квалификации.

Более реалистичный на сегодня вариант — подготовка отдельных нормативных инноваций, упрощающих реализацию профессиональных аспирантских программ с присуждением традиционной учёной степени кандидата наук. Речь идёт об изменении требований к оформлению диссертационных работ, подготовленных по итогам таких программ. Прежде всего — об упрощении их «академической упаковки».

Какие конкретно нововведения должны быть осуществлены?

Действующие нормативные рамки допускают подготовку и защиту практико-ориентированных диссертаций. В Положении о присуждении учёных степеней определено, что «диссертация на соискание учёной степени кандидата наук должна быть научно-квалификационной работой, в которой содержится решение научной задачи… либо изложены новые научно обоснованные технические, технологические или иные решения и разработки, имеющие существенное значение для развития страны». Такая формулировка означает возможность присуждения степени кандидата наук по результатам защиты диссертации сугубо прикладного характера.

Вместе с тем, некоторый диссонанс вносит пункт 30 Положения о диссертационном совете, посвящённый оформлению диссертации. Так, во введении к диссертации, наряду с актуальностью темы, определением целей и задач, методов исследования и пр., диссертант должен сформулировать научную новизну и теоретическую значимость своей работы. Это зачастую и становится камнем преткновения для постановки актуальных, ориентированных на практику диссертационных тем.

То есть развитие профессиональной аспирантуры тормозят сложившиеся «правила игры»?

Несомненно. Например, сформировавшиеся в академической среде легитимные социальные образцы в сочетании с сильными бюрократическими практиками. Влияние подобных ограничений прослеживается на всех уровнях академической жизни — начиная от оформления диссертаций и заканчивая процедурами избрания на академические позиции. Под давлением академического бюрократизма сложившиеся «правила игры» принимают жёсткие «туннельные» формы. Это сдерживает перспективные инновации.

Аспирантура должна стать современнее?

Конечно. Нужно адаптировать институт аспирантуры к запросам современного рынка интеллектуального труда. Например, разработать профессиональные аспирантские программы, ориентированные на воспроизводство специалистов высшей квалификации для наукоёмких отраслей экономики. Так или иначе, анализ российского и зарубежного опыта говорит о востребованности профессиональных программ и степеней. Поэтому пора легитимизировать и активно развивать профессиональные образовательные траектории в российской аспирантуре.

IQ

 

Литература по теме:

Терентьев Е.А., Кузьминов Я.И., Фрумин И.Д. Наука без молодежи? Кризис аспирантуры и возможности его преодоления Вып. 6(55): Современная аналитика образования. М.: НИУ ВШЭ, 2021.

 

Авторы исследования:

Борис Бедный, доктор физико-математических наук, профессор, директор Института аспирантуры и докторантуры Национального исследовательского Нижегородского государственного университета (ННГУ) им. Н.И. Лобачевского;

Сауле Бекова, PhD, научный сотрудник Центра социологии высшего образования Института образования НИУ ВШЭ;

Николай Рыбаков, кандидат социологических наук, заместитель начальника отдела Института аспирантуры и докторантуры ННГУ им. Н.И. Лобачевского;

Евгений Терентьев, кандидат социологических наук, директор Института образования НИУ ВШЭ, Надежда Ходеева, аспирант ННГУ им. Н.И. Лобачевского

 

 
 
Автор текста: Соболевская Ольга Вадимовна, 19 января