• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Картотека: тандемные интервью

Зачем исследователям опрашивать информантов вдвоём

ISTOCK // Iconc by Freepik from flaticon.com

Два интервьюера на одного респондента — казалось бы, непозволительная роскошь, двойной расход сил и времени. Однако в работе социологов бывают ситуации, когда без напарника не обойтись — и при сборе, и при анализе данных. Избегая аналогий с тандемом «добрый и злой следователь», заметим, что «двойной» опрос может быть очень полезным для исследования. Для чего нужны тандемные интервью, IQ.HSE разобрался с помощью статьи социологов из НИУ ВШЭ Яны Багиной, Анастасии Говоровой и Светланы Нарьян.

Что такое тандемное интервью?

В узком смысле — беседа двух исследователей с одним информантом (информантами). Такие «дуэты» больше характерны для полевой работы в ходе качественных исследований. Напарники могут говорить с респондентом одновременно или поочередно — многое зависит от ситуации: дизайна исследования, стиля и методов работы каждого из исследователей, «сыгранности» команды и пр.

Однако в тандеме могут осуществляться не только интервью, но и их организация, рекрутинг информантов, наблюдение в месте иссле­дования. Анализ и интерпретация данных — также нередко парная работа. Так что тандем в социологии — довольно широкое понятие. Важно, чтобы в этом формате возникала синергия, полевая работа была более разнообразной и эффективной.

Когда в науке впервые заговорили о тандемных интервью?

Социологи писали об этом подходе ещё в конце 1950-х. Следующий всплеск интереса к тандемам наблюдался в 1970-х – 1980-х, причём исследователи писали даже о «множественных» интервьюерах (multiple interviewers). Правда, перекрёстные беседы с информантами нередко рассматривались не столько в контексте социальных исследований, сколько в качестве практики правоохранительных органов (investigative interview).

Получается, один интервьюер — «добрый полицейский», а другой — «злой»?

Не обязательно. В тандеме у интервьюеров действительно могут быть очень разные роли. Например, один активен, другой более пассивен. Первый задаёт вопросы, второй — делает записи, наблюдает за ходом интервью, что-то уточняет у информанта, следит за диктофоном и камерой. Напарники дополняют друг друга. Кстати, они могут и меняться ролями. Если беседа зашла в тупик, ситуацию нередко спасает второй интервьюер. Ну и, наконец, самое очевидное: между напарниками есть разделение труда (снижает нагрузку на каждого из исследователей) и разделение ответственности (содействует более эффективной работе).

Тандемные интервью позволяют собрать более полные данные?

Верно. Второй исследователь помогает заполнить пробелы в рассказе информанта, устранить недопонимания. Он может направить разговор в другое русло, помочь собеседнику раскрыться. Бывает, что информант негативно реагирует на одного из интервьюеров или не воспринимает его всерьёз. Но тут в разговор вступает второй исследователь — и коммуникация строится более успешно. Разница личных качеств, интересов, опыта и воспринимаемых характеристик напарников помогает установить контакт с информантом, получить более разнообразные данные и изучить их с разных точек зрения. Обсуждение совместных интервью позволяет находить разные трактовки ситуации и разрабатывать гипотезы. Наконец, коллеги оказывают друг другу эмоциональную поддержку.

Какая идиллия. Разве в тандеме всё всегда проходит так гладко?

Не всегда. Команда может быть не сыгранной. Или кто-то устаёт быть на вторых ролях и может пытаться перехватить инициативу, что не всегда на пользу беседе. Случается, что интервьюеры одновременно задают разные вопросы и тем самым сбивают собеседника с толку. В то же время, иногда такие наложения приближают интервью к обычному разговору, делают его более неформальным и комфортным для информанта.

Тут многое зависит от степени планирования тандемов. Высокая степень предполагает распределение ролей и разработку вербальных и невербальных сигналов между напарниками. Если они хорошо понимают друг друга, то могут работать вместе и в дальнейшем.

Кстати, для сенситивных и табуированных тем тандемы подходят не всегда. Бывает, что они позволяют говорить свободнее. Об­суждение втроём может делать эти темы более легитимными. Но иногда всё иначе: в беседе возникает напряжение — присутствие ещё одного человека смущает информанта.

Не слишком ли это дорого — работа в паре?

Действительно, при одинаковом коли­честве временны́х и финансовых ресурсов напарники могут охватить меньшую выборку, чем если бы они работали по одному. Но нужно учесть, что сами интервью при этом получаются значительно лучше, собранные данные — полнее. А их последующее совместное обсуждение делает интерпретацию более объективной. Так что двойные затраты не напрасны.

Проводились ли эмпирические исследования тандемов? И что они показали?

Да, например, социологами НИУ ВШЭ. Они провели 23 полуструктурированных интервью с социальными и гуманитарными исследователями из Москвы, Санкт­-Петербурга и Екатеринбурга (среди них 15 кандидатов наук, два доктора наук и пр.), практикующими работу в паре. Выяснилось, что тандемы — хороший исследовательский ресурс. В них больше комфорта и других условий для совместных обсуждений и анализа данных. Парная работа идёт эффективно. К тому же она позволяет обучать менее опытных исследователей.

В то же время, в тандемных интервью есть свои недостатки. Они уже упоминались: коммуникативные сбои, разногласия, препятствия для доверительного разговора с информантами и пр. Кстати, информантов в проекте также интервьюировали в тандеме, так что данные дополнили 32 дневника членов исследовательской группы.

Давайте сначала о плюсах тандемов — например, синергии?

Коллеги по тандему могут распределять между собой функции, а также блоки вопросов, исходя из своих исследовательских интересов и экспертности в теме. Так и нагрузка на каждого из напарников ниже, и его КПД выше. Напарники могут договариваться о характере включения в беседу для каждого из них. Кто-то может взять на себя функцию контроля — так, по словам одного из респондентов, надёжнее, «безопаснее и за собственное поведение, и за то, что что-то забыл <...>, не спросил».

Коллеги могут обмениваются опытом — например, в тандеме исследователя и неисследователя. «Они нас натаскивали <...> на разговор о том, что такое [тема исследования], — поясняет респондент. — <...> А мы их натаскивали <...>, как быть интервьюером».

Вместе легче справиться и с усталостью. «Один интервьюер выдохся и не может эти вопросы задавать, потому что на них уже начинает идти отказ <...>, — рассуждает респондент. — Второй подключался <...> с другой тональностью, другими примерами, и получалось вывести информанта на более открытый, продуктивный разговор».

Ещё важно чувство плеча. Не случайно один из респондентов оценил парную работу как снятие «личных фобий, беспокойств и неудобства».

А если информант попался сложный?

Тогда «дуэт» может быть особенно актуален. При тандемных интервью важна вариативность характеристик напарников. Воспринимаемые возраст, этничность, гендер, социо­экономический статус могут влиять на контакт с информантом. Например, с мужчиной ему общаться сложнее. Второй интервьюер — женщина — спасает ситуацию: «Она <...> перевела его на себя. <...> Я мог как-то выдохнуть, посмотреть на эту ситуацию со стороны».

У напарников разный бэкграунд, и это повышает шансы, что опыт кого­-то из них будет схож с опытом информанта. Значит, интервью пройдет успешнее. К тому же когда два интервьюера эмпатически слушают информанта, ему комфортнее. «Это такая хорошая поддержка, когда ты понимаешь, что твоя история <...> интересна многим», — комментирует респондент.

Наверно иногда работать в паре просто безопаснее?

Верно. Например, когда приходится общаться с мигрантами, наркозависимыми людьми, или когда интервьюеры не имеют опыта полевой работы (например, это студенты в учебной экспедиции). «Там старые дома с непонятными людьми, — поясняет информант. — И это тоже означало вопрос безопасности. Поэтому тандемная работа была важной частью нашего обучения». В этом случае исследователя-новичка поддерживает его опытный коллега.

Как происходит тандемный анализ данных?

Один из опрошенных подчеркнул: «Мы можем взглянуть [на материал] под разными точками зрения. <...> Это очень важно, потому что это контроль над субъективностью исследователя». У интер­вьюеров есть возможность зафиксировать разницу в воспринимаемой фактической информации, обсудить свои взгляды на методологию интервью и пр. Совместные рефлексия и интерпретация данных идут на пользу не только текущему исследованию, но и будущим проектам. «Слушай, вот тут мы накосячили, не так вопрос задавали, давай в следующий раз не будем так делать», — приводит пример респондент.

Что мешает хорошей работе в паре?

Различия в стилях мышления, ведения интервью, методологии могут мешать слаженной работе. Появление напарника порой требует изменения стратегий поведения. И даже при схожести взглядов коллеги в тандеме зачастую вынуждены ограничивать себя. «Я не обо всем могу спросить так, как я хочу <...>», — говорит участник исследования.

Конфликт целей интервьюеров, связанный с удовлетворением разных исследовательских интересов, может стать источником двух проблем. Первая: каждый из напарников тянет одеяло на себя. Вторая: один из исследователей теряет интерес к интервью. «Сидишь и думаешь: „Поскорее бы это закончилось“», — сетует респондент. Обе ситуации — во вред работе.

С чем ещё связана невовлеченность в тандем?

Она может возникать, например, из-за доминирования одного из интервьюеров. Или из-за того, что напарник меньше знаком с материалом. Это создаёт риски срыва интервью. Да и преимущества тандема нивелируются.

Помощник может более активно включиться в беседу. Однако зачастую ведущий интервьюер даже не пытается изменить ход событий, поскольку соблюдает «этику взаимодействия». Бывает неловко прервать коллегу и нарушить установленные договоренности. Приходится выбирать — сохранить отношения с напарником или «спасти» интервью.

Как ни странно, решение закрыть глаза на поведение коллеги может быть способом достичь обеих целей, потому что «спасение» интервью с точки зрения целей исследования может помешать общению с информантом. «Худшее, что может случиться, — это ваш информант поймёт, что вы раздражены на своего напарника, — рассуждает респондент. — Вы начнёте его перебивать, затыкать или закатывать глаза посреди его реплики».

А при обработке данных конфликты случаются?

Бывает. Они касаются, например, авторских прав. Может возникнуть «конфликт в продуктах» или разногласия относительно того, «кому первому пришла эта идея в голову». «Множественность исследователя», по словам респондента, порой приводит и к «множественности точек зрения по анализу и представлению результатов». В этом случае участники тандема могут отдельно работать над совместно собранными данными и по-разному «предъявлять» полученные результаты.

Как в тандеме работается над сенситивными темами?

В ситуациях, когда необходима «интимность», тандемы могут быть неэффективны. Доверие устанавливается, скорее, с одним интервьюером. С двумя уже сложнее. «Перекрестный допрос» ограничивает открытость информанта. Присутствие нескольких незнакомых людей, по словам респондентов, «может настораживать» информантов из уязвимых групп. Между тем, в таких исследованиях цена ошибки особенно высока: к таким собеседникам сложно вернуться.

Что насчёт «сложных» информантов?

Они могут противиться разговору с двумя исследователями, поскольку хотят «всячески анонимизировать интервью» и защитить себя. Для людей с травматичным опытом предпочтительнее классические интервью один на один. Они нередко воспринимают исследователя как психолога и склонны открываться в разговоре тет-а-тет. Это справедливо и в отношении людей с низким социально-экономическим и образовательным статусом. Они часто бывают неразговорчивы и не привыкли находиться «на публике».

С высокостатусными информантами тоже непросто?

То, что тандемные интервью в определенной степени «публичны», может делать их неэффективными и для исследования высокостатусных персон. Так, для экспертов, представителей бизнес-­элиты или звёзд публичность слишком привычна. Поэтому некоторые социологи предпочитают беседовать с такими информантами индивидуально — во избежание сходства исследовательского интервью с журналистским.

В общем, тандемные интервью имеют свои ограничения?

Они могут иметь как положительный, так и отрицательный эффект — в зависимости от ситуации. Различия в характеристиках интервьюеров, с одной стороны, позволяют получить более разнообразные данные и их трактовку, а с другой — приводить к конкуренции между коллегами и осложнять их общение с информантом. В то же время, интервью в паре помогает обоим исследователям одновременно получать полевую информацию и анализировать её, не дожидаясь тран­скриптов. Таким образом, в условиях ограниченного времени тандемная работа на всех этапах исследования может быть весьма полезной и результативной.

IQ


Авторы исследования:
Яна Багина, стажер-исследователь Научно-учебной лаборатории социальных исследований города факультета городского и регионального развития НИУ ВШЭ
Анастасия Говорова, стажер-исследователь Научно-учебной лаборатории социальных исследований города факультета городского и регионального развития НИУ ВШЭ
Светлана Нарьян, стажер-исследователь Департамента социологии факультета социальных наук НИУ ВШЭ
 
 
Автор текста: Соболевская Ольга Вадимовна, 24 января