• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

После 65 лет люди менее склонны к апатии и депрессии

Учёные из НИУ ВШЭ выяснили, с чем связано психологическое неблагополучие в старшем возрасте

ISTOCK

Ситуация: Принято считать, что чем старше человек, тем он хуже себя чувствует, в том числе с точки зрения психологического благополучия.

На деле: В возрасте от 50 до 65 лет уровень депрессии и апатии выше, чем после 65 лет. При этом апатия в предпенсионном возрасте зависит от уровня субъективной витальности — чувства наполненности жизненной силой и энергией.

Теперь подробнее

Исследователи из департамента психологии НИУ ВШЭ Алёна Золотарева, Полина Аверина и Анастасия Тимошина изучили особенности психологического благополучия людей двух возрастных групп — в позднем среднем (от 50 до 65 лет) и старшем возрасте (от 65 лет) — в особенности характер взаимосвязи апатии с такими показателями психологического благополучия, как уровень депрессии и субъективной витальности. При этом на эмпирическом уровне взаимосвязь апатии и субъективной витальности среди лиц пенсионного и предпенсионного возраста изучена впервые.

Субъективная витальность — переживание позитивного чувства наполненности жизнью и энергией. Соотносится с восприятием человеком самого себя как «источника» деятельности.

В исследовании приняли участие 188 респондентов. Результаты показали, что после 65 лет люди менее склонны к апатии и депрессии. Также до этого возраста депрессия является значимым предиктором апатии, и, наоборот, чем выше субъективная витальность человека в предпенсионный период жизни, тем ниже уровень его апатии.

У людей старшей возрастной группы подобных взаимосвязей не обнаружилось, что, по мнению учёных, может быть связано в том числе с такими характеристиками пожилых людей, как, например, жизненная мудрость, а также особенностями функционирования головного мозга в старшем возрасте.

 
 

Исследование выполнено за счёт гранта Президента РФ для государственной поддержки молодых российских учёных — кандидатов наук. Результаты опубликованы в «Национальном психологическом журнале» .

О чём речь?

В современных психологических исследованиях старший возраст рассматривается с разных точек зрения. Традиционно предметом интереса учёных были естественные ограничения. Они связаны с сокращением физических и психологических возможностей во второй половине жизни. Пожилые люди теряют работу, потому что уходят на пенсию, перестают быть детьми из-за смерти родителей, перестают быть родителями, потому что дети строят свои семьи, теряют прежнюю физическую и сексуальную активность, а также сталкиваются с осознанием близости и неизбежности смерти.

Психологические особенности старения вместе с тем рассматриваются и в ракурсе некоторых позитивных ресурсов и траекторий личностного развития, доступных только для пожилого возраста. Так, например, в научной литературе описано понятие эффективного старения, для которого характерно сохранение активной жизненной позиции, включённость в повседневную общественную деятельность, ориентация на внутренние представления и стремление к реализации личных интересов и потребностей.

В ходе теоретического анализа, авторы новой работы пришли к выводу, что среди субъективных факторов благополучного старения российские исследователи выделяют:

 Успешное социальное взаимодействие;

 Эффективное совладание с психотравмирующими жизненными событиями;

 Гибкую субъективную возрастную идентичность, предполагающую позитивное самовосприятие возраста с точки зрения психологического, психического и физического здоровья и способность оценивать себя моложе своего фактического возраста.

В результате старение может развиваться по позитивному и негативному сценарию. Ключевым фактором определения этого сценария, по мнению учёных и психологов, является отношение к смерти. Так российский психолог Елена Сапогова отмечает, что при негативном сценарии пожилой человек переживает страх смерти и пытается избавиться от мыслей о ней, а при позитивном — признаёт факт усталости от жизни и переживает чувство завершённости.

«Психологическое благополучие в пожилом возрасте во многом зависит от эмоциональных переживаний, которые могут либо наполнять пожилого человека ресурсами, либо опустошать его и приводить к состоянию апатии», — комментируют авторы.

Исследования показывают, что апатия оказывается одним из наиболее распространённых симптомов в пожилом возрасте. Она проявляется в снижении или полной утрате мотивации и, согласно научным данным, наблюдается у 6-49% пожилых условно здоровых респондентов, а также у 14-60% пожилых людей с болезнью Паркинсона и болезнью Альцгеймера.

Апатия — психическое состояние, характеризующееся полным отсутствием эмоций, влечений, желаний; своего рода «эмоционально-мотивационный паралич». Нередко апатию в старшем возрасте сопровождают такие дисфункциональные симптомы и состояния, как депрессия, ангедония, чувство безнадёжности, социальная замкнутость и эмоциональная отстраненность.

Ранее психологами активно изучались лишь негативные, но не позитивные психологические характеристики, предсказывающие апатию в пожилом возрасте, отмечают исследователи из НИУ ВШЭ. Целью их работы стало изучение психологических предикторов апатии в средней и поздней взрослости. При этом в качестве таких предикторов помимо депрессии и субъективной витальности, также впервые изучены субъективные переживания счастья и удовлетворённости жизнью.

Как изучали?

В исследовании приняли участие 188 респондентов в возрасте от 50 до 83 лет — 52 мужчины и 136 женщин. Ссылка на анкету распространялась через объявления в социальных сетях, а также в поликлиниках Москвы.

Испытуемые заполняли анкету с социально-демографическими вопросами, а также ряд методик, позволяющих измерить уровень апатии, депрессии, субъективной витальности, субъективного счастья, удовлетворённости жизнью. Опросники включали в том числе методики, специально предназначенные для исследований в области геронтопсихологии. Полученные результаты обрабатывались с помощью методов статистического анализа данных.

Что получили?

Выяснилось, что уровни депрессии, апатии, а также субъективной витальности и удовлетворённостью жизнью в целом выше у людей в возрасте от 50 до 65 лет. После 65 лет показатели апатии и депрессии ниже, при этом уровень субъективного переживания счастья выше.

«В целом понижение как негативных, так и позитивных психологических характеристик с возрастом может быть объяснено так называемым "эмоциональным парадоксом стареющего мозга"», — отмечают авторы. Они поясняют, что этот феномен, подтверждённый в исследовании с применением МРТ, заключается в том, что пожилые люди менее эмоционально реагируют на негативные ситуации, более успешно игнорируют эмоциональные стимулы и запоминают больше позитивной, нежели негативной информации по сравнению с людьми более молодого возраста.

Уровень субъективного переживания счастья, тем не менее, оказался выше у людей после 65 лет. И это также не противоречит ранее проведённым исследованиям. Известно, что взаимосвязь между возрастом и субъективным переживанием счастья имеет U-образную форму. Это подтверждает недавняя работа американского экономиста Дэвида Бланчфлауэра на данных 500 тыс. респондентов из 145 стран мира. Его результаты показывают, что наиболее низкий уровень субъективного счастья обнаруживается в возрасте ближе к 50 годам, а точнее — в 48 лет, далее этот показатель постепенно повышается. Результаты верны для респондентов как из развитых, так и развивающихся стран.

 

Что касается взаимосвязей, то авторы в ходе своей работы подтвердили, что депрессия выступает позитивным универсальным предиктором апатии в средней и поздней взрослости. И это подтверждают многочисленные исследования. Так, например, из зарубежной практике известно, что у 74,5% пожилых людей апатия является типичным симптомом депрессии.

Также обнаружилось, что субъективная витальность является негативным специфическим предиктором апатии в возрасте в возрасте до 65 лет. Иными словами, чем выше уровень субъективной витальности, тем ниже апатия.

Теоретически подобная закономерность в зрелом возрасте вполне обоснована, отмечают авторы. Характеристики субъективной витальности прямо противоположны феноменологическим описаниям апатии, включающими в себя эмоциональную бесчувственность и неспособность реагировать на позитивные и негативные жизненные обстоятельства.

Эмпирически, тем не менее, эта связь в контексте психологии взрослости до сих пор не была изучена. Поэтому проведенное исследование может быть первой работой, доказывающей, что высокие показатели витальности статистически значимо предсказывают низкие показатели апатии в средней взрослости, комментируют авторы.

Зачем это нужно?

Результаты исследования могут использоваться в практике российской геронтопсихологии при работе с людьми, имеющие депрессивные симптомы и низкий уровень субъективной витальности, считают авторы. «Знание психологических предикторов апатии в зрелом и пожилом возрасте является основой для терапевтических вмешательств, направленных на развитие психологического благополучия как основной характеристики эффективного старения», — комментируют психологи. Однако необходимы дальнейшие исследования, чтобы получить дополнительный набор данных и подтвердить полученные взаимосвязи.
IQ
 

Авторы исследования:
Алена Золотарева, старший преподаватель департамента психологии, старший научный сотрудник Международной лаборатории позитивной психологии личности и мотивации НИУ ВШЭ
Полина Аверина, приглашенный преподаватель департамента психологии, стажер-исследователь Международной лаборатории позитивной психологии личности и мотивации НИУ ВШЭ
Анастасия Тимошина, студентка 4-го курса департамента психологии НИУ ВШЭ
Автор текста: Селина Марина Владимировна, 25 февраля