• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Картотека: выбрасывание и «спасение» еды

Как в России избавляются от лишних и просроченных продуктов питания

ISTOCK / undefined Freepik from flaticon.com

Обойтись в быту без пищевых отходов мало кому удаётся. Большинство из нас периодически решает, что делать с ненужными или небезопасными для употребления продуктами. Их можно выбросить, а можно — «спасти». Выбор россиян изучила* профессор НИУ ВШЭ Марина Шабанова. Массовый опрос населения впервые помог посмотреть на общую ситуацию в стране. Некоторые факты и выводы исследования IQ.HSE разложил «по карточкам».

Насколько масштабна проблема пищевых отходов?

В мусор уходит около трети всех произведенных продуктов в мире. Сокращение этого объёма на 20–50% оставляло бы в глобальной экономике $120–300 млрд в год. В России ежегодно накапливается 17 млн тонн пищевых отходов на 1,6 трлн рублей. Спасти их значило бы «прокормить 30 млн чел. и избавиться от 2,4 млн тонн метана и других газов, образующихся на свалках».

Значительная часть выброшенного — дело рук потребителей. Что приводит нас к такому обращению с продуктами?

Факторы разные: от усталости и активного образа жизни, меняющего планы в отношении мест приёма пищи, до неумения продумывать покупки и домашнее питание, хранить и готовить еду, влияния рекламы, провоцирующей запасы впрок.

Сильнее моральных принципов (выбрасывать — это плохо) могут быть повседневные ситуации и установки человека: не заставлять своих детей доедать, когда те не хотят; желание получать удовольствие от еды; приверженность к сбалансированному и свежему питанию; экономия на продуктах (главное их цена, а не качество). Немалое значение имеют особенности страны: обычаи гостеприимства, обязанность быть щедрым кормильцем семьи и т.п.

В отечественной традиции рачительный подход к продуктам питания?

Да. Сказывается опыт трудных времён (война, голод, советский дефицит). Считается, что выкидывать, особенно хлеб, грешно. Однако социальная память о пережитом ослабевает, и вместе с ней — «социокультурные скрепы в отношении бережного обращения с едой».

То есть избавляющихся от еды становится больше?

Соцопросы говорят, что нет. В 2008 году, по данным ВЦИОМ, некачественные или лишние продукты не выбрасывали 36% потребителей. В 2020 году, как показало исследование НИУ ВШЭ, уже 52%.

Чем объяснить такую динамику?

Многолетним снижением реальных доходов населения, постепенным ростом экологической ответственности, изменением практик питания в условиях пандемии: сократилась доля импульсивных покупок, чаще стали готовить дома, «в том числе из ингредиентов-остатков или продуктов с приближающимся сроком годности».

Что с теми, кто практикует еду на выброс? Как часто и какую?

Таких в России 48%. Исследование впервые оценило их по двум группам: те, кто отправляет в мусор продукты с истекшим сроком годности, и кто делает то же самое с «хорошими», то есть качественными, но лишними. Первая группа перевесила: 46% выбрасывают «плохую» еду, 14% — «хорошую», при этом только «плохую» – 34%, а только «хорошую» — 2– 3%. Каждый пятый обычно избавляется от продуктов не менее одного раза в неделю или почти ежедневно, 17% — два–три раза в месяц.

Какое к этому отношение в обществе?

В целом отрицательное — как к растрате семейного бюджета (85%) и нанесению ущерба окружающей среде (76%). Абсолютное большинство (92%) считает, что бережное отношение к продуктам питания им привито с детства родителями, бабушками/дедушками. Однако каждый третий по поводу выбрасывания продуктов не переживает — всегда можно купить новые.

А если вместо выкидывания «спасать»?

Первый и самый распространенный путь (его выбирают 49% россиян) — кормить домашних и бездомных животных или компостировать отходы, то есть получать из них удобрения для почвы.

Второй (30%) — продлевать срок годности (замораживать и хранить «до лучших времён»), дополнительно обрабатывать продукты с истекшим сроком и применять их в кулинарии.

Третий (33%) — социальные каналы. Передача «хорошей» еды другим людям, лично или офлайн — через интернет-платформы, в том числе с помощью P2P-фудшеринга.

Какая часть жителей России в целом включена в подобные практики?

Почти три четверти (72%). Такое широкое участие говорит о «более сложной природе выкидывания продуктов, чем та, которая приписывается действиям расточительных и безответственных потребителей “выбрасывающего общества” (throwaway society)». Вместе с тем все способы использует лишь 8%, в основном (39%) предпочитают что-то одно.

«Спасатели» перестают быть «выбрасывателями»?

Вероятность повышается в зависимости от выбранного способа «спасения». Лучшие показатели у тех, кто ограничивается кормлением животных: 71% из них не выбрасывают продукты. Худшие — среди приверженцев сугубо социального взаимодействия: 16%.

Про социальное неожиданно. Делиться с себе подобными сложно?

Речь в основном о просроченной еде. Исследование выявило, что у «спасающих» её через передачу другим людям на выброс реже идут «хорошие» продукты и чаще — «плохие».

В социальных каналах достаточно барьеров: несовпадение вкусов, недоверие к качеству и проч. В итоге продукты залёживаются, становятся «плохими» и оказываются в мусоре. Также не исключен эффект пандемии. Опрос проходил в 2020 году, когда ограничение контактов и опасность заразиться вирусом ослабили как фудшеринговые, так и традиционные социальные связи.

Насколько в России распространён онлайн-поиск нуждающихся в продуктах?

По сравнению с другими практиками, мало. Однако роль Р2Р-фудшеринга уже заметна: включение в него снижает вероятность попасть в группу выбрасывающих «хорошие» продукты почти на 11 п.п., «что больше эффекта всех других социальных каналов, вместе взятых».

Ответственное потребление — это требования не только к человеку. Чего мы ждём от внешней среды?

От 15 до 25% россиян считают нужным развитие интернет-приложений для обмена продуктами хорошего качества, установку специальных стоек (в местах соцобслуживания, в храмах, в подъездах домов), появления в каждом микрорайоне соответствующих пунктов приёма. Запросы к торговым сетям и общепиту — реализовывать продукцию в более мелких упаковках, передавать остающееся к концу дня (салаты, выпечку и др.) непосредственно нуждающимся или в благотворительные фонды.

Существуют ли какие-либо технологические решения против выбрасывания еды?

Оптимизация конструкций холодильников. Поддержка нужных температур может в два-три раза продлить срок годности продуктов.

Интеллектуальные холодильники. Функция оповещения о содержимом уменьшает пищевые отходы на 25–30%.

Изменение типа и размера тарелок при подаче по системе «шведский стол». Сокращение отходов на 19–57%

Оптимизация упаковки. Проблемы с ней — это 20–25% всех пищевых отходов домохозяйств.

Хватает ли нам элементарного — информации?

Не очень. Необходимость в ней отмечают 40% населения. Они ждут просвещения на темы планирования покупок, умения читать маркировку, правильного хранения еды, обращения с её остатками, с упаковкой, бережного отношения к продуктам, вреде бытовых отходов для окружающей среды.

Но вред отходов и без того осознан: проблемы с мусором тревожат до 76% россиян, более трети занимаются раздельным сбором.

Как выяснилось, на выбрасывании продуктов это не сказывается. Значимой связи с мусорным вопросом здесь нет: озабоченность экологией и даже участие в раздельном сборе не гарантируют, что потребитель активнее сокращает пищевые отходы. Вероятно, потому, что в массовом сознании еда далеко не то же самое, что, к примеру, долго разлагающийся пластик.

IQ

* Работа Марины Шабановой «Выбрасывание продуктов и практики по “спасению еды” в России (микроуровень анализа)» проведена в рамках Программы фундаментальных исследований НИУ ВШЭ. Базируется на репрезентативном опросе 2 тыс. граждан РФ в ноябре 2020 года. Результаты опубликованы в электронном журнале «Экономическая социология».


Автор исследования:
Марина Шабанова, профессор департамента прикладной экономики факультета экономических наук, ведущий научный сотрудник Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ
Автор текста: Салтанова Светлана Васильевна, 4 марта