• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Студенты вузов всё чаще готовы трудиться по специальности

Этому способствует опыт работы по профилю обучения. Совмещают учёбу и труд 84% магистрантов. А уровень вуза положительно сказывается на зарплате

ISTOCK

Сначала коротко

Ситуация: В России, по оценкам экспертов Росстата, треть и более выпускников университетов трудоустраиваются не по специальности.

На деле: Однако в ближайшее время ожидается гораздо меньший разрыв между профилем подготовки и занятостью образованной молодёжи. Сегодня лишь 15% учащихся бакалавриата и 11% магистрантов не готовы по окончании вуза трудиться по специальности. Половина опрошенных точно планируют остаться в профессии, и ещё свыше трети — допускают эту возможность. Среди факторов, повышающих приверженность профессии, — опыт работы по профилю в годы учёбы.

Теперь подробнее

Специалисты по рынку труда из НИУ ВШЭ Ксения Рожкова и Павел Травкин, опубликовали в информационном бюллетене «Мониторинг экономики образования» НИУ ВШЭ результаты своего исследования карьерных планов студентов российских вузов. Оказалось, что сочетание учёбы в университете с работой по специальности положительно связано с желанием следовать выбранной профессии и в будущем. При этом такого рода совмещение не мешает высокой успеваемости трудящихся студентов.

В цифрах приверженность профессии выглядит так: 48% опрошенных учащихся бакалавриата и специалитета и 53% студентов магистратуры точно собираются работать по профилю. Допускают эту опцию 36% будущих бакалавров и специалистов и 35% будущих магистров. В совокупности карьера может быть связана с полученной специальностью у более чем у 80% студентов всех уровней высшего образования.

О чём речь?

Высшее образование высоко ценится на российском рынке труда, причём «премия» за диплом (более достойная зарплата, чем у людей со средним образованием) велика и для бакалавров со специалистами, и особенно для магистров. Показано, что магистратура повышает шансы на трудоустройство и увеличивает зарплату. Однако на фоне массовизации высшего образования и обилия дипломированных специалистов фокус внимания работодателей сместился на другие показатели: опыт работы, репутацию вуза, где учился соискатель («бренд» вуза — сигнал о качестве подготовки и мотивированности кандидата), его успеваемость и, несомненно, полученные компетенции — насколько они соответствуют необходимым.

Сейчас нередко звучит вопрос — полезны и достаточны ли компетенции, полученные в вузе, для профессиональной деятельности? Мало какие университеты поспевают за быстрыми изменениями в экономике, смене востребованных профессий. Как итог — чуть меньше трети (31%) выпускников вузов, по данным Росстата за 2020 год, не работают по специальности. Министерство труда и социальной защиты РФ объясняет это недостаточной конкурентоспособностью молодых кадров, которые проигрывают в практических навыках более опытным соискателям. Среди других причин расхождений карьеры и диплома (эффекта «job-education mismatch») — несоответствие подготовки молодёжи требованиям работодателей.

Впрочем, и часть выпускников недовольна карьерными перспективами и уровнем зарплат в профильной сфере. Наконец, не исключены и ошибки с выбором вуза и необходимость поисков себя в другой сфере.

 

Заранее определиться с карьерой студентам нередко помогает совмещение учебы с работой. Тут есть серьезный минус: занятиям в этом случае уделяется меньше внимания. Но есть и существенные плюсы — студент лучше ориентируется на рынке труда, осознаёт, чем хочет заниматься в будущем, и накапливает опыт, столь высоко ценимый работодателями.

Многие университеты стараются в этом вопросе идти навстречу студентам — уменьшить «пропасть» между подготовкой молодых кадров и требованиями работодателей. Чтобы не отрывать ребят от занятий, вузы внедряют индивидуальные траектории обучения и проектную работу студентов. Подобная практикоориентированность способствует развитию общих компетенций и успешной карьере молодежи. 

Как студенты строят свои первые карьерные планы, с учётом каких моментов — своих интересов, способностей, уровня образования, профиля подготовки — выяснили Ксения Рожкова и Павел Травкин. Они всесторонне проанализировали эти планы и трудовой опыт учащихся, а также оценили представления студентов о рынке труда.

Как изучали?

Исследователи опросили 18 тысяч студентов по всем федеральным округам, обучавшихся очно в 2019/2020 учебном году. Будущих бакалавров и специалистов объединили в одну группу (это первая ступень высшего образования в России), магистранты составили вторую группу.

Сначала исследователи выявили общую картину занятости студентов. Прежде всего респондентов спрашивали, как они находят работу. Самые популярные ответы — обращение к знакомым (этим воспользовались 30% среди бакалавров и специалистов и 33% среди магистрантов), размещение резюме на порталах вакансий (27% и 40% соответственно) и обращение к работодателю (23% и 33%). Наиболее популярные методы поиска работы считаются и наиболее эффективными, хотя есть разрывы между долями студентов, применивших эти тактики, и тех, кому они помогли.

Опрос показал, что во время учёбы трудятся более половины студентов бакалавриата и специалитета (55%) и рекордные 84% магистрантов.

Мужчины совмещают два вида деятельности чуть чаще, чем женщины, и тратят больше времени на работу, особенно если учатся в магистратуре: рабочая неделя в среднем длится 34 часа у мужчин в бакалавриате и специалитете и 37 часов — в магистратуре; у женщин соответственно — 31 час и 33 часа.

Студенты бакалавриата и специалитета начинают работать уже на первом (27%) и на втором курсах (25%). Ещё 29% начали работать до поступления в вуз.

Большинство магистрантов впервые трудоустраиваются ещё до магистратуры (14% начали работать до поступления в университет, ещё 41% — в процессе обучения на предыдущей ступени образования). Однако среди учащихся магистратуры доля тех, кто трудоустроился на первых двух курсах бакалавриата или специалитета, вдвое ниже, чем среди бакалавров и специалистов, обучавшихся на момент опроса, — всего 22% против 52%. 

Эта разница говорит о самоотборе в магистратуру студентов, более ориентированных на учёбу. Подработка уже на младших курсах, когда закладываются фундаментальные знания, отнимает время от занятий, поэтому те, кто работает на первых двух курсах, изначально могут не хотеть продолжать академический трек.

Что получили?

Выяснилось, что сочетание двух видов деятельности полезно студенту для дальнейшей карьеры тогда, когда имеющийся опыт отвечает новой должности и связан со специальностью. Но, хотя свыше половины студентов бакалавриата и специалитета трудились во время учёбы, только у 38% работа соответствовала профилю обучения. Среди магистрантов показатель выше — две трети, 67%.

В бакалавриате наивысшие показатели совмещения занятий и работы демонстрируют студенты, изучающие искусство и культуру (63%). Из них же 57% имеют опыт работы по специальности, и это самый солидный показатель в разрезе профилей подготовки.

На втором месте среди совместителей идут инженерные и технические науки (60%). Однако у инженеров лишь у 35% студентов подработка отвечала специальности. Меньшее значение только у обучающихся в сфере общественных наук — 32%.

 

Для магистрантов расклад такой: здесь уже чаще других трудовой опыт во время учёбы имеют студенты инженерных направлений (86%) и наук об обществе (87%). Зато по совпадению работы и специальности лидируют будущие учителя (73%). Самый низкий показатель сочетания занятий и работы отмечен среди бакалавров в медицине (46%) — особая интенсивность обучения не оставляет времени на дополнительную занятость.

Главный мотив совмещения учёбы и работы — финансовые трудности (так ответили 61% бакалавров и 44% магистров). Второй мотив — получение опыта работы — вдвое важнее для магистрантов (43% против 20% бакалавров). 

Собственно, значимостью этого фактора как раз и может объясняться более высокий показатель работы по специальности у магистрантов. Но есть и другая важная причина: учащиеся этой группы уже имеют диплом о высшем образовании, а значит, их трудоустройство по профилю определяется не только собственным желанием, но и готовностью работодателей брать таких сотрудников в качестве полноценных специалистов.

 

Во многом по этой же причине магистранты, сочетающие учебу и труд, отличаются от бакалавров и специалистов в плане продолжительности и характера выполняемой работы. Если у бакалавров трудовая деятельность во время учебы обычно временная (29% за последний год имели нерегулярные приработки, ещё 25% работали по договору), то у магистрантов преобладает постоянная работа (у 63% за последний год). 

Магистранты в основном заняты аналитикой, преподаванием или творческой работой (54%), а вот бакалавры чаще трудятся в сфере услуг (37%), на рабочих специальностях (15% против 7% у магистрантов), на низкоквалифицированных офисных позициях (22% против 19%). На управленческих позициях лидируют магистранты — 16% против 12% бакалавров.

Диплом о высшем образовании обеспечивает магистрантам более квалифицированные рабочие места. Для будущих бакалавров и специалистов круг трудовых возможностей ýже, из-за чего они вынуждены выполнять менее квалифицированную и редко связанную со специальностью работу. Это может отрицательно влиять на профессиональное развитие.

Анализ зарплат у респондентов, совмещающих учебу и труд, показал, что у магистрантов она в среднем на 49% выше, чем у бакалавров и специалистов. Средний размер зарплаты магистранта — 30,4 тыс. рублей. Это ниже среднемесячного уровня по России за 2020 год (по данным Росстата, он составлял 51,1 тыс. рублей), поскольку речь идёт о неполной занятости.

Также выяснилось, что студенты всех уровней, работающие по профилю, в среднем получают немного больше трудоустроенных не по специальности. У бакалавров эта разница заметнее — аж 19%. У магистрантов — всего 4%. Причина может заключаться в характере работы. Магистры, даже трудясь не по специальности, чаще занимают квалифицированные и лучше оплачиваемые рабочие места.

Лидерами по размерам оплаты труда ожидаемо стали москвичи. Столичные бакалавры получают 23,8 тыс. рублей, магистранты — 39,6 тыс. рублей, что на 17% и 30% выше среднего уровня по стране. 

В разрезе специальностей самую высокую зарплату имеют студенты бакалавриата в области сельского хозяйства (22,5 тыс. рублей) и инженерных наук (22,3 тыс. рублей). Среди магистрантов больше всего зарабатывают те, кто изучает искусство (30,6 тыс. рублей), а также математику и естественные науки (33,8 тыс. рублей). Кстати, на этих направлениях, как и в сфере образования, самый большой разрыв между зарплатами у бакалавров и магистров (67% в математике и естественных науках, 56% — в искусстве, 65% — в педагогике).

Любопытно, что мужчины уже на старте карьеры, совмещая учебу с занятостью, зарабатывают больше женщин. Гендерный разрыв зарплат составляет 34% у бакалавров и 32% — у магистров.

Ещё один интересный сюжет — паттерны сочетания учёбы с работой у учащихся разных категорий вузов: ведущих (национальных исследовательских и федеральных университетов, вузов-участников Проекта «5-100»), опорных и остальных. С одной стороны, программы ведущих вузов рассчитаны на большую учебную нагрузку, которая оставляет мало времени на параллельную занятость. С другой стороны, в ведущие вузы идут самые мотивированные абитуриенты, которые понимают, чем хотят заниматься в будущем, и выходят на рынок труда во время учёбы для наработки опыта. 

Однако данные исследования не показали связи статуса вуза с распространенностью совмещения учёбы и работы. Среди студентов бакалавриата доля сочетающих занятия и труд составляет 54% независимо от категории вуза. Пропорции магистрантов почти идентичны в ведущих и опорных вузах (87% и 86%), а в остальных — 81%. При этом процент студентов, трудящихся по профилю, выше в вузах без особого статуса (38%).

А вот зарплаты трудоустроенных студентов сильно связаны с категорией учебных заведений. В НИУ в бакалавриате и специалитете они в среднем на 31% выше, чем в опорных вузах, и на 12% — чем в остальных. В магистратуре самые высокие заработки у студентов НИУ и участников «5-100». Наименьший показатель зарплат — у работающих студентов из опорных вузов, что может быть связано с их региональной спецификой. Опорные университеты готовят кадры для регионов, но состояние местных экономик не позволяет платить им хорошо.

 

В ведущих вузах бакалавры чаще, чем в других, занимаются аналитикой, преподаванием или творческой работой (31% против 23–24% учащихся университетов других категорий). Магистранты ведущих университетов тоже предпочитают аналитику (62% против 46–49% студентов других вузов) и управленческую работу (20% и 11–15%). Вероятно, студентам ведущих вузов более квалифицированная работа достаётся и в силу качества образования, и в силу репутации их вузов.

Исследователи также изучили успеваемость работающих студентов. Оказалось, что совмещение учебы и занятости не мешает студентам обеих групп хорошо учиться. Среди отличников в бакалавриате и специалитете доля сочетающих учёбу и работу составляет 59%. У магистрантов-отличников аналогичная доля — 81%. «Наличие отличных оценок в университете положительно связано с работой по специальности, — подчёркивают исследователи. — Среди работающих отличников в бакалавриате и специалитете 47% трудоустроены в соответствии с получаемым образованием, а среди магистрантов — 69%. Это больше, чем для любых других категорий успеваемости». 

В исследовании обнаружены различия в зарплатах студентов с разной успеваемостью. Как ни странно, по мере продвижения от групп с низкими оценками к группам с высокими оценками среднемесячная зарплата падает. Так, бакалавры со слабой подготовкой получали во время учёбы на 38% больше студентов-отличников. Наблюдаемая разница может объясняться объёмом времени, уделяемого разными категориями студентов учебе и работе.

В целом магистранты успешно вписываются в рынок труда в годы учебы: они осознанно следуют специальности, занимают квалифицированные места и при трудоустройстве исходят не только из финансовых соображений, но и из стремления получить подходящий опыт. 

Студенты обоих уровней, которые в какой-то момент обучения трудились по профилю, более склонны оставаться в профессии в дальнейшем. «Уверенно обозначивших такое намерение из имевших релевантный опыт — 60% среди бакалавров и специалистов», — подчёркивают учёные. Среди магистрантов эта доля ещё выше — 68% студентов с опытом работы по специальности, скорее всего, и дальше будут строить карьеру в профильной области. Наличие иного опыта, напротив, сокращает желание следовать специальности.

На планы студентов работать по профилю влияет и направление обучения. Среди магистрантов чаще других планируют трудиться по профилю студенты, изучающие математику и естественные науки (62%). А у бакалавров наиболее привержены выбранной профессии будущие медики: 75% планируют скорее всего работать по специальности. За медиками следуют будущие искусствоведы и культурологи — половина из них намерена трудиться по профилю. 

 

Наименьшая доля планирующих работать по специальности — у гуманитариев (40%), близкая ситуация у аграриев (42%). Степень верности выбранной специальности вполне объяснима. Медицина предполагает обучение ряду узких навыков, не актуальных для другой работы, что чётко направляет студентов-медиков по выбранной стезе. Гуманитарии, наоборот, меньше других «привязаны» к конкретным рабочим местам, и спрос на их компетенции, в экономике не так велик, что порождает сомнения относительно перспектив работы по специальности. На аграриев спрос, наоборот, высок, но возможно сам характер работы не прельщает нынешних студентов.

Респондентов также просили назвать важные для работы компетенции, которых им, по собственной оценке, не хватает. Лидирует знание иностранных языков — этот дефицит отметили 30% опрошенных, а также профессиональные навыки: их нехватку отметили 29% бакалавров и 22% магистрантов. То, что на дефицит профессиональных навыков чаще обращают внимание студенты бакалавриата и специалитета, означает, что магистратура, вопреки расхожему мифу, — не «сокращенный» бакалавриат и не второе высшее. Это иная образовательная ступень, нацеленная на углубление уже сложившихся навыков.

Для чего это нужно?

Исследование подтверждает особую актуальность магистратуры. Учащиеся магистерских программ демонстрируют более продуманные и сбалансированные карьерные траектории — как в отношении совмещения учёбы и работы, так и дальнейших планов. Они чаще бакалавров готовы трудиться по специальности и занимают более квалифицированные рабочие места. 

Ещё один возможный вывод: студентам нужно давать возможность попрактиковаться в профессии в годы учёбы. Это поможет им лучше понять характер будущей специальности, оценить правильность своего выбора и с высокой вероятностью — удержаться в профессии.
IQ
 

Авторы исследования:
Павел Травкин, старший научный сотрудник Научно-учебной лаборатории исследований рынка труда НИУ ВШЭ, заместитель проректора Высшей школы экономики
Автор текста: Соболевская Ольга Вадимовна, 31 марта